Харбинская операция НКВД СССР

19 сентября 1937 года Политбюро ЦК ВКП(6) приняло постановление о судьбе бывших служащих Китайско-Восточной железной дороги, работавших за границей и добровольно вернувшихся на родину. Более 25 тысяч советских граждан объявили японскими шпионами и врагами народа. В оперативных документах их называли харбинцами. Все они прошли через допросы и пытки в кабинетах НКВД. В итоге в течами двух лет было расстреляно огромное количество людей — железнодорожников и членов их семей. В живых осталась одна треть приехавших, они получили длительные сроки лагерей.

Харбинская операция НКВД СССР

Посёлок, ставший мегаполисом

Китайско-Восточная железная дорога была частью Транссибирской магистрали. В 1891 году, когда начиналось строительство Транссиба, проектировщики предложили два варианта: вдоль Амура и через территорию Китая. Первый путь обеспечивал экономическое развитие российских территорий Дальнего Востока, зато второй был намного короче. В итоге царское правительство приняло решение строить обе ветки, но предпочтение отдать той, что проходила через Китай. Её сдали в эксплуатацию в 1903 году (другой путь заработал с 1916 года). Железная дорога соединяла Читу с Владивостоком и Порт-Артуром, её управление находилось в Харбине — китайском посёлке, позже превратившемся в мегаполис.

После Гражданской войны Харбин стал одним из центров русской эмиграции. Дорогу некоторое время контролировали представители Белого движения, потом её захватили китайцы. В 1924 году СССР и Китай договорились о совместной эксплуатации. По соглашению работать на КВЖД могли только граждане СССР или Китая, поэтому многие проживавшие в Харбине эмигранты стали подавать заявления на получение соответствующего подданства. По официальным данным, в 1927 году на КВЖД работали 11304 гражданина СССР, 1547 русских, имеющих китайские паспорта, и 12886 китайцев.

Сделка с Японией

В 1929 году китайская сторона предприняла попытку взять контроль над КВЖД. Дорога была захвачена, около 2000 советских работников арестованы, некоторых казнили. При этом путейцы, являющиеся гражданами СССР, активно противодействовали агрессии и боролись против захватчиков, искренне веря, что защищают советские интересы.

Через несколько месяцев части особой Дальневосточной армии навели на КВЖД порядок, дорога снова перешла под общее управление.

В сентябре 1931 года японские войска вторглись в Северную Маньчжурию и заняли Харбин. Город стал частью марионеточного государства Маньчжоу-Го. Чтобы выйти из ситуации с наименьшими потерями, советская сторона продала КВЖД Японии. Соглашение было подписано 23 марта 1935 года, сумма сделки составила 140 миллионов иен.

По договору с Японией все работники, являющиеся гражданами СССР, должны были вернуться на родину. Согласно данным наркомата иностранных дел, только в 1935 году из Харбина выехали 21343 человека. Большинству из них предоставили работу в системе советского железнодорожного транспорта.

По указанию вождя

Среди репатриантов были те, кто обслуживал железную дорогу ещё до революции, а также беженцы, прибывшие с остатками Белой армии, и представители СССР, командированные для работы на КВЖД.

Эвакуация из Китая проводилась спешно, но организованно. Уезжающим выдавали подъёмные, для них выделяли специальные вагоны, им разрешали брать с собой скот. На местах отъезда и приезда организовывались митинги, о прибывших писали в советских газетах. В результате мощной агитационной кампании в СССР уехало подавляющее большинство работников КВЖД российского происхождения.

Но спустя два года обстановка в стране изменилась: начался Большой террор. Бывшие репатрианты стали его жертвами. Архивные документы неопровержимо свидетельствуют: направленная против них акция чекистов, названная Харбинской операцией, проводилась, чтобы в плановом порядке уничтожить десятки тысяч людей.

Советское руководство рассматривало Японию как потенциального врага. В феврале 1936 года замнаркома внутренних дел СССР Георгий Прокофьев в циркулярном письме предложил тщательно проверить всех бывших работников КВЖД на предмет возможного сотрудничества с иностранной разведкой. На мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 года Сталин произнёс речь о вредительской работе агентов иностранных государств. В стране началась тотальная шпиономания: взрослые и дети активно искали вражеских диверсантов.

4 мая 1937 года газета «Правда» опубликовала статью о происках японской разведки. Текст был отправлен на согласование Сталину. Вождь народов лично вписал абзац, приведя пример вербовки безымянного работника КВЖД. Сюжет совершенно не соответствовал действительности, но Сталин хотел подчеркнуть важность борьбы со шпионами и диверсантами.

Завуалированное стремление лидера страны быстро уловили чекисты, . 19 сентября глава НКВД Николай Ежов направил в адрес политбюро письмо, касающееся харбинцев. В тот же день коммунистическое руководство приняло постановление о бывших служащих Китайско-Восточной железной дороги. А уже назавтра это решение нашло отражение в оперативном приказе №00593, подписанном Ежовым (в настоящее время данный документ хранится в архиве ФСБ РФ). в нём открыто говорилось: в СССР учтено до 25 тысяч харбинцев, которых следует арестовать. Все изобличенные во вредительской и антисоветской деятельности подлежат расстрелу. Остальным (то есть тем, чью вину доказать не удастся) следует дать от 10 лет заключения. Порядок осуждения внесудебный, по спискам, которые должна утверждать так называемая «двойка» — комиссия, состоящая из наркома внутренних дел Николая Ежова и прокурора СССР Андрея Вышинского.

Суровые приговоры были определены задолго до разбирательства. Десятки тысяч человек в приказном порядке следовало вычеркнуть из жизни.

570 протоколов

Приказ №00593 определял сроки Харбинской операции — с 1 октября до 25 декабря 1937 года. На арестованных репатриантов каждую декаду составлялась общая справка. С учётом их родственников и знакомых количество заведенных дел значительно возросло. Сотрудники НКВД трудились не покладая рук. Для удобства их работы были определены 13 категорий харбинцев: к примеру, лица, когда-либо служившие в иностранных компаниях, или бывшие владельцы небольших предприятий. Отдельным пунктом обвинения становилось участие в общественных и молодёжных организациях: «Христианский союз молодых людей», «Русское студенческое общество», «Братство русской правды», «Союз мушкетёров» — их признавали активными антисоветчиками, хотя данные сообщества никакого отношения к политике не имели. Также расстрелу подлежали те, кто закончил харбинские курсы «Прага» и «Интернационал», готовившие водителей и механиков, — эти учебные заведения объявили шпионскими школами.

Чекисты спешили выполнить задание партии. Известно, что из-за торопливости нередко происходили накладки. Например, уже в 1950-х годах, после реабилитации харбинцев, стал известен вопиющий эпизод. В Москве группа сотрудников НКВД пришла арестовать китайца — гражданина СССР, приехавшего из Харбина. Но чекисты перепутали адрес — вместо Дангауэровской ключицы попали в Дангауэровскую слободу. Оказалось, что там тоже жил какой-то китаец. Его арестовали и через некоторое время расстреляли, хотя он вообще не имел отношения к КВЖД.

Арестованных подвергали пыткам и издевательствам, выбивая из них нужные показания. В Государственном архиве РФ хранятся признания бывших сотрудников Третьего отдела Управления НКВД Московской области о том, как их коллега, оперуполномоченная, младший лейтенант госбезопасности Шлихт (Феодосия Алексеевна Ершова) избивала арестованных харбинцев резиновой палкой, вырезанной из шины конной пролётки, а также своим ремнём с пряжкой. Задержанным долго не давали спать, допросы, когда один следователь сменял другого, продолжались сутками — пока человек не сознавался в несуществующей работе на японскую разведку и не выдавал «сообщников».

«Двойка» в составе Ежова и Вышинского утвердила 570 протоколов. Общее количество арестованных харбинцев составило 32 754 человека, из них 21 194 были приговорены к высшей мере наказания, остальные получили длительные сроки исправительно-трудовых лагерей.

Секретный приказ

В конце 1950-х годов почти все харбинцы были реабилитированы и признаны невиновными. При этом на запросы родственников чекисты давали заведомо лживые ответы. Согласно секретному приказу №108сс председателя комитета госбезопасности Владимира Семичаст-ного, членам семей казнённых выдавались справки, что осуждённые умерли в местах лишения свободы. Эти меры объяснялись тем, что «в период репрессий было необоснованно осуждено большое количество лиц, поэтому сообщение о действительной судьбе репрессированных могло быть использовано враждебными элементами в ущерб интересам Советского государства».

После разгрома японской армии КВЖД безвозмездно передали Китаю (окончательные документы были подписаны в 1952 году, общая стоимость путей, а также обслуживающих предприятий, школ и домов культуры оценивалась в 600 миллионов долларов). История российской железной дороги в Поднебесной завершилась.

Источник: издание Тайны 20-го века №15, апрель 2020 года
Рубрика: Жестокий мир
Автор: Элина Погонина


Метки: СССР, Тайны 20 века, Китай, Япония, НКВД, шпионаж, КВЖД, 1937, железная дорога, репрессия


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023