По словам Светланы Аллилуевой, её отец был «совершенно обрусевшим» и ничто грузинское в их доме «не культивировалось». А американский историк Роберт Такер и вовсе полагает, что Сталин стыдился своей национальности (этим Такер объясняет нелюбовь вождя к сыну Якову, воспитанному в Грузии). Однако все эти утверждения разбиваются о воспоминания современников, свидетельствующие о том, что Сталин до самой смерти сохранял связи с Грузией, особенно в частной жизни.

Каким Сталин был в обыденной жизни?

Какие кавказские привычки Сталин сохранял до конца дней?

После 1909 года революционер Коба посещал Закавказье лишь эпизодически и разговаривал преимущественно на русском языке (хотя и с акцентом). Тем не менее грузинского языка Сталин не забывал. По мнению первого секретаря ЦК КП(б) Грузинской ССР Кандида Чарквиани, больше всего национальная самоидентификация «отца народов» проявлялась в его любви к грузинской литературе. В юности Сталин дебютировал как поэт на грузинском языке (семь его стихотворений в 1895 году напечатал журнал «Иверия»). В зрелом возрасте вождь переквалифицировался в читатели — ежегодно он получал из Тбилиси три-четыре наиболее значимых книги.
«Мы посылали ему все значительные издания выходивших в Грузии произведений, — вспоминал Чарквиани. Он постоянно читал, высказывался о прочитанном. Так, он высоко ценил писателя Давида Клдиашвили».
Но «языковую практику» Сталин получал не только благодаря чтению. В Москве он мог поговорить по-грузински со своим шурином — Александром Сванидзе. А на рабочем месте его собеседником был Лаврентий Берия. Последний иногда начинал говорить со Сталиным по-грузински даже в присутствии русских, так что вождю приходилось одёргивать шефа НКВД. Любовь Сталина к грузинскому языку ярче всего проявилась в старости. Отдыхая в Боржоми летом 1951 года, глава государства «просил наловить в Куре свежую рыбу, вспоминал грузинские названия рыб и наслаждался воспоминаниями».

Лобио и харчо

Другим признаком кавказского происхождения Сталина было его пристрастие к многочасовым застольям, во время которых на стол подавались блюда грузинской кухни.
Как вспоминала его мать Екатерина Геладзе-Джугашвили, в раннем детстве её сын «больше всего любил кушать лобио». О других его кулинарных пристрастиях она не упоминает, но, по-видимому, Сталин хорошо был знаком с основными блюдами грузинской кухни. По версии писательницы Валентины Красковой, находясь в ссылке, революционер Коба готовил для товарищей по несчастью острый соус и варил суп харчо.
Сделавшись хозяином Кремля, Сталин уже не вставал за плиту, но давать руководящие указания поварам не забывал. В штате прислуги у него был лишь один повар-грузин — Александр Ртвеладзе. Но фактически поставкой продуктов и составлением меню сталинских приёмов заведовал старый друг семьи Джугашвили — сын горийского купца Александр Эгнаташвили, с 1945 года генерал НКВД.
На первое гостям Сталина обычно подавали «Арагви» — густой овощной суп с говядиной. По словам Анастаса Микояна, название и рецепт блюда придумал сам «отец народов».
«В большом котле смешивались баклажаны, помидоры, картошка, чёрный перец, лавровый лист, кусочки нежирного бараньего мяса — и всё доводилось до готовности, — вспоминал Микоян. На стол это блюдо подавалось в горячем виде. Когда открывали котёл, то шёл приятный аромат. Туда добавляли кинзу и другие травы».
Южное происхождение Сталина нашло отражение и во время дипломатических приёмов 1939-1945 годов. Их меню, по словам историка Владимира Невежина, «в целом стало отражением своеобразного синтеза французской, русской и кавказской (грузинской) кухни». Например, для Уинстона Черчилля во время приёма 14 августа 1942 года подали шашлык, который весьма понравился британскому премьер-министру. Не нарушая традиций кавказских мужчин, Сталин умел и лично пожарить шашлык. На Ближней даче вождя для этих целей держали особую шашлычную печь.
Знакомство Сталина с грузинской кулинарией не ограничивалось мясными яствами. Он мог, например, долго рассуждать о достоинствах пшеничного хлеба «махобела», готовившегося по оригинальному рецепту с примесью семян сорной чернушки. Любимым лакомством Сталина было варенье из грецких орехов — до 1937 года его присылала в Кремль мать вождя.

Вино под музыку

Застолья Сталина не обходились без песен и музыки. «Песня — венец грузинского стола», — говорил он.
На Ближней даче Сталин держал пластинки для радиолы с грузинскими народными песнями (наряду с русскими и украинскими). Случалось, что он и сам пел. Ещё в детстве, когда Сталин учился в духовном училище, окружающие хвалили его голос. А во время учёбы в семинарии Иосиф Джугашвили подрабатывал запевалой в церковном хоре, получая за это пять рублей в месяц. Было у юного революционера время попрактиковаться в пении и во время отбывания срока в кутаисской тюрьме.
«Отец народов» обожал «Сулико», а также другие печальные и задумчивые песни. По словам грузинского актёра Акакия Васадзе, любимой у Сталина была песня «Лети, чёрная ласточка». Мог он исполнить и сложнейшую по мелодии гурийскую песню «Хелхвави» («Песня урожая»).
О том, чтобы Сталин танцевал, свидетельств не сохранилось, но его жена Надежда Аллилуева умела исполнять лезгинку.
Ещё одной обязательной деталью сталинских застолий было деревенское грузинское вино. Этикетки бутылок, отпечатанные на пишущей машинке, запомнились многим мемуаристам, бывавшим у Сталина.
«Сталин хорошо разбирался в винах и любил говорить о них со знанием дела: какое вино какими качествами отличается, какое количество его производится, из какой деревни, чем обусловливаются его особенности», — вспоминал маршал Иван Конев. К слову, «грузинскими повадками» Сталина Конев объяснял терпимость вождя к пьющим людям.
Среди сортов, которым хозяин Кремля больше всего отдавал предпочтение, называют «Телиани» — красное вино из Кахетии. Но Сталин употреблял и другие вина, причём использовал их наподобие лекарств, предпочитая те или иные сорта в зависимости от самочувствия.
«Отец народов» позволял грузинским виноделам работать «по старинке» и не гнать», ся за количеством в ущерб качеству. «Каждый грузинский виноград неповторим», — считал он.
Случалось, что Сталин угощал вином даже детей — своих сыновей, дочь, а затем и внуков. Подобная традиция действительно существует в Грузии с давних времён. Делалось это без злого умысла — по словам Светланы Аллилуевой, её отца отличала «чисто грузинская горячая нежность к детям».

Сталин в старости

Во многих бытовых вопросах Сталин вёл себя как типичный грузин. Например, его оскорбляла чересчур открытая одежда молодёжи. Когда его дочери Светлане было десять лет, он раскритиковал её за то, что она якобы «ходит голая».
«Позже я узнала от Александры Николаевны Накашидзе, что старики в Грузии не переносят коротких платьев, коротких рукавов и носков, — вспоминала Аллилуева. Даже став взрослой, идя к отцу, я всегда должна была думать, не слишком ли ярко я одета, так как неминуемо получила бы от него замечание».
Вождь хранил некоторые кавказские обычаи, пришедшие из глубокой древности. По свидетельству актёра и режиссёра Михаила Геловани, когда Сталин узнал о гибели сына в немецком плену, он оросил ломоть чёрного хлеба несколькими каплями красного вина и съел его.
Как многие южане, Под старость лет «отец народов» полюбил бывать в саду, и случалось, лично обрезал сухие ветки садовыми ножницами.
Грузинские атрибуты сохранялись и в гардеробе вождя. Согласно описи вещей, оставшихся после смерти Сталина, у него были кавказские сапоги, пояса и каракулевые папахи.
Однако, несмотря на все это, Иосифа Сталина всё-таки сложно было назвать стопроцентным грузином. По наблюдению Светланы Аллилуевой, в характере её отца не было душевной открытости, доверчивости и гостеприимства, свойственных грузинам. Индивидуальные черты, сформировавшие Сталина-революционера и политика, довлели над его национальными качествами.

Журнал: Загадки истории №1-2, январь 2022 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Антон Тамбовцев

Метки: Загадки истории, СССР, жизнь, привычка, Сталин, Грузия, национальность




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-