Советский Союз был страной, где пытались создать человека, равнодушного к буржуазному «обществу потреблению» и живущего высокими идеалами. Увы, это была попытка, обречённая на провал, — сколько-нибудь массово «новый человек» (лишённый пороков тёмного прошлого) существовал лишь на страницах пропагандистских книг.

Как советские моряки возили импортные товары из-за границы

Контрабанда импортных товаров моряками торгового флота СССР

Советская элита сама подавала неподобающий пример: пропагандируя в теории коммунистический аскетизм, она алчно поглощала предметы зарубежной роскоши. При этом в СССР была создана ситуация «запретного плода» — достаточно вспомнить позорные очереди в «Макдоналдс» в первые годы перестройки. На импортный хлам «строители социализма» набрасывались, как дикари на зеркальца и бусы. Неудивительно, что все, что привозили из-за границы советские моряки — от зонтов и плащей до фломастеров, — пользовалось большим спросом. Где есть спрос, появляется предложение. В теории советские моряки (как представители передовой формации) должны были осматривать в иностранных портах музеи и библиотеки, а также просвещать местный пролетариат, рассказывая о сказочно счастливой жизни в СССР. На практике же моряки носились по лавкам, предаваясь самому бесстыжему мелкобуржуазному шопингу. Потом все это продавалось в СССР, через комиссионку или ещё как-то — например, на знаменитом в те времена одесском рынке-«толкучке». А вырученные деньги от продажи шли в карман советского моряка.

Правила бартера

Помимо имевшейся у моряков валюты для добывания заграничного барахла использовались советские товары. При этом процветал «бартер» — прямой товарообмен.

С нашей стороны «на экспорт» шёл антиквариат, водка, чёрная икра, а также часы и фотоаппараты определённых марок (в частности, часы «Победа», фотоаппараты «Киев», «Зоркий»). А у забугорных барыг моряки приобретали всё, на что у советского человека был спрос: одежду, обувь, магнитофоны (позднее — видеомагнитофоны), виниловые, диски с записями полузапрещённых рок-групп, а также сигареты, жевательную резинку и даже плакаты с полуголыми красотками.

Естественно, на все заграничные покупки имелись таможенные нормы, а превышение этих норм считалось контрабандой. Любое судно по приходе из-за границы в советский порт подвергалось тщательному таможенному досмотру. И если у моряка находили что-то сверх положенного, ему грозила уголовная ответственность.

Для лучшего контроля морякам выдавались арматурные книжки. В этих книжках были записаны таможенные нормы, в которых предусматривалось, сколько всего и чего может купить за границей моряк. По приходе в советский порт таможенник сверял арматурные книжки с тем, что купили за границей моряки.

Позднее эти арматурные книжки (страшно бесившие моряков) отменили и ввели новые таможенные нормы, которые ещё и постоянно менялись. Таможенные досмотры длились по многу часов, а семьи, встречавшие пришедших из дальних рейсов моряков (и привезённое ими барахло — что-было приоритетом, зависело от семьи), ждали кормильцев на причалах.

В школу

Когда ограничения на ввоз всякой мелочи в очередной раз ужесточили, то морякам об этом не сказали. И далее произошла история, которую описал журналист Алексей Агуреев (ходивший в советские годы на круизном судне):

«По приходе в порт родной Одессы их (матросов) начала шмонать таможня. А основным объектом провоза в тот рейс были наборы разноцветных детских фломастеров. Таможенники, не видевшие никогда до этого фломастеров, удивлённо спрашивали у морячков: «А это что за странные карандаши? А это куда? А это зачем?». Дело было перед 1 сентября, и морячки, Даже не сговариваясь, бодро отвечали: «Это — детям, это — в школу!». Так в морском жаргоне советских моряков и появились выражения «школа», «делать школу» и «школьник».

И эта «школа» процветала. Агуреев так описывает «школьный» механизм: «Бывал ли я в Генуе??? Да меня тошнило от этой Генуи, когда заходили в неё толи в 30-й, то ли в 50-й раз.

В общем, Генуя тогда, если честно, страшно достала. Правда, как и всякий моряк, видел я эту Геную больше со стороны порта, а порт — он и в Африке порт. А это значит, что самая главная достопримечательность Генуи была предопределена заранее — Колбасный переулок, маленькая улочка рядом с портом, которая извивалась как колбаса (потому и Колбасный, и как на самом деле звали эту улицу, да бог её знает). И именно там советские экипажи брали «школу» — то есть скупали дешёвый ширпотреб, который можно было дорого продать дома. В Генуе, как сейчас помню, брали искусственные дублёнки по 60 тысяч лир или 60 марок. Дома «сдавали» эти дублёнки, даже если просто через комиссионку, го по 500-600 рублей. Отсюда вырисовался экономический инвалютный закон советского моряка: одна марочка = 100 песет = 1000 лир = 10 рублей. Это считалась «нормальная школа».

Разумеется, контрабанда в обход таможенных норм процветала. Запретный товар прятали в машинном отделении, в спасательных шлюпках, в тайниках. В этих случаях к сбыту обычно подключались знакомые спекулянты, которым оптом сдавали товар, а те уже продавали его.

Но иногда подобная схема не работала. Типичным примером является известный скандал, произошедший весной 1970 года с командой работавшего на Ближневосточной линии пассажирского теплохода «Башкирия». Этот теплоход (неслыханное дело) был арестован КГБ. Теплоход был поставлен в Одесском порту у Платоновского мола, и его круглые сутки охраняли, никого не впуская и не выпуская. На теплоходе же комитетчики вели следствие.

КГБ против контрабанды

Дело было в том, что экипаж теплохода «Башкирия» вывозил из Союза на Ближний Восток в Сирию) большие суммы советских денег и покупал на них дешёвое (по советским меркам) золото. На «Башкирии» золото шло в Советский Союз! А за вывезенные рубли сирийские дельцы покупали советские товары (каналы торговли у них были налажены). В итоге был судебный процесс, и виновные в контрабанде получили большие сроки. А после этого на всех судак были созданы группы самодосмотра. Когда в заграничных портах моряки возвращались с берега с покупками, то прежде, чем разойтись по каютам, они предъявляли группе самодосмотра свои покупки и отчитывались о потраченных деньгах… Как легко догадаться, это не помогало. Мелочную торговлю (которая была законна даже по советским стандартам) такие досмотры пресечь в принципе не могли, а в случае более масштабных операций проверяющие, как правило, были «в доле».

В Одессе даже сняли фильм с красноречивым названием «Контрабанда». По сюжету, с советского завода высокоточных приборов похищают детали, содержащие драгоценный металл — платину. А при досмотре багажа в одном из портов РСФСР внимание таможенников привлекает подозрительный саквояж, в котором сотрудники обнаруживают коробку шоколадных конфет. Выясняется, что в каждой конфете спрятаны платиновые пластинки, применяемые в качестве контактов в приборах высшей точности. Прозорливые работники КГБ приходят к выводу, что это и есть те самые похищенные с завода детали, которые контрабандисты везут за бугор. Фильм, разумеется, заканчивается разоблачением отщепенцев, не способных жить в условиях социализма. Однако в реальности масштаб контрабанды нарастал и нарастал.

Пролетарское братство

Характерная история произошла в 1987 году. Надзор к тому времени ослаб, поэтому в тот раз водки на борту корабля, пришедшего в шведский портовый город, было в огромном избытке. Моряки горели желанием поскорее сбыть товар и закупить себе что-либо полезное. Но в Швеции шла кампания борьбы с алкоголизмом, и шведская полиция выставила при выходах из порта кордоны, которые досматривали любые подозрительные коробки или узлы! Команда была в отчаянии — до оптовых покупателей было не добраться, а корабль вскоре должен был уйти домой.

В этом рейсе оказался один моряк, у которого это был первый заграничный поход. Оказавшись в шведском магазине, не отличавшийся особым интеллектом матрос подивился практически полному отсутствию наблюдения за выходом. Мысленно произнеся «Ну тупыыыыеее!», доблестный советский моряк запихнул приглянувшееся барахло под куртку и пошёл на выход. И попался — да так, что вызвали полицию. А вечером по местному телевидению показали сюжет, в котором советский моряк, не знавший про видеокамеру под потолком магазина, прятал под куртку вожделенный импорт.

Результат был неожиданный. После того как по телевидению оповестили местных жителей, что в порт пришёл советский корабль, местные алкаши (знавшие, какой товар подпольно везут на советских кораблях) отправились в места продаж дешёвого контрабандного пойла. Узнав от опечаленных барыг, какой облом устроила полиция, суровые скандинавские алкоголики не растерялись. Свободные граждане королевства Швеция на всех парах помчались в порт. На удивлённые вопросы полиции любители русской водки отвечали, что имеют конституционное право гулять где им хочется и вот именно сейчас им захотелось подышать пахнущим мазутом воздухом в порту. Так что утром возле корабля было не протолкнуться от «прогуливающихся».

В итоге представители страны рабочих и крестьян продали водку угнетённым шведским пролетариям в розницу, причём в несколько раз дороже, чем могли бы продать оптом. А в результате все были довольны — ну, кроме шведской полиции и оставшихся без профита стокгольмских барыг.

Журнал: Неизвестный СССР №1(13), январь 2021 года
Рубрика: Морская история
Автор: Александр Стела




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, торговля, корабль, Война и Отечество, флот, дефицит, товар, КГБ, контрабанда, Неизвестный СССР, Книспель


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022