Одним из самых жестоких распоряжений советского правительства считается указ Президиума Верховного совета СССР от 26 июня 1940 года, согласно которому предусматривалась уголовная ответственность за прогулы или опоздания на работу. Также запрещались увольнения по собственному желанию и самостоятельный, без санкции руководства, переход с одного предприятия на другое. Указ действовал до 1956 года, и за подобные нарушения, по сведениям исследователей, было осуждено не менее 11 миллионов граждан.

Борьба в СССР с прогульщиками

Как в СССР боролись с прогулами и опозданиями на работу?

«Закручивание гаек»

В начале 1930-х годов большевики столкнулись с неприятным для себя фактом. В связи с проведением коллективизации приток рабочей силы из деревень в города прекратился. Предприятия испытывали острый недостаток в кадрах.
Кроме того, после революции в целях «освобождения пролетариата» рабочий день был сокращён до семи часов, а количество выходных увеличилось. То есть недостаток трудовых ресурсов усугублялся сокращенным количеством рабочего времени.
Неудивительно, что с начала 1930-х годов государство начало проводить политику «закручивания гаек» в отношении труда рабочих и служащих. Так, в ноябре 1932 года вышло совместное постановление ЦИК и Совнаркома о том, что в случае прогула без уважительной причины работник может быть уволен с лишением права использования выданных ему продовольственных и промтоварных карточек, а также с выселением из квартиры, если она предоставлена предприятием.
Однако потребность в рабочей силе была настолько высокой, что угроза увольнения не слишком пугала рядовых граждан: всегда имелась возможность перейти на другое предприятие, где также давали и карточки, и квартиры. Поэтому в декабре 1938 года Совнарком СССР принял постановление «О введении трудовых книжек» — благодаря такой мере появилась возможность отслеживать карьеру работников.
Указ Президиума Верховного совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» стал логичным завершением данных мер в отношении трудящихся. Кроме уголовной ответственности за прогулы и опоздания более чем на 20 минут он предусматривал увеличение рабочего дня и сокращение выходных.
Чуть позже, в августе 1940 года, вышел указ Президиума Верховного совета СССР о том, что дела прогульщиков и опоздавших должны разбираться народными судьями.

Причины опозданий

На первый раз нарушения карались исправительно-трудовыми работами сроком на шесть месяцев с удержанием в пользу государства четверти заработной платы. Наказание следовало отбывать по месту работы — но повторное нарушение трудовой дисциплины было чревато отправкой в лагеря.
Массовая судебная кампания, конечно, не обходилась без ошибок и накладок. Как ни странно, некоторые несправедливые приговоры в итоге были отменены.
Например, уже в сентябре 1940 года народный суд Киева приговорил к пяти месяцам исправительно-трудовых работ с удержанием 25 процентов зарплаты вице-президента Академии наук Усср академика Бориса Чернышева, который не явился на свою лекцию в университет. Позже проверка показала, что учёный был в отпуске, и приговор не вступил в силу.
Нарсуд города Ярцево Смоленской области за самовольный уход с работы первоначально осудил ткачиху фабрики имени В.М. Молотова Ю.В. Изаренкову к двум месяцам тюремного заключения. Но выяснилось, что женщина живёт в пяти километрах от предприятия, в деревне, где нет детских яслей. У Изаренковой было трое детей в возрасте до пяти лет, мать физически не могла носить их в фабричные ясли, а в предоставлении городской жилплощади семье отказали. Судебная коллегия области отменила приговор городского суда.
Конечно, справедливость торжествовала далеко не всегда. Довольно показателен следующий случай.
В характеристике, составленной сотрудниками управления НКВД Архангельска на бывшего машиниста электростанции Владимира Кошелева, указывалось: в декабре 1940 года он был осуждён за опоздание и приговорён к четырём месяцам принудительных работ с вычетом 25 процентов из зарплаты. При этом суд не принял во внимание, что мужчина работал в ночную смену, и причиной опоздания было посещение торжественного вечера, где Кошелеву вручали значок участника боёв у озера Хасан.

