Создатели «морального кодекса строителя коммунизма» не могли пройти мимо моды и примеров, которым следуют советские люди, желая хорошо выглядеть.

Женские причёски в СССР

Какие причёски делали советские женщины?

Если с одеждой и сопутствующими аксессуарами в СССР всё было более-менее понятно, то причёски и прочее так и норовили соскользнуть в сторону от «генеральной линии». Время от времени власти обращали на это внимание и с разной степенью жёсткости возвращали все на место. Вероятно, советские идеологи ориентировались на царскую Россию, где в своё время Павел специальным приказом запретил носить мужчинам бакенбарды, женщинам — чёлки и букли.

Колдунья и Бабетта

К женским прическам в Советском Союзе отношение было довольно лояльным. В те времена главными приметами весны считались не только прилёт грачей, но и растущие на глазах очереди в женские парикмахерские.
Первой культовой причёской был гарсон (в переводе с французского — «под мальчика»). Появившись в 1920-х годах, он сменил собой дамские локоны и букли, символизируя совершенно новый женский образ: женщина-мальчик, которая совершает трудовые подвиги, занимается спортом и учёбой. В Советском Союзе эта причёска была необычайно популярной в рабоче-крестьянской среде. К концу 1920-х волосы не только коротко стригли, но и завивали, что критиковалось как мещанство, но без особого успеха.
В 1930-е и 1940-е в моду вернулись сложные укладки, популярным стал перманент — завивка, которая держалась длительное время. Результатом Московского фестиваля молодёжи и студентов стала популярная причёска «Венчик мира». Позже она являлась своего рода визитной карточкой сторонницы движения стиляг или, по крайней мере, сочувствующей.
После выхода в 1959 году комедийного фильма «Бабетта идёт на войну» началось повальное увлечение причёской как у главной героини. Для создания объёма каждая прядь добросовестно поливалась лаком «Прелесть», а в его отсутствие — сахарным сиропом. Результат закреплялся огромным количеством шпилек, невидимок и заколок. Самые отважные для сохранения объёма прятали в глубине причёски консервную банку. Сохраняли эту конструкцию по несколько дней, за что злые языки тут же окрестили её «вшивым домиком».
Таким же судьбоносным фильмом оказалась «Колдунья» с Мариной Влади. После него пришло столь же массовое увлечение длинными пышными волосами.
Летом 1967 года в Москве впервые выступила Мирей Матьё — «посол французской песни». А с ней появилась стрижка «сессун», не потерявшая популярности среди наших современниц.

Страсти по окрашиванию

Краски для волос, которые появились ещё в 1950-е, были недоступны большинству советских женщин. Поэтому волосы осветляли отваром ромашки или луковой шелухи. Поклонницы более радикального способа — с помощью перекиси водорода — получили ироническое название «пергидрольных блондинок». Известны случаи, когда после посещения бассейна с хлорированной водой волосы таких блондинок становились зелёными.
В 1960-х в моду вошёл тип активной пенсионерки с голубыми волосами. После мытья волосы полоскали в слабом растворе чернил. Затем на прилавках магазинов появились краски и оттеночные кремы производства ГДР.
Нередко качество обслуживания в парикмахерской оставляло желать лучшего. Результат перманента или химической завивки мог оказаться далёким от ожидаемого, а то и вовсе фатальным. Поэтому в парикмахерской имелся набор париков, которые можно было взять напрокат.
К представителям сильного пола отношение могло быть достаточно бесцеремонным. Одно из писем в газету называлось: «Глядь, а его уже стригут». Не успел клиент сесть в парикмахерское кресло, как за него тут же взялись, даже не поинтересовавшись, какую стрижку он хочет. На попытку возмутиться ему ответили, что все стрижки одинаковы, а им надо план по волосам выполнять.
В 1970-е в рамках тенденции на всё искусственное с Запада пришла мода на парики. Занятые женщины оценили её по достоинству. Одно движение — и причёска готова. На ночь парик снимали, осторожно стирали и сушили, надев на трёхлитровую банку. Как и другие модные вещи, хорошие парики были редкостью и покупались через знакомых или у спекулянтов. Японские и корейские парики стоили 100 рублей — средняя месячная зарплата.
В 1980-е пришла мода на «удлинённый боб», где волосы завивались вниз. Такая причёска была символом работающей женщины, живущей насыщенной общественной жизнью.
Увлечение парикмахерскими если и подвергалось критике, то достаточно беззлобной. Не особенно одобрялись крашеные волосы, считавшиеся признаком плохого вкуса. Карикатуры в журнале «Крокодил» высмеивали чрезмерное внимание к моде, отвлекающее от работы и меняющее моральный облик советской женщины в худшую сторону.

