29 июня 2019 года в филармонических залах Москвы и Санкт-Петербурга прошло торжественное закрытие конкурса музыкантов-исполнителей им. Чайковского. Это была уже 16-я встреча лучших молодых (возраст конкурсантов не может превышать 32 лет) пианистов, скрипачей, виолончелистов и вокалистов мира на этом престижном мероприятии, получившем в России статус национального культурного достояния. Проведение его становится одним из главных событий года в стране. История этого масштабного мероприятия уже превысила шесть десятилетий, своими корнями она уходит в эпоху «культа личности» и, не исключено, напрямую связана лично с Иосифом Сталиным.

Как в СССР появился конкурс исполнителей им. Чайковского?

Конкурс Чайковского: Музыка как инструмент политики СССР

Ход королевы

В конце 1950 года в Москву по дипломатическим каналам поступило не совсем обычное, написанное от руки на листе гербовой бумаге письмо. В качестве адресата был указан «маршал Сталин». Ему оно и было после тщательной проверки вручено. Отправителем оказалась Её Величество королева Бельгии Елизавета. Сталин с усмешкой воспринял то, что королева понизила его в звании — ведь он уже давно генералиссимус — что, мол, взять с женщины. Елизавета, сама большой любитель и знаток музыки, напомнила Сталину об успехах советских музыкантов на довоенных проходивших в Брюсселе музыкальных конкурсах. Далее она сообщала, что очень хотела бы видеть молодых советских музыкантов на намеченном на май следующего года конкурсе скрипачей её имени. Также королева надеялась, что в составе конкурсного жюри непременно будут и представители Советского Союза.

В Москве засуетились, прежде всего занялись личностью самой Елизаветы — как вела себя в годы оккупации её страны нацистами, не замарана ли коллаборационизмом?

Однако нет — всё в порядке: «в связях с нацистами замечена не была, проявляет интерес к Советскому Союзу, не раз присутствовала на организуемых Обществом бельгийско-советской дружбы просмотрах советских фильмов, посещала советское посольство». Начали готовить команду скрипачей. Запросили Ойстраха: «у кого из наших есть шансы на победу?». Тот, не задумываясь, назвал имя Леонида Когана. И не ошибся: Коган вернулся с золотой медалью. Второе и пятое места также достались советским исполнителям.

Конкурс имени товарища Сталина

В Кремле, окрылённые брюссельским успехом, кураторы муз задумались: а не органазовать ли свой международный конкурс. Тогда можно и жюри подобрать и участников отфильтровать соответственно. Сказано — сделано: решили для начала провести в Москве, с 25 мая по 5 июня 1952 года, «Московский музыкальный праздник». Председатель оргкомитета — Дмитрий Шостакович. В составе комитета из 25 членов такие мэтры, как Сергей Прокофьев, Тихон Хренников, Давид Ойстрах, Евгений Мравинский и другие громкие имена, ну и, конечно, пятёрка «искусствоведов в штатском».

Персональный состав иностранных членов жюри и конкурсантов согласовывался через советские посольства за границей по весьма либеральным по тем временам меркам.

Дело шло полным ходом, однако ситуация вне и внутри Союза сложилась так, что стало не до музыки: на востоке полыхала корейская война, в Москве раскручивалось «дело врачей». В итоге подготовку к «Музыкальному празднику» свернули. А в марте 1953 года умер его инициатор — Сталин.

Новое время - новые песни

Вслед за провозглашённом на XX съезде партии ниспровержении «культа личности» в СССР начались подвижки и в культурной жизни. Через месяц после съезда заведующий отделом культуры ЦК Рюриков извлекает из архива письмо бельгийской королевы, давшее в своё время толчок для разработки ещё во времена «культа» концепции музыкального конкурса. В общем, далее пошло как обычно: без Сталина, но по сталинскому пути.

30 июля 1956 года Политбюро ЦК принимает постановление «О проведении в Москве в марте 1958 года Международного конкурса пианистов и скрипачей им. П.И. Чайковского». Председателем оргкомитета остаётся Шостакович, члены: директора Московской и Ленинградской консерваторий, видные пианисты, скрипачи, композиторы. Оргкомитет определяет состав конкурсного жюри и представляет его на утвержде», ние в ЦК. Но в благие планы вновь вмешалась политика. Осенью 1956-го в Будапешт вошли советские танки. В ответ западные державы бойкотируют СССР и вводят санкции, в том числе в области культуры. Срывается множество международных культурных мероприятий и гастролей. В Москве побывал лишь причастный к французской компартии Ив Монтан. Но и он, вернувшись в свой Париж, устроил на посмешище публики вернисаж советского дамского белья.

Виват, королева

К счастью для устроителей» конкурса, вновь напомнила о себе и помогла им бельгийская королева. Елизавета кулуарно, без лишнего шума провела среди западных коллег разъяснительную работу, а затем лично приехала на конкурс. Она даже не обиделась, получив от председателя Верховного Совета престарелого Климента Ворошилова гневный протест по поводу заявления королевы Елизаветы на тему советских танков в Будапеште. Тут маршал слегка оконфузился: вызвавшее его гнев заявление действительно сделала королева Елизавета, только не бельгийская, а британская. Москве пришлось принести извинения. Итак, несмотря на интриги Запада, первый международный конкурс музыкантов-исполнителей состоялся в 1958 году в Москве. В нём участвовали 62 музыканта из 22 стран, пока только пианисты и скрипачи.

Конкурс решили проводить с периодичностью раз в четыре года. Начиная со второго, в нём принимают участие и виолончелисты, а начиная с третьего — ещё и вокалисты.

13-му конкурсу в 2006 году, естественно, не повезло: его отложили на год, чтобы развести по времени с другим масштабным мероприятием — чемпионатом мира по футболу. А пока, в 1956-1957 годах, Москва готовилась принять первый конкурс. Системного отбора иностранных участников не проводилось, но вскоре после того, как информация о предстоящем событии была разослана по всему миру, в оргкомитет посыпались многочисленные заявки. В первую очередь отозвались музыканты, любящие русскую и советскую музыку, а также те, кто хотел побывать в Москве и увидеть собственными глазами СССР, который многим представлялся некой экзотикой.

И наконец, на сцену вышли исполнители — первый тур конкурса начался. В ЦК, куда ежедневно поступали отчёты о голосовании жюри по каждому туру, считали, что выигрывать должны обязательно советские музыканты. Активно работали кулуарные осведомители, снабжающие аппаратчиков сплетнями и слухами. Часто героем таковых становился Святослав Рихтер. К примеру: «тов. Рихтер при голосовании во втором туре оценил выступления многих советских и зарубежных исполнителей крайне низко — всем конкурсантам, кроме 7 человек, он поставил нули (и это при 25-балльной системе)». Сам же Рихтер искренне желал победы Ван Клиберну, что и произошло. Это был триумф 23-летнего американца. После того как он на бис сыграл «Подмосковные вечера», публика была просто в экстазе, Ван Клиберн стал её кумиром. Понравился он и Хрущёву, в голове которого сразу же родились далеко идущие планы.

Музыкальная дружба

Ван Клиберн стал первопроходцем на пути советско-американского сближения. Согласно регламенту, конкурсантам предстояло выступать не только соло, но и исполнить какое-либо произведение с оркестром. Легко представить, сколь велика была при этом роль дирижёра.

Оркестром, сопровождающим выступление Ван Клиберна, руководил Кирилл Кондрашин. Знаменитостью и невозвращенцем он станет много позже, а пока он — лишь один из многих советских дирижёров. В 1958 году Кондрашин, выступая с Ван Клиберном, дирижировал блестяще.

7 июня того же года Ван Клиберн обратился с телеграммой к Хрущёву с просьбой разрешить выезд в Лондон на три дня (16-18 июня) маэстро Кондрашина, чтобы тот дирижировал оркестром Лондонской филармонии на предстоящем дебютном выступлении Ван Клиберна.

Сегодня трудно представить, что значило тогда попросить советского лидера о том, чтобы кто-то из его граждан уже через девять дней дирижировал оркестром в Лондоне. Для начала нужно было составить выездное дело: оформить автобиографию, получить справки о здоровье, характеристики от партийной и профсоюзной организаций, добыть рекомендации членов КПСС и т.д. Но на этот раз Хрущёв пренебрёг формальностями и через головы свиты ответил лично:

«Господин Ван Клиберн, Ваша телеграмма напомнила мне об удовольствии, которое принесло Ваше выступление в Москве. Ваша просьба удовлетворена, и дирижёр Кондрашин уже вылетел в Лондон. Прошу принять наилучшие пожелания Вам и Вашей семье. С уважением. Н. Хрущёв. 13 июня 1958 г.».

Все остались довольны. Однако Лондон — по идее Хрущёва — должен был стать лишь отправной точкой на пути к главной цели задуманной комбинации. И действительно — Кондрашин с Ван Клиберном поедут в США, где будут приняты президентом Эйзенхауэром. О венгерских событиях и прочих неблагозвучных обстоятельствах при этом не вспоминали. Следом за музыкантами Белый дом посетит советский вице-премьер Микоян, а через год вице-президент США Ричард Никсон будет разливать пепси-колу на сенсационной американской выставке в московских Сокольниках.

За этим последует ответная советская выставка в Нью-Йорке. И наконец, осенью 1959 года состоится визит в США самого Никиты Сергеевича, вошедший в историю как «Лицом к лицу с Америкой». Прошли годы, отзвучали ещё 15 музыкальных конкурсов. Сегодня с нами уже нет никого из героев того первого. Последним покинул этот мир Ван Клиберн, доживший до 78 лет и умерший 27, февраля 2013 года у себя в Техасе. Теперь его имя носит международный конкурс пианистов в Форт-Уэрте.

Журнал: Неизвестный СССР №1, январь 2022
Рубрика: Советское искусство
Автор: Анатолий Буровцев, Константин Ришес





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, политика, Война и Отечество, культура, музыка, музыкант, конкурс, Шостакович, Чайковский, Ойстрах, Прокофьев, Неизвестный СССР, Хренников, Мравинский


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022