Трафаретные приговоры

Контроль за судебными решениями был возложен на прокурора СССР Виктора Бочкова. Вот что главный юрист страны докладывал политическому руководству уже через несколько месяцев: — На 15 сентября 1940 г. Передано в суд материалов по указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. На 1 082 216 человек. Осуждено всего 906 824 человека, в том числе за прогул — 755 440 человек, за самовольный уход с работы — 131 718 человек, за покровительство прогульщикам — 2949 человек».
В следующем месяце количество подсудимых и осуждённых существенно возросло: «На 15 октября 1940 г. Передано в суд материалов по Указу Президиума Верховного Совета Союза ССР от 26 июня 1940 г. На 1 617 646 человек. Осуждено всего 1349660 человек, в том числе за прогул — 1138633 человека, за самовольный уход с работы — 206646 человек, за покровительство прогульщикам — 5281 человек».
Напомним, что в стране полным ходом шла борьба с вредителями и «врагами народа». Суды работали с предельной нагрузкой. Для облегчения нелёгкого труда юристов изготавливались трафаретные приговоры, в которые следовало только вписать анкетные данные подсудимых. Верховный суд дал разъяснение, что подобные дела не требуют участия народных заседателей и адвокатов.

Судебный конвейер

Понятно, что в таких условиях резко вырос судейский произвол. Виктор Бочков в своих отчётах указывал на недостатки работы некоторых юристов: «Нарсудья Первомайского района г. Архангельска т. Анисимова поручала допрос подсудимых и свидетелей секретарю суда, а сама составляла в это время приговоры в своём кабинете. В том же городе нарсудья 3-го уч. Ломоносовского района Каткова, решив рассмотреть заочно дело на прогульщика Звягина, сфабриковала протокол судебного заседания, в котором были записаны показания подсудимого, несмотря на то, что на суде его не было».
«Нарсудья 2-го уч. Лысогорского района Тамбовской области приговорил к 4 месяцам тюремного заключения Жарикова Ник. Ив., тогда как следовало судить Жарикова Ник. Егор.».
«Нарсудья 3-го уч, г. Ленинакана т. Геворкян после того, как Бюро Горкома ВКП(6) постановило 24 августа 1940 г. Освободить его от работы за покровительство прогульщикам, ударился в другую крайность и, разбирая дело прогульщика Ованеса Даниеляна, приговорил его к 4 месяцам тюремного заключения, вместо исправтрудработ, предусмотренных законом».

Смерть от голода

Согласно статистике, только за два с половиной года, с 26 июня 1940-го до 1 января 1943 года, за нарушения трудовой дисциплины было осуждено 5121840 человек. А к 1956 году это число, по оценке историков, достигло 11 миллионов.
Во время войны борьба с опозданиями и прогулами вступила в новую фазу. 26 декабря 1941 года указом Президиума Верховного совета СССР все рабочие и служащие закреплялись на предприятиях без права увольнения. Нарушения трудовой дисциплины карались тюремным заключением на срок от 5 до 8 лет.
По данным Прокуратуры СССР, главной причиной прогулов и опозданий были ненадлежащие бытовые условия для работников. В частности, Виктор Бочков указывал, что на новосибирском заводе №5 наркомата боеприпасов рабочих не снабжали обувью, а без неё не допускали в цеха — вследствие чего наблюдались прогулы от 6 до 15 дней. 150 рабочих литейного цеха московского завода №24 наркомата авиапромышленности в течение длительного времени не выходили на работу по той же причине.
18 октября 1942 года Совнарком СССР принял постановление «О снижении нормы отпуска хлеба промышленным рабочим, осуждённым за прогул», в соответствии с которым для таких осуждённых был сильно урезан продовольственный паёк.
Мера была предельно жёсткой. По архивным данным, только на московском заводе №24 наркомата авиапромышленности в конце 1942 года от голода скончались более 50 работников и 68 членов их семей. Некоторые рабочие умирали прямо у станков.
Узаконенное трудовое рабство существовало ещё 11 послевоенных лет. Действие указа отменили только после XX съезда КПСС, осудившего культ личности Сталина и перегибы во многих сферах партийной и хозяйственной деятельности. Страна вступила в полосу «оттепели» — и за опоздание на работу можно было отделаться всего лишь выговором.

Журнал: Тайны 20-го века №5, январь 2021 года
Рубрика: Это было в СССР
Автор: Элина Погонина

Метки: СССР, Тайны 20 века, работа, суд, правительство, Совнарком, прогул, опоздание





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010- (архив истории, а не Википедия… или что почитать интересного*)