В марте 1990 года на только что открывшемся Третьем съезде народных депутатов СССР разразился скандал. Во время обсуждения вопроса о введении поста Президента Советского Союза депутат и первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Иван Полозков обвинил в грабеже страны и коррупции академика Владимира Тихонова и Анатолия Собчака.

Коррупционное расследование по делу кооператива АНТ

Коррупция в перестройку СССР: Как кооператив АНТ продавал танки

Страсти вокруг АНТа

Причиной столь эпатажного выступления народного депутата, которое подобно грому поразило всех граждан Страны Советов, была судьба кооператива «АНТ» («Авиация. Наука. Технология»), который, по утверждению Полозкова, пытался продавать за границу советские танки под видом артиллерийских тягачей.
В ответном слове Анатолий Собчак ответил, что не только не имеет никакого отношения к означенному кооперативу, но и сам хотел выступить с критикой в его адрес. В своей речи Собчак обвинил некую группу сталинистов, окопавшихся во власти, что те хотят скомпрометировать кооперативное движение и поэтому устроили масштабную провокацию. По утверждению Собчака, «АНТ» совершал операции с необработанными алмазами из Гохрана, а к созданию концерна причастны премьер Николай Рыжков и его заместитель Владимир Гусев.
Ситуация сложилась практически анекдотическая: два депутата, являвшиеся яростными идеологическими противниками, выступают с резкой критикой одного и того же кооператива, привлекая к нему внимание общественности и правоохранительных органов. Что же такого интересного было в означенном кооперативе, из-за которого разгорелось нешуточное противостояние в верхних эшелонах власти?

Танки вместо тягачей

Завязка этой истории произошла 11 января 1990 года на узловой железнодорожной станции вблизи Новороссийска. Делавшие обход составов железнодорожники не могли поверить своим глазам — на 12 платформах вместо обычных гражданских тягачей стояли танки Т-72 производства «Уралвагонзавода».
О случившемся ЧП было тотчас же доложено первому секретарю крайкома Полозкову. Тот, недолго думая, решил раскачать эту ситуацию через советские СМИ и тут же сообщил о произошедшем главному редактору газеты «Советская Россия» Валентину Чикину, который послал на место происшествия корреспондента Владимира Удачина.
И вот, уже через 3 дня, 14 января, вышла статья «Спрут под семафором». После публикации ситуацию взяла под свой контроль Генпрокуратура, которая решила разобраться, что за волшебник научился превращать тягачи в танки. Оказалось, что «волшебников» было целых двое. Первым был руководитель НПО «Взлёт» Владимир Довгань, который ещё в ноябре 1989 года предложил главе «АНТ» Владимиру Ряшенцеву обменять продукцию «Уралвагонзавода» на партию компьютеров за рубежом. Однако заказчику не нужны были тягачи, ему нужны были танки. И тогда Довгань и Ряшенцев придумали хитрую схему. С танков были сняты орудия, прицельные приспособления, а также демонтированы автоматы заряжания. А сами машины оформлены как тягачи. При этом все снятое оборудование ехало в том же эшелоне, что и сами танки. И направлялось тому же заказчику.
Однако Генпрокуратура не оценила гениальность замысла и начала масштабную проверку всей деятельности кооператива «АНТ». В результате в порту Мурманска арестовали партию никеля и электролитной меди, а в Находке задержали 50 т магния, направлявшегося в Японию. А затем грянул будапештский скандал.

Будапештская операция КГБ

Когда 26 февраля 1990 года замначальника следственного отдела МВД Венгрии Йожев Пай-чич получил вызов в Военную прокуратуру, он никак не ожидал, что его будут встречать советский консул, а также представители КГБ, МВД и Генпрокуратуры Советского Союза. В доверительной беседе представители советских спецслужб сообщили ошарашенному Пайчичу, что в ближайшее время ему придётся оказать помощь «старшему брату». Необходимо было задержать в Будапеште двух советских граждан, сотрудников кооператива «АНТ», которые должны были получить взятку от гражданина Судана. Серьёзность операции объяснялась тем, что, по сведениям КГБ, в коррупционной схеме принимал участие один из заместителей председателя Совмина СССР.
Сначала Йожев Пайчич полностью оправдал ожидания коллег из Советского Союза. 2 марта его подчинённые действительно задержали в будапештском отеле «Бек» сотрудника кооператива «АНТ». При обыске у задержанного изъяли 140 тысяч долларов США, которые тот получил от какого-то суданца. Однако затем следствие забуксовало. Во-первых, выяснилось, что изъятая сумма — это не взятка, а штраф, который представитель Судана должен был заплатить «АНТу» за срыв одного из контрактов. Во-вторых, оказалось, что «взяткодатель» — это студент одного из советских вузов, который прибыл не из Судана, а из Москвы. Происходящее начинало попахивать провокацией. Венгры поняли, что стали пешками в какой-то хитрой комбинации советского КГБ. Им это категорически не понравилось, поэтому верховный прокурор Венгрии доктор Карой Сиярто сообщил представителям СССР, что их действия на территории его страны некорректны.
Кто был автором этой провокации, неизвестно до сих пор. Некоторые были уверены, что за ниточки дёргал КГБ, который хотел таким образом скомпрометировать развивающиеся рыночные отношения. Однако в этом случае под удар в первую очередь попадал Николай Рыжков, которого трудно было заподозрить в любви к рынку и реформам того времени. Поэтому существует иная версия, которая гласит, что провокацию затеяли сторонники реформ, чтобы свалить самого Рыжкова.

У истоков АНТа

История кооператива началась в 1987 году. Его основателем стал выпускник Московского авиационного техникума, а по совместительству бывший сотрудник 9-го Управления КГБ СССР Владимир Ряшенцев. Человек он был незаурядный, к тому же после службы в КГБ у него сохранились хорошие связи, так что неудивительно, что уже через год «АНТ» разросся до огромной фирмы со множеством филиалов в Ленинграде, Харькове, Коканде. Через некоторое время партнёром кооператива стал отдел химической промышленности ЦК КПСС, и с этого времени дела кооператива пошли ещё лучше.
Уже через два месяца «АНТ» оказывает помощь Ногинскому заводу топливной аппаратуры, а в июне кооператив уже разрастается до государственно-кооперативного объединения, партнёром котором становится Минавиапром страны.
И в том же месяце предприятие удостаивается чести получить разрешение на ведение самостоятельной внешнеэкономической деятельности. Небывалая по тем временам свобода! А когда в марте 1989 года Совмин наложил ограничения на право торговать с заграницей на другие частные предприятия, привилегии «АНТа» сохранились в полной мере. Сам же кооператив к этому времени стал уже межотраслевым государственно-кооперативным концерном. Думаю, не нужно быть экспертом, чтобы понять — столь большой рост не мог пройти без поддержки сверху. Многие указывают, что наибольшее покровительство кооперативу оказывал начальник 6-го Управления КГБ СССР генерал Николай Шам. Кроме того, протекцию «АНТу» проявлял генерал Александр Стерлигов, заведовавший 6-м сектором Управления делами Совета Министров СССР.
Также в числе тех, кто входил в наблюдательный совет «АНТа», встречаются такие персоны, как начальник Главного управления таможенного контроля при Совете Министров СССР Виталий Бояров: между прочим, человек, который стал прототипом генерала Константинова в фильме «ТАСС уполномочен заявить…».
Следует уточнить, что все эти люди относились к команде премьера Николая Рыжкова, а сам кооператив, по всей видимости, создавался для торговли оружием и технологиями с зарубежными странами. Однако деньги, который зарабатывал «АНТ», не были самоцелью его создателей. Заработанные финансовые средства должны были пойти на политическую кампанию группы Рыжкова.

Политические противники

Но не всем партийным руководителям нравилось, что у Рыжкова может появиться такой козырной туз, каким был «АНТ» и его деньги. Многим хотелось выбить из-под ног премьера эту финансовую опору. И вот в начале 1990 года, когда отношения между Горбачёвым и Рыжковым накалились, противники Рыжкова решили, что настало время нанести удар. Тем более что ходили слухи, будто Рыжкова активно подбивали на то, чтобы выдвинуть свою кандидатуру в президенты СССР.
В результате по Рыжкову ударили сразу с двух стороны. Первый удар нанёс Полозков, считавшийся человеком секретаря ЦК КПСС Егора Лигачёва. Второй удар последовал со стороны демократов, лидером которых был Анатолий Собчак. Обоим, практически одновременно, подбросили документы по деятельности кооператива.
Кто подбросил, неизвестно, но совершенно определённо, что это были люди из высших эшелонов КГБ. Однако события развернулись не так, как ожидали противники кооператива.

АНТ наносит ответный удар

11 августа 1990 года вышло постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О создании акционерного общества Промышленно-коммерческая компания «Российский дом». Вновь созданное ао получало на два года солидные налоговые льготы, а его учредителями стали три министерства РСФСР и ПГКО «АНТ», главой коммерческой структуры стал тот самый Ряшенцев, а генерал Стерлигов был назначен управделами Совмина РСФСР. Председателем Верховного Совета РСФСР в то время был Борис Николаевич Ельцин. Таким образом, часть группы Рыжкова перешла на сторону Ельцина, вместе со всей финансовой поддержкой, которую предоставлял «АНТ». Да и не только финансовую. «АНТ» мог оказывать и другие услуги.
Так, например, именно Ряшенцев предупредил Ельцина о готовящемся путче, а затем организовал встречу Ельцина с представителями европейских элит. Вряд ли сам Ряшенцев мог вести дипломатическую игру на таком уровне. Скорее всего, он выступал посредником между Ельциным и кем-то из окружения Рыжкова. Видимо, многие из приближённых премьера, почувствовав слабость своего патрона, искали себе более сильного покровителя. И таким тогда виделся будущий первый президент Российской Федерации.
Тут надо вспомнить тот факт, что и Ельцин, и Рыжков работали в Свердловске, а коммерческие связи «АНТа» замыкались на предприятия ВПК, расположенные на Урале. Связи эти возникли, скорее всего, в те времена, когда Ряшенцев заключил коммерческое соглашение с Минавиапромом СССР, куратором которого был вице-премьер Иван Силаев. Кстати, именно Силаев и Ряшенцев смогли добиться того, что «АНТу» разрешили торговать оружием.

Развязка истории

Несмотря на атаку на «АНТ», Ряшенцев не остановил финансовый маховик своего детища. Более того, в феврале 1990 года он сошёлся с бизнесменом Александром Конаныхиным, создавшим Всероссийский биржевой банк. Конаныхин был тесно связан всё с тем же Силаевым, а также некоторыми высокопоставленными сотрудниками КГБ СССР — начальником ПГУ Леонидом Шебаршиным и главой Аналитического управления КГБ Николаем Леоновым.
В результате знакомства Конаныхина с Ряшенцевым «АНТ» занялся финансированием предвыборной кампании Бориса Ельцина на выборах в народные депутаты РСФСР. Это помогло самому Ряшенцеву войти в окружение Ельцина и стать главой «Российского дома».
А затем был август 1991 года. Путч. Развал СССР. Расстрел Белого дома осенью 1993 года. Уголовное дело против «АНТа» тянулось ни шатко ни валко, пока, наконец, в 1993 году не было закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Бывший тогда Генпрокурором РФ Валентин Степанков от лица государства принёс официальные извинения Владимиру Ряшенцеву. Правда, сам Ряшенцев к этому времени уже давно не появлялся в России, предпочитая проживать либо в Венгрии, либо в США. Примерно там же обитал и Конаныхин. Дело в том, что оба в 1992 году попали в опалу и вынуждены были покинуть пределы государства, пребывание в котором стало для них небезопасно.
В тот же период из коридоров власти выставили и генерала Стерлигова. Да так, что тот из провластных фигур переметнулся в стан оппозиции, возглавив движение «Русский национальный собор». Люди, которые привели Ельцина к власти, оказались новому лидеру не нужны.
Ходили слухи, что карьеру всех троих сломал глава ельцинской охраны Александр Коржаков. Впрочем, поскольку реальную силу Коржаков начал набирать только после расстрела Белого дома, вряд ли он мог быть причиной опалы бывших сподвижников Ельцина. Хотя Конаныхин открыто обвинял главного охранника Ельцина в том, что тот отжал его бизнес.
После опалы Ряшенцев прожил недолгие четыре года: в 1997 году он скончался от «коровьего бешенства» в США, причём до сих пор ходят слухи о том, что причины его смерти далеки от естественных.
История кооператива «АНТ» — это один из наиболее интересных сюжетов времён позднего СССР, который проливает свет на то, как происходила партийная борьба внутри ЦК КПСС, в результате которой рассыпалось одно из самых сильных государств нашего мира.

Журнал: Неизвестный СССР №12, декабрь 2021 года
Рубрика: На обратной стороне
Автор: Евгений Попов

Метки: СССР, власть, деньги, танк, Война и Отечество, КГБ, продажа, кооператив, Ельцин, перестройка, 1990, Собчак, Неизвестный СССР




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-