Взрыв на макаронной фабрике

Так называли самую популярную женскую причёску конца 1980-х — начала 1990-х Здесь же можно назвать укладку «под Пугачёву», каскад и причёски, подсмотренные в сериале «Просто Мария». Характерные черты этого периода — большой объём, завивка и непременно чёлка — завитая и залакированная.
Подход к мужским стрижкам и прическам был куда более строгим. Нормой считались короткие аккуратные стрижки, которые не мешают работе и другой активной деятельности. Длинные волосы считались признаком «плохиша». Сбившегося с пути героя одного из популярных в те годы мультфильмов возвращают на путь истинный одним движением ножниц.
В 1970-х, когда порядки стали не такими строгими, волосы делали чуть длиннее и объёмнее, мужчины стали позволять себе усы и не одобряемые консервативным обществом бакенбарды. В кинофильмах они были атрибутами отрицательных героев — тунеядцев, спекулянтов и ловкачей. В школах и других учебных заведениях недостаточно аккуратные стрижки жёстко пресекались. Нередко учащихся встречали в вестибюле директор или дежурные с линейкой и ножницами в руках.
Одним из признаков стиляг — явления, распространённого в 1940-х — 1960-х годах, — была причёска, называемая «кок». В рамках борьбы с «низкопоклонством перед Западом» она высмеивалась и подвергалась общественному осуждению. Стиляг прорабатывали на комсомольских и студенческих собраниях, особо упорных отчисляли из вузов. В периодической печати тиражировался образ глупого недалёкого бездельника, вызывающего у правильных сверстников только брезгливый смех. В маленьких городах дружинники и комсомольский патруль задерживали их и насильно стригли под полубокс, зачастую не самыми гуманными методами.
Так же тяжело приходилось и советским хиппи, появившимся им на смену в 1970-е. В общественное сознание внедрялась мысль, что мода, просочившаяся из-за железного занавеса, разлагающе действует на неокрепшее сознание и приводит к предательству родины. Особенно критиковали и высмеивали волосы одной длины у парней и девушек.
Длинные волосы, да ещё и подхваченные на голове хайратниками — ремешками и тесёмками, — могли стать поводом для привода в милицию, исключения из комсомола и прочих серьёзных неприятностей. Формируя общественное сознание, советская пропаганда внушала, что длинноволосый парень — это бездельник, пьяница и наркоман нестандартной ориентации. Увидев скопление молодых людей с такими прическами, сознательный гражданин, как правило, тут же звонил в милицию.
С панками и металлистами справиться уже не получалось. Времена стали другими, а представители этих субкультур были не так миролюбивы, как их предшественники. Попытки ловить их, прямо на месте состригая хайры и ирокезы, оказывались безуспешными. Кроме обычного ирокеза, практиковался шипованный — нечто вроде драконьего гребня, — а также укладка «помойка»: на голову выливалось немного пива, а затем там старательно устраивался беспорядок. Несмотря на наличие специальных красок, неформалы пользовались йодом и зелёнкой.
В настоящее время все эти причёски можно встретить в облегчённом «гламурном» варианте.

Журнал: Загадки истории №19, май 2021 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Анна Цынбальская

Метки: Загадки истории, СССР, идеология, женщина, волосы, мода, причёска, стиляги




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-