Среди представителей высшего руководства Советского Союза найдётся немало тех, о ком сложно составить однозначное мнение. Каждая фигура, получавшая назначение на управление огромным массивом республик, имела в своей биографии противоречивые страницы. Но особое место в этой плеяде занимает Юрий Владимирович Андропов — генеральный секретарь, занимавший свой пост всего лишь немногим более года.

Итоги правления Андропова в СССР

Как Юрий Андропов развалил СССР одним росчерком пера

На фото Председатель ГКБ Ю.В. Андропов и Первый секретарь Ставропольского крайком М.С. Горбачёв в сопровождении охраны

Политика Андропова
Правление Андропова
Чего хотел Генсек?
Как Андропов начал развал СССР

Политика Ю.В. Андропова: Меж двух огней

Со стороны внутренней политики его появление во главе государства отмечено тем, что Андропов оказывается там спустя недолгое время после снятия с должности председателя КГБ, на которой он находился пятнадцать лет. А со стороны внешней политики — это период очередного обострения так называемой холодной войны. Такие обстоятельства уже сами по себе не могли не породить огромное количество разнообразных представлений о периоде правления Андропова, но особенно интересна в этом отношении и деятельность самого генерального секретаря.
Чем же запомнились пятнадцать месяцев руководства Советским Союзом одним из самых несговорчивых «людей года» в политике по версии журнала Time?
С одной стороны, в попытке побороть коррупцию, доставшуюся ему в наследство от предыдущего периода, названного позднее «эпохой застоя», им была усилена роль КГБ в жизни государства, в частности «районных» отделов, которые курировали многие предприятия и организации.
В сочетании с политикой укрепления трудовой дисциплины, проводимой им ещё в бытность секретарём ЦК, когда органам внутренних дел было разрешено непосредственно наблюдать за организацией трудового процесса, это породило бурю негодования у отдельных групп людей, которые были уверены, что подобные действия исходят от желания Андропова установить контроль КГБ «над партией и страной», что в дальнейшем повлекло за собой массу теорий о том, что генсек стремится вернуть страну к временам массовых репрессий и ревизовать решения XX съезда КПСС о критике культа личности Сталина.
Так, подтверждением этому может служить и волна перестановок в государственном аппарате за время нахождения Андропова на должности генсека. И всё же в целом эта мысль не имеет под собой достаточных оснований, поскольку служба, у руля которой долгие годы находился Андропов, все ещё оставалась в ведомстве Центрального комитета партии наряду с прокуратурой и МВД. Вместе с тем практика ведомственного надзора дала свои плоды. Так, например, одним из самых громких примеров стал арест за взятки начальника Главторга Мосгорисполкома Трегубова, а вслед за ним ещё двадцати пяти ответственных работников Главторга и директоров крупнейших универмагов и гастрономов в рамках «елисеевского дела».
Схожую твёрдость генеральный секретарь демонстрирует и во внешней политике в отношениях с Западом. Изначальная надежда на сглаживание идеологического конфликта между США и СССР на фоне афганской кампании, одним из инициаторов которой являлся сам Андропов, была потеряна вслед за объявлением американским правительством о планах по размещению в Европе баллистических ракет средней дальности и трагедией со сбитым над Сахалином южнокорейским «Боингом-747». Тем не менее в ноябре 1983 года СССР, объявленный президентом США Рейганом «империей зла», борьба с которой станет целью внешнеполитического курса Штатов, выходит из переговоров по евроракетам в Женеве параллельно с заявлением Андропова об ответном размещении оперативно-тактических ракет-носителей ядерного оружия в ГДР и Чехословакии, а также перемещении советских подводных лодок к побережью США.
С другой же стороны, именно бывший председатель КГБ начинает поиск вариантов изменения сложившейся экономической модели СССР. Для подготовки реформы создаётся специальный отдел Центрального комитета, главой которого назначается Николай Иванович Рыжков. Также в команду входят М.С. Горбачёв, академики А.Г. Аганбегян, Г.А. Арбатов, Т.И. Заславская, О.Т. Богомолов, доктора экономических наук Л.И. Абалкин, Н.Я. Петраков и другие. По словам Рыжкова, «Андропова интересовали проблемы хозяйственного расчёта и самостоятельности предприятий, концессий и кооперативов, совместных предприятий и акционерных обществ», что означало смещение экономического вектора в сторону частной самоорганизации и послужило впоследствии базой для возвращения к хозрасчёту. После публикации в марте 1983 года в журнале «Коммунист» статьи «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР» к лету принимается ряд законопроектов, позволивших начать «широкомасштабный экономический эксперимент». Помимо того, именно во время руководства Андропова выходит постановление «О мерах по ускорению научно-технического прогресса в народном хозяйстве», в контексте которого начинаются работы по ускорению внедрения автоматизации и вычислительной техники на производства. Основной причиной стала «экономическая недопустимость дальнейшего сохранения значительной доли ручного, немеханизированного труда, которая только в промышленности достигает 40 процентов».

15 месяцев правления Андропова

Параллельно происходит примирение с Коммунистической партией Китая, идеологические разногласия с которой, относящиеся как раз к сфере экономических реформ, долгое время служили поводом для взаимной публичной критики. Не последнюю роль в этом сыграл и опыт Андропова в роли заведующего ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран, которым он являлся в период с 1957 по 1967 год — до назначения его председателем КГБ. Здесь отдельно стоит упомянуть и то, что впоследствии генеральный секретарь КПК Цзян Цзэминь в своих интервью упоминал, что Китай в своём экономическом развитии пошёл по «андроповскому пути» и благодаря этому избежал распада.
Так из всего вышеперечисленного становится видно, что и деятельность генерального секретаря, и сложившиеся вокруг него обстоятельства делят его биографию на два диаметральных положения: с одной стороны — это твёрдый марксист-ленинист, не гнушающийся методов «железной руки». С другой — это человек гибкий, способный идти на компромисс, искать варианты развития даже в непростых обстоятельствах. И таковы же два типа мифов, которые его окружают.
Либеральные круги порицают его за волну репрессий и гонения на диссидентов и националистов ещё со времени его деятельности в КГБ — самыми яркими примерами которых являются инициатива выдворения из страны А.И. Солженицына и высылка А.Д. Сахарова в город Горький на домашний арест под надзор госслужбы.
Но при этом было известно, что в своё время Андропов, возглавляя КГБ, не согласился с предложенным преследованием артиста Владимира Высоцкого, чего хотел и на чём очень настаивал Михаил Суслов, главный идеолог партии. Также он поддерживал личный контакт с Евгением Евтушенко, имевшим популярные среди интеллигенции Театра на Таганке антисталинские взгляды. Дочь Андропова настояла на возвращении из ссылки опального литературоведа Михаила Бахтина.
Но при этом либералы чаще всего упускают из вида опасную внешнеполитическую обстановку, где угроза прямого вооружённого конфликта вытеснялась в локальные регионы, в частности — в Афганистан, и, соответственно, требовала определённого уровня организованности внутри страны.
Социалисты же, напротив, — зачастую видят в Андропове если не ставленника Запада, то одного из тех людей, которые сыграли ведущую роль в последующем распаде СССР. Свидетельством тому может быть подготовка реформ генеральным секретарём, вследствие чего им был заложен курс на переход к экономике рыночного типа. Но при этом не стоит забывать, что саму идею конвергенции социалистических и капиталистических методов хозяйствования, правда, скорее всего, в неприемлемом для правящего режима виде, предлагал в своих статьях Андрей Сахаров, дальнейшую ссылку которого Андропов считал правильной и необходимой.
Евгений Спицын в одном интервью сказал, что Андропов стремился отказаться от жёсткого идеологического противостояния и попробовать договориться о разделе сфер влияния.

Чего хотел Андропов?

Однако и здесь трудно не признать, что внутренняя экономика страны к моменту занятия должности Андроповым была серьёзно подорвана ставкой предыдущего руководства на экономический подъём за счёт экспорта сырья и, как следствие, начавшимся отставанием в научно-техническом развитии, которое вряд ли можно было нивелировать, придерживаясь того же курса.
Весь этот набор фактов активно используется в конспирологическом ключе, и многие авторы книг, посвящённых деятельности Андропова, зачастую не упускают возможности использовать какую-либо из упомянутых позиций для аргументирования самых необычных версий: связей с масонами, теорий о том, что Андропов хотел устроить полицейский диктат, планировал закрыть дыры в бюджете СССР прибылями с продажи дешёвой водки, готовил страну к будущим реформам Гайдара и Чубайса.
Разумеется, это не исключает варианта того, что где-то в государственных архивах под грифом «секретно» ещё хранятся какие-либо трагические подробности деятельности человека, возглавлявшего одну из самых закрытых структур СССР на протяжении пятнадцати лет.
Однако нетрудно заметить, что на самом деле фигура генерального секретаря находится аккуратно между всеми этими обстоятельствами и факторами, что в ещё большей степени подчёркивается столь недолгим периодом его управления государством. И это скорее является
Свидетельством в пользу того, что он находился на нужном месте в нужное время и, как и положено сотруднику госбезопасности, отдавал себе в этом строгий отчёт. Это же вполне перекликается с тезисом из строк его статьи в журнале «Коммунист»: «Нам надо трезво представлять, где мы находимся. Забегать вперёд — значит выдвигать неосуществимые задачи; останавливаться только на достигнутом — значит не использовать всё то, чем мы располагаем. Видеть наше общество в реальной динамике, со всеми его возможностями и нуждами — вот что сейчас требуется».
Вскоре после публикации журнала Time о назначении Андропова на должность генерального секретаря десятилетняя американка Саманта Смит, не найдя ответа на свой вопрос у родителей, написала ему письмо самостоятельно, где выразила обеспокоенность возможностью начала ядерной войны. В нём она спросила — за войну тот или нет? Ответа пришлось ждать почти полго — да, но девочка всё же получила ответ от генсека. В письме от Андропова говорилось следующее: «Мы хотим мира — нам есть чем заняться: выращивать хлеб, строить и изобретать, писать книги и летать в космос. Мы хотим мира для себя и для всех народов планеты. Для своих детей и для тебя, Саманта».

Как Генсек КПСС помог США выиграть холодную войну и развалить СССР

Андропов понимал, что страна идёт к кризису. Советский Союз начинает отставать от Запада, и скоро это отставание станет критическим, что вызовет тотальный кризис, возможно, распад системы. От строительства коммунизма, по сути, отказались. При текущей ситуации советский проект обрекался на гибель и поглощение западным, капиталистическим миром. То есть баланс сил — военно-стратегический, политический, экономический и культурно-образовательный, менялся в пользу Запада.
В результате родился «проект Андропова» — модернизация СССР в направлении западного цивилизационного проекта. Создание такого симбиоза, который сохранит Россию, её уникальность, даст её возможность выживания в жестоком мире, где правила игры задают хозяева Запада. А советской элите даст возможность стать полноправной частью глобальной элиты. Это была андроповская конвергенция — план схождения, объединения советской и западной моделей развития. В СССР (до краха советской цивилизации и победы западной модели глобализации) тогда была модная идея, что на Западе появляется всё больше черт советского социализма, а в СССР — всё больше черт капитализма. То есть две системы идут навстречу друг другу. Эта теория очень нравилась советской верхушке.
В реальности же советская система со времени Хрущёва и Брежнева деградировала. То есть новый советский мир сдавал позиции старому — капиталистическому, по сути, древнему рабовладельческому, миру господ-рабовладельцев и рабов, хищному, паразитическому миру. А западная элита под давлением советской системы вынуждена была давать поблажки своим плебеям, дать возможность создания мощного среднего класса. На Западе, чтобы народ не желал перехода к социализму, вынуждены были создать «витрину капитализма», иллюзию мирного существования классов, свободы и равенства возможностей. И как только СССР и социалистический лагерь сложили оружие и рухнули, так хозяева Запада стали быстро отказываться от прежних поблажек, и средний класс стал стремительно исчезать. Остаются только богатые и множество категорий бедноты и нищих. Отсюда и последние социальные волнения в Греции или во Франции, рост ненависти к мигрантам и популярности националистических настроений. Средняя и мелкая буржуазия западной цивилизации попала под удар, западная глобализация и тотальная либерализация её убивает.
Во внешней политике Андропов, прежде чем идти на слияние с Западом, хотел хорошенько напугать западную элиту. Чтобы создать мощную переговорную базу. СССР должен был казаться могучим исполином — военным и экономическим. Отсюда новый виток «холодной войны». Москва жёстко ответила на размещение американских баллистических ракет средней дальности «Першинг-2» и крылатых ракет в Европе. Андропов пообещал разместить тактическое ядерное оружие в ГДР и Чехословакии и выдвинуть атомные подводные крейсеры к берегам США. Вполне успешно СССР вёл войну в Афганистане, противодействуя Америке в Центральной Азии. Москва сделала шаги для улучшения отношений с Китаем, чтобы противопоставить советско-китайский союз блоку НАТО. Жёстко Андропов отреагировал на сбитый корейский «Боинг» в 1983 году. Казалось, что начинается новый кризис СССР в отношениях с Западом. Американский президент Рональд Рейган объявил СССР «империей зла», активизировал гонку вооружений. Западная пропаганда начала очередную информационную кампанию против СССР.
В реальности всё это хорошо вписывалось в план конвергенции с Западом. Андропов создавал сильную переговорную позицию. СССР перед слиянием с Западом показывал свою мощь, чтобы советская элита добилась соответствующих позиций в новом мировой порядке. Таким образом, Андропов готовил максимально сильную позицию Москвы в будущих переговорах с руководством Запада. Чтобы было что уступать, при этом сохраняя основы. Попугать Запад, а затем пользуясь его страхом перед СССР, провести конвергенцию на самых выгодных условиях для советской элиты. Интегрировать Россию в Запад так, чтобы сохранить позиции советской верхушки, чтобы она стала полноправной частью мировой элиты, а не колониальной периферийной администрацией, как это обычно принято в западном мире.
Таким образом, в некотором отношении Андропов повторял путь Петра и проекта Романовых. Он считал, что русская (советская) цивилизация не может быть самодержавной, самостоятельной, жить по своим правилам. Поэтому, пока не поздно, нужно войти в западный проект, западный мир. Провести модернизацию и договориться с Западом, Европой. Принять приоритет западной матрицы развития, на разумных началах вписаться в западную цивилизацию.
На первом этапе была внутренняя модернизация, кардинальная перестройка народного хозяйства, стратегия ускорения. Во внешней политике — жёсткая позиция, которая должна была испугать хозяев Запада, заставить их идти по пути соглашения, «большой сделки» с советской верхушкой. А за «жёстким» Андроповым должны были прийти новые, либеральные лидеры, которых своевременно вели в руководство и двигали вверх. Такие как Горбачёв, Шеварднадзе, Лигачёв и др. Они должна были договориться с хозяевами Западной Европы о вхождении советской верхушки в «мировое правительство», глобальную элиту.
К концу 1983 года было сменено 20 процентов первых секретарей обкомов партии, 22 процента членов Совета Министров, а также значительное число высшего руководства аппарата ЦК… Эти перестановки упрочили возможность нововведений Андропова». Но советские люди ещё даже не подозревали, в какой заднице окажутся через несколько лет. Они пропускали мимо ушей вопль интеллигенции о новой волне репрессий и полагали в большинстве своём, что Андропов просто «закручивает гайки» в разболтавшейся системе и прижимает казнокрадов. Ну, иногда перегибает палку, когда, например, приказывает отлавливать в кино прогульщиков и наказывать за опоздания на работу. Но всё-таки он молодец. Наводит порядок, да и цену на водку снизил, и в честь его её назвали «Андроповка».
Никто толком и не заметил, когда один за другим, как черти из табакерки, во властные структуры повыскакивали Горбачёв и Ельцин. «В конце декабря 1983 года, — вспоминает Лигачёв, — позвонил мне из больницы Юрий Владимирович Андропов и попросил при случае побывать в Свердловске и посмотреть на Ельцина. Не скрою, меня привлекли в Ельцине живость общения с людьми, энергия и решительность, было заметно, что многие относятся к нему уважительно. Ельцин был взят на работу в ЦК КПСС (не без моей помощи)». Между тем предшественник Лигачёва — принципиальный Николай Петровичев считал, что Ельцина не выдвигать надо, а гнать из партии поганой метлой.
В результате «андроповцы» погнали несговорчивого Петровичева.
Чубайс, Авен, Кох, Глазьев, Гайдар, Яковлев, Арбатов и другие перестройщики и младореформаторы — тоже «птенцы Андропова».
Один анонимный офицер разведки ПГУ КГБ СССР рассказал, что примерно к 1979 году Андропов пришёл к выводу о крахе проекта построения социализма в СССР, а поскольку корень проблем видел в экономике, то и решать их предполагал через экономическую реформу. Цель — превратить СССР в гигантскую корпорацию, которая должна действовать в рамках открытой экономики на базе СП — совместных с иностранным капиталом предприятий: «Встал вопрос: а где взять профессиональных специалистов по экономике? …Андропов решил: раз специалистов нет и внутри страны их некому воспитать, значит, надо обучать их за пределами страны, на основе иностранного опыта. Парадоксальным было то, что впервые в истории так предполагалось обучать не специалистов идеологически нейтральной технической сферы, а фактически будущих лидеров государства.
Московская команда Гайдара дала пять вице-премьеров, восемь министров, восемь заместителей министра. Ленинградский кружок Чубайса — три вице-премьера, два министра, пять заместителей министра. Свою двойную игру Андропов вёл настолько тонко, что при его жизни в РСФСР её так никто и не разгадал. Однако в других республиках поняли, что запахло жареным, гораздо раньше, чем к власти пришёл Горбачёв со своей знаменитой фразой «процесс пошёл
».
Андропов дал органам безопасности больше самостоятельности от Центра. Повсюду началась клановая борьба за власть. Стажироваться в США поехали дети местной элиты, теневиков. Именно их подрывная деятельность значительно упростила развал СССР. Параллельно, по воспоминаниям Аркадия Вольского, который при Ельцине возглавил Российский союз промышленников и предпринимателей, в начале 80-х молодые андроповские интеллектуалы всерьёз прорабатывали идею разделить СССР на 41 мультикультурный штат вместо национальных республик.

Журнал: Неизвестный СССР №8, август 2021 года
Рубрика: Кремлёвские тайны
Автор: Клавдия Баженова

Метки: СССР, власть, политика, экономика, Война и Отечество, КГБ, Чубайс, Горбачёв, Яковлева, Андропов, Суслов, перестройка, Неизвестный СССР, Гайдар, Арбатов, либерализм




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-