Майор Пронин — кто был его прототипом?

В Британии есть Шерлок Холмс, во Франции — комиссар Мегрэ, в США — Нат Пинкертон. В дореволюционной России читающая публика знала сыщика Ивана Путилина. А в СССР правил бал Иван Николаевич Пронин, майор госбезопасности, ас контрразведки, герой самых популярных приключенческих рассказов, повестей и… анекдотов. Это и есть слава. Скажешь: «Майор Пронин», — и всем ясно, что речь идёт о ловце шпионов, не знавшем осечек.

Майор Пронин — кто был его прототипом?

Новый герои

Доблестный майор впервые появился на страницах журнала «Вокруг света» в середине 1930-х. Тогдашний главный редактор издания Лев Сергеевич Овалов мечтал порадовать читателей новинкой — рассказами про чекиста, написанными по канонам классического детектива. С тайной, с двойным дном, с неуловимым противником, с обаятельным героем и его незадачливым, но славным помощником. В первом рассказе («Синие мечи») Пронину ещё далеко было до майорских погон, как и до майорского опыта. Он только учился чекистским премудростям и, как правило, на собственных ошибках. Но упорство и смелость помогли ему предотвратить белогвардейский заговор. Чтобы рассказам про чекиста дали зелёную улицу, Овалов заручился поддержкой аж самого председателя Совнаркома Вячеслава Молотова. И дело заспорилось.
Имелись ли у майора Пронина прототипы? Сам Овалов рассказывал о своём любимом герое так: «В дни нашего знакомства Пронину было около 50 лет. Правда, он уже начал тогда полнеть, виски у него серебрились; когда он смеялся, возле глаз и губ образовывались морщинки, и все же он выглядел бодрее и здоровее иного юноши». То есть прототип литературного Пронина — выходец из плеяды первых чекистов, самоучек, ставших профессионалами высокой пробы. Таких людей Овалов знал. И по партийной, и по литературной работе.
Судьба самого Льва Овалова тоже заслуживает романа. Ведь чтобы так достоверно и