Ленминводторг — дело о коррупции в Ленинграде

В начале 1960-x в Ленинграде прогремело самое масштабное дело о коррупции. Ничего подобного не было за всю его послевоенную историю. Судебное заседание — именно оно, а не следствие — под руководством председателя горсуда Николая Александровича Ермакова продолжалось с 30 ноября 1962 года по 21 мая 1963 года. На скамье подсудимых находилось 52 человека, количество адвокатов, принимавших участие, — 41

Ленминводторг — дело о коррупции в Ленинграде

Спрут-1962. Торговая мафия Ленминводторга делала деньги на пиве и водке

Молодой следователь Александр Кирпичников только что завершил расследование крупного хозяйственного дела по теневой экономике — организации левого производства обуви. До отпуска оставалось две недели. Чтобы занять подчинённого работой на этот период времени, первый заместитель прокурора города Юрий Иванович Горбенко поручил ему дело, которое тогда казалось небольшим и не заслуживающим серьёзного внимания. В винном магазине на Сенной был обнаружен массовый обман и обсчёт покупателей, арестованы завмаг и буфетчица.

Традиции и методы

Следователь отнёсся к делу более чем добросовестно. В магазине, где торговали спиртным в розлив, обнаружились и другие нарушения. Коньяк не соответствовал заявленной «звёздности», под видом более дорогого вина продавалось более дешёвое. Бутерброды — и те недотягивали до установленного ГОСТом веса. И, разумеется, присутствовали такие традиционные методы обмана, как недолив и обсчёт.
Заведующая магазином Маргарита Михайловна Садова, которую Александр Кирпичников вызывал на допросы каждый день, постепенно рассказала о тщательно разработанной системе взяток. В ней были задействованы не только руководство Ленминводторга, но и санитарные врачи, сотрудники бухгалтерии, представители Торгинспекции и даже сотрудники ОБХСС. Следующей задачей стало найти доказательства.
Пиво — а его послевоенная ленинградская промышленность выпускала 32 сорта — разбавлялось более дешёвыми сортами. Чтобы квас, лимонад и пиво давали такую же обильную пену, как неразбавленные, в них добавляли небольшое количество моющих средств. Требовать долива после отстоя пены, как советовал популярный плакат тех лет, было делом практически невозможным. Попытку не в меру принципиального гражданина пресекла бы сама очередь. Все спешили получить свою порцию напитка. «На пивной пене можно построить дачу» — эта поговорка как нельзя лучше отражала сложившееся положение вещей.
Были приобретены 211 водочных, сиропных и пивных дозаторов. Но руководители торговых точек не спешили внедрять эту техническую новинку. Из каждой полусотни дозаторов 35 были установлены на промышленных предприятиях, где работникам отпускали газировку бесплатно. Сотрудники магазинов на случай проверки работали как подпольщики — со всеми необходимыми предосторожностями.
Так, директор двух магазинов Ленминводторга Фатеев разработал особую систему предупреждения сотрудников о возможных проверках. В его магазинах систематически осуществлялись обсчёт, обвес, недолив и фальсификация товаров. Получив тревожный сигнал, Фатеев предупреждал продавцов словом «блокада», и персонал работал по всем правилам.

Рейд тайных покупателей

Следующий этап операции требовал больших усилий. Количество магазинов в торге доходило до полутора тысяч, для их проверки было задействовано около 200 оперативных сотрудников и дружинников. Дружинники посещали магазины в центре Ленинграда, фиксируя все случаи обсчета и других нарушений. Неделю спустя выяснилось: обманывают практически везде.
В декабре 1961 года приступили ко второй фазе операции. Проведение её было назначено на вечер воскресенья: время, когда все розничные точки, где торгуют спиртным в розлив, работают, но проверки не ожидается.
Результат оказался ошеломляющим: даже автоматы, через которые продавались напитки, были настроены на недолив. Использовались все варианты махинаций, какие только возможно. Как цинично замечали сами директора магазинов, «выпивший покупатель не опасен». Стоило кому-то из них начать возмущаться, всегда можно было вызвать милицию… которая «кормилась» с этой же торговой точки. Получаемая таким образом незаконная прибыль делилась между всеми, кто закрывал глаза на нарушения: милицией, инспекторами, руководителями торга.
По каждому магазину, где обнаруживались нарушения, заводилось отдельное дело, а как только заведующие начинали давать показания о взятках, дела объединялись.
В итоге картина получалась следующая. Основным источником «прибыли» являлись магазины. Те, кто занимался непосредственно недоливом, в качестве оброка отдавали директору предприятия, от которого торговали, 50 рублей. В дополнение к официальному окладу в 110 рублей директор получал 50 рублей с каждой «подведомственной» торговой точки и в свою очередь платил 150 рублей заведующему базой за то, чтобы тот поставлял ходовой товар. Одно дело — дешёвый лимонад, с которого много не получишь, и совсем другое — коньяк или вино. Завбазой, у которого была зарплата 115 рублей, в свою очередь платил инспектору торга, тот — начальнику отдела торга и так далее.
Таким образом, выстроенная конструкция достигала самых высот. Директор Ленминводторга Цветков систематически получал взятки от директоров магазинов. Только с четырёх директоров он получил 1650 рублей при средней зарплате в начале 1960-х на уровне примерно 80-85 рублей.
17 июня 1962 года разбился на машине один из всесильнейших руководителей Ленинграда Николай Иванович Смирнов — председатель горисполкома, который в хозяйственных вопросах был человеком номер один, К тому времени он уже был под следствием, так как в процессе расследования очередного хозяйственного дела вышли прямо на него.
По делу проходил начальник ОБХСС отдела милиции Фрунзенского райисполкома Ленинграда Рудометов. За ним числились регулярно принимаемые подношения: то ящик пива — 20 бутылок — стоимостью 6 рублей, то туфли стоимостью 24 рубля. Неоднократно получала взятки за фальсификацию данных экспертизы старший ассистент лаборатории продовольственных экспертиз Института советской торговли имени Энгельса Сусанина. Она отвечала за анализ вин Ленминводторга. В цепочке взяток оказался даже ответственный секретарь газеты «Смена» Сысоев. Одно это говорит о глобальном охвате выявленной коррупционной системы.
Когда начался процесс над Ленминводторгом, в газетах царило абсолютное молчание. Потом по городу поползли слухи, их уже обсуждали везде. Поэтому было принято решение больше не скрывать происходящего. Приговор по делу — более 140 страниц — издали отдельной брошюрой.

«Не умничайте и не мешайте работать»

Вертикаль злоупотреблений вела на самый верх, поэтому дело вовремя притормозили. Все закончилось сменой руководства городской прокуратуры и сроками до 10 лет. А ведь в то время за хищение государственного имущества были предусмотрены более жёсткие наказания вплоть до расстрела.
В деле фигурировали крупные суммы, а среди обвиняемых были представители номенклатуры, поэтому дело перекинули из милиции в КГБ, где оно постепенно и увяло. Кому именно принадлежит такое распоряжение, оперативникам оставалось только догадываться. В воспоминаниях одного из бывших работников прокуратуры приводится ответ, полученный от начальства: «Первое — не умничайте; второе — не вмешивайтесь в работу; третье — так будет лучше и для вас, и для меня».
Дело Ленминводторга оказалось уроком и для взяточников и для правоохранительных органов. До самой андроповской кампании никто даже не помышлял о применении данных статей Уголовного кодекса. Следователи поняли, что высказывание о «моральном кодексе строителя коммунизма» не следует принимать всерьёз. Самые упрямые и непонятливые были отправлены работать в глубинку без всякой надежды на возвращение. Высокопоставленные взяточники осознали, что следует вовлекать в свои ряды как можно больше тех, кто в случае необходимости смог бы им помочь.
Директор Ленминводторга всё-таки лишился своей должности. По непостижимой иронии судьбы с 1983-го по 1992 год он работал директором Ленинградского музея милиции. В своих прежних должностях были восстановлены опера ОБХСС, в вину которым вменялись обеды в ресторанах в качестве оплаты за услуги. Впрочем, оказание этих услуг документально не подтверждалось.

Журнал: Загадки истории №9, февраль 2020 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Анна Цынбальская

Метки: Загадки истории, СССР, магазин, суд, алкоголь, Ленинград, коррупция, милиция, взятка, КГБ, ОБХСС, трест



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —