Исторический сайт

Багира

Пятница, 11 16th

Последнее обновлениеПт, 16 Нояб 2018 5am

Зарплата в СССР: Кому на Руси жить хорошо?

Журнал: Все загадки мира №7, 2 апреля 2018 года
Рубрика: Ценная вещь
Автор: Александр Гуньковский

Фото: зарплата в СССРВ 1939 году советский дворник получал 260 рублей, слесарь, столяр — 480 рублей, завгар и техник-электрик — 600 рублей, инженер-строитель — 1100 рублей. Оклад начальника управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) составлял около 2500 рублей. Вождь и единоличный правитель страны И.В. Сталин (по данным на 1952 год) имел оклад 10000 рублей в месяц. Но заработки даже высшей партийной знати были сущими копейками по сравнению с доходами «инженеров человеческих душ».

Золотой Онегин

А началось всё с А.С. Пушкина. До него было не принято торговать своими «порывами души». Именно Александр Сергеевич стал первым профессиональным писателем и, надо сказать, весьма преуспел в этом деле. При очень солидном годовом доходе 5000 рублей в Коллегии иностранных дел, где он официально служил, только за выход книги «Стихотворения Александра Пушкина» тиражом 1200 экземпляров поэт получил гонорар 8040 рублей; за «Руслана и Людмилу» — 7000 рублей, за «Евгения Онегина» — 12000 рублей. Это были огромные деньги — шикарный обед с икрой, осетриной и выпивкой в роскошном ресторане обошёлся бы в рубль, а здоровый, квалифицированный крепостной кузнец вместе с женой и двумя детьми стоили не дороже 500 рублей. Предреволюционное время тоже было Клондайком: за авторский лист текста Горький получал 1200 рублей, Чехов — 1000 рублей, Куприн — 800 рублей, Бунин — 600 рублей. Это примерно 12 страниц, напечатанных на компьютере. На гонорар только от одной книги Чехов мог оплатить своё проживание в роскошном отеле типа «Метрополь» в течение 3 лет!

Миллионеры революции

Советская власть предоставила творческому люду такие преференции, какие и не снились другим, с условием: «Мы обеспечиваем вам очень приличную жизнь, но оставляем за собой право спрашивать, за что мы платим деньги». Все было направлено на то, чтобы вбить идею мировой революции в голову каждого жителя страны. Уже в 1920-е годы появились официальные советские миллионеры — Есенин и Маяковский. Первый прожигал жизнь в лучших ресторанах на Родине и за её пределами, второй стал родоначальником коллекционирования автомобилей в Советской России. Большевистское руководство снисходительно относилось к шалостям глашатая революции, поскольку вера в печатное слово у советских граждан была чрезвычайной! А то, что СССР — самая читающая страна, признавали даже наши заклятые враги.
Ни одно государство в мире не выпускало книги такими огромными тиражами. Например, у «Детгиза» — издательства, выпускающего книги для детей, — минимальный тираж был 100000 экземпляров. Сегодняшним авторам такое может только сниться. Парадоксально, но при этом хорошая книга в СССР всегда была в дефиците. То же самое можно сказать и о литературной периодике. «Новый мир», «Дон», «Звезда», «Октябрь», «Нева», «Знамя», «Дружба народов», «Юность», «Аврора» — эти невероятно популярные литературные журналы выходили миллионами экземпляров, расхватывались в киосках мгновенно, а подписка на любой из них считалась невероятной удачей.

Книга — лучший подарок

Заветной мечтой любого мало-мальски пишущего человека было членство в Союзе писателей — это давало немыслимые по тем временам блага, не говоря уже об известности и почёте. А. Твардовский и К. Симонов, Б. Полевой и В. Катаев, Ю. Семёнов и И. Ефремов, Р. Рождественский и Е. Евтушенко… Оказаться рядом с этими небожителями или издать книгу означало обеспечить и себя, и своих близких до конца дней! Главное, как принято сейчас говорить, — быть в тренде, то есть идеологически выдержанным, прославлять человека труда и идеи коммунизма. Конечно, не стоит говорить лишь о преданности строю, талант тоже был необходим.
Но если автор объединял в себе оба этих качества, то задумываться о хлебе насущном ему уже не приходилось. Поистине, книга была лучшим подарком — для писателя.
Лидерами среди «рыцарей пера» были драматурги. За каждый акт пьесы автор получал 1,5% от сбора. Учитывая количество театров в стране, это были фантастические суммы, исчислявшиеся миллионами рублей.

Гаврилиады

Увы, эти золотые времена породили и целый класс халтурщиков от пера. К. Паустовский, работавший в газете «Гудок», редакция которой располагалась во Дворце труда, где размещалось множество других редакций, рассказывал, что коридоры были всегда заполнены пишущими и сочиняющими. «Не выходя из Дворца труда, они торопливо писали стихи и поэмы, прославлявшие людей разных профессий — работниц иглы, работников прилавка, пожарных, деревообделочников и служащих копиручета», — вспоминал он. Некоторые авторы умудрялись в течение одного дня получать гонорары сразу в нескольких изданиях. Блестяще описанный Ильфом и Петровым Ляпис-Трубецкой — герой романа «12 стульев» со своей бесконечно трансформируемой «Гаврилиадой» — классический халтурщик-графоман тех времён.
Партийная комиссия даже подготовила доклад, где вполне обоснованно указывала на несуразности в оплате: «Ещё большие извращения существуют в оплате труда переводчиков и инсценировщиков, которые получают процентные отчисления наравне с авторами оригинальных произведений. Так, переводчица Мингулина за перевод пьесы «Глубокие корни» в течение трёх последних лет получила 810 тыс. руб., Рубинштейн за переводы и переделки венских оперетт — 670 тыс. руб. <…> Щепкиной-Куперник за переводы нескольких произведений Шекспира и Шиллера за последние четыре с половиной года выплачено в виде процентных отчислений около 1 млн. 300 тыс. руб.».
Отдельно отмечалось, что «переводами пьес, либретто опер и музыкальных комедий зачастую занимаются малоквалифицированные люди, во многих случаях даже не знающие иностранных языков. <…> Так, некий Архипов (Зайцев), не зная ни одного иностранного языка, получил крупные суммы за незначительные и ненужные переделки переводов пьес К. Гольдони «Слуга двух господ», «Трактирщица», пьес Шиллера «Коварство и любовь», «Разбойники» и других. Ежегодно выплачиваются сотни тысяч рублей процентных отчислений за недоброкачественные переводы Е. Геркену, В. Эльтону, Л. Сегаль, В. Марковичу и другим халтурщикам и бракоделам».
Надо сказать, что некоторыми уловками не брезговали и вполне заслуженные и именитые авторы. Многие помнят фразу: «Издание пятое исправленное и дополненное»?
Дело в том, что это «дополненное» издание, в котором изменения часто были чисто косметическими, оплачивалось по тем же тарифам, что и совершенно новое произведение.
Но лучше всех жилось сценаристам. Кино было настолько востребовано, что любой фильм, даже самый занудный, приносил в кассу денег в десятки раз больше, чем было затрачено на его производство, поэтому на оплате сценариев государство не экономило.

Богатые тоже плачут

Беда миллионеров тех времён была в том, что в СССР тратить такие суммы было не на что — доходы многократно превышали даже возможность этих расходов.
Андрон Кончаловский вспоминал: «Мы были элита. Больше нас, артистов, писателей, зарабатывали только атомные физики. Ну а сколько было нужно? Купил дачу, купил «Волгу», а что дальше?».

На всю жизнь

Художник Л. Владимирский, сделав знаменитые иллюстрации к сказке «Волшебник Изумрудного города», которая многократно переиздавалась немыслимыми тиражами, «на продажу» больше ничего не рисовал — хватило на всю жизнь.

Могу, но не буду!

Кинорежиссёр Александр Стефанович рассказывал о Сергее Михалкове: «Мне посчастливилось с ним написать несколько сценариев. После войны кинорежиссёрам и другим людям искусства урезали гонорары. Но Михалков и другой советский миллионер — «красный» граф Алексей Толстой — добились, чтобы на сценаристов это не распространялось. А потиражные в советское время были огромны. Однажды, прогуливаясь с ним по Питеру, я в шутку спросил, указывая на четырёхэтажный особняк в стиле модерн: «Сергей Владимирович, а вы можете его купить?» Он глянул на здание и с характерным заиканием серьёзно ответил: «П-пожалуй, могу. Но не буду!».


Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Эпоха СССР Кому на Руси жить хорошо?