Коррупция в СССР

Социалистическая система изобрела эффективный механизм по минимизации коррупции. Можно сказать, что крупным номенклатурным партийным работникам просто незачем было брать взятки. Государство и так создавало им прекрасные условия для жизни: спецпитание, спецмедицина, спецкурорты, спецмашины, спецдачи.

Фото: коррупция в СССР — интересные факты

Партийная верхушка запрещала возбуждать дела против номенклатуры!

Человеку в начальственном кабинете всегда хочется большего, чем есть. Но провинившихся «номенклатурщиков» после Сталина уже не сажали, просто «отлучали от кормушки». И только народ не считал торжеством справедливости положение, когда какого-нибудь маленького начальника могли отправить в тюрьму за получение бутылки коньяка, а высокопоставленного руководителя за получение куда более дорогостоящих подношений всего-навсего отправляли руководить, к примеру, сельским хозяйством.

Хрущёвские строгости

Постепенно партийная номенклатура присвоила себе привилегию неприкасаемости. Контролируя силовые структуры, она попросту стала неподсудной. Самое страшное, что могло ждать сановных коррупционеров, — это снятие с поста и исключение из КПСС. Фактически, без одобрения партийного руководства сотрудникам правоохранительных органов нельзя было даже возбудить уголовное дело на любого крупного руководителя. Например, руководству УБХСС Свердловской области пришлось получать разрешение у первого секретаря обкома Бориса Ельцина, чтобы привлечь к уголовной ответственности его водителя.
Поскольку борьба с коррупцией в стране регламентировалась партией, то порой приобретала признаки кампанейщины. Так, одним из волюнтаристских решении руководителя государства Никиты Сергеевича Хрущёва стало указание проверять, на какие деньги люди строят дачи. Причём по его распоряжению дачи можно было изымать без доказательства вины. Под всеобщее одобрение дачи изымались у работников торговли и передавались под детские учреждения.
По инициативе Хрущёва в начале 1960-х годов опять начали жёстко карать за экономические преступления. Только за один год к высшей мере наказания были приговорены 183 расхитителя и взяточника. Власть опять предпочла пойти по пути ужесточения наказаний за экономические преступления вместо исправления перекосов в самой экономике. А между тем эти перекосы приобретали все более болезненный характер.

Региональные царьки

Так называемые застойные годы ещё больше усугубили одну из основных проблем советской экономики — проблему дефицита. Например, этот пресловутый дефицит стал источником возникновения в стране «торговой мафии». Руководители баз, магазинов и ресторанов обрастали связями с властными структурами, которые защищали их от повышенного внимания со стороны сотрудников ОБХСС. Развивалась теневая экономика. «Цеховики» проводили целые секретные симпозиумы по обмену опытом и разделу сфер влияния, организовывали обучение своих сотрудников.
Однако застой царил как в государственной системе, так и в деле борьбы с коррупцией, которая приняла просто угрожающие масштабы в некоторых республиках Союза.
Настоящим громом среди ясного неба в стране стали факты коррупции во всех ветвях власти Узбекистана, выявленные следственно-оперативной бригадой Гдляна и Иванова по «хлопковому делу». Раскрылась масштабная панорама злоупотреблений в системе хлопководства Узбекистана. Для сокрытия приписок примерно на миллион тонн хлопка в год руководители узбекских хлопкозаводов отправляли на перерабатывающие предприятия России, Украины и Казахстана вместо хлопка его отходы, так называемый линт. За приёмку каждого вагона отходов давалась взятка в размере 10 тысяч рублей. В результате этих махинаций узбекским предприятиям фактически за воздух из госбюджета было выплачено свыше трёх миллиардов рублей.
Разветвлённая и коррумпированная система хищений была вскрыта в том же 1984 году и в Киргизии. Только там махинации были связаны не с хлопком, а с мясом. Расхитители наладили бесперебойное и массовое хищение скота из соседнего Казахстана, незаконно перечисляли денежные суммы с целью последующего их изъятия. За мзду и подарки эти махинации страховали заместитель прокурора республики, прокурор и начальник ОБХСС города Токмака.
Ряд крупных «хлопковых» скандалов прокатился и по Казахстану. Большой резонанс вызвало уголовное дело по Карагандинскому автохозяйству. По нему был арестован первый секретарь райкома, который, кстати, озвучил весьма любопытную теорию. Будто бы, получив более миллиона рублей в качестве взяток, он вовсе не подрывал отечественную экономику, поскольку держал эти деньги в Сберкассе.
Правда, в Казахстане борьба с коррупцией пошла по «бархатному пути». Прокуратура и ЦК КП республики приняли решение освобождать от уголовной ответственности раскаявшихся расхитителей и взяточников, если их грехи были не особо тяжкими. Там даже воззвали к совести жуликов через печать, и это дало определённый эффект. За два года в Казахстане было сдано более 15 млн. наворованных денег. Хотя и имеются большие сомнения, что эти деньги сдавались действительно добровольно.
Развитие подпольных цехов получило особенно широкое развитие в кавказских республиках: Грузии, Армении, Азербайджане. И это было обусловлено прежде всего тоже менталитетом — на Кавказе «цеховики» быстрее и успешнее находили взаимопонимание с представителями власти и правоохранительных структур.

Торговая мафия

Ситуация по борьбе с коррупцией изменилась только тогда, когда пост Генерального секретаря ЦК КПСС занял Юрий Андропов. Он-то и санкционировал наступление на «торговую мафию». Начались громкие разоблачения. Одним из первых был арестован директор Елисеевского гастронома № 1 Юрий Соколов. Его задержали с поличным в момент получения очередной взятки. К сожалению, «в награду» за правдивые показания о системе злоупотреблений и взяточничества в торговой сети Москвы Соколов был приговорён к высшей мере наказания. Для многих стало понятно, что «омерта» — закон молчания — действенен не только в рядах сицилийской мафии, но и в московской торговле. Тем не менее громкие процессы продолжались. Через некоторое время к уголовной ответственности только в Москве были привлечены более 15 тысяч работников торговли.
Были арестованы директор Куйбышевского райпищеторга Бегальман, директор гастронома «Новоарбатский» Филиппов, начальник Мосплодовощпрома Уральцев и ещё ряд руководителей. В ходе следствия удалось установить, что в Московском главторге, который возглавлял непотопляемый Трегубов, сложилась целая система злоупотреблений и взяточничества, в сферу которой было втянуто свыше 700 сотрудников. Сам Трегубое на допросах вёл себя сдержанно, свои злоупотребления признал, но на вышестоящее руководство в Министерстве показаний не дал. Он был приговорён к 15 годам лишения свободы.

Молчаливый Кантор

Теперь на очереди у правоохранительных органов был директор универмага «Сокольники» Владимир Кантор. Правда, он находился под покровительством первого секретаря МГК Гришина. Операцию сотрудники ГУБХСС начали, когда Гришин отправился во главе правительственной делегации в Венгрию. Те, кто проводил обыск в квартире Кантора, будто попали в антикварный магазин. А в многочисленных тайниках они нашли 750 ювелирных изделий на сумму около миллиона рублей.
В ходе следствия было установлено, что Кантор всего за два года работы в универмаге присвоил несколько миллионов рублей, также было доказано получение свыше двадцати взяток от подчинённых и всплыл ряд «неподсудных», но весьма любопытных фактов. Например, за счёт хороших отношений с председателем Мосгорисполкома Промысловым Кантор получил от столичной администрации 15 квартир для своего универмага и две — для своих сыновей.
Учитывая печальный пример Соколова, Кантор на следствии вёл себя замкнуто. Но высокие покровители, на которых он так надеялся, не помогли. Суд приговорил его к восьми годам строгого режима.
И всё же гораздо больший общественный резонанс, чем борьба с «торговой и рыбной мафиями», вместе взятыми, вызвало разоблачение злоупотреблений в ближайшем окружении бывшего Генерального секретаря Брежнева. На девять лет лишения свободы был осуждён Геннадий Бровин, на протяжении 13 лет работавший секретарём «дорогого Леонида Ильича». А потом, словно «простого смертного», отправили на зону зятя Брежнева — заместителя министра внутренних дел Юрия Чурбанова.
Но затем к власти в стране пришёл Михаил Горбачёв. И под его чутким руководством государство сначала перестало бороться с высокопоставленными коррупционерами, а потом просто развалилось.

Журнал: Загадки истории №35, август 2019 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Олег Логинов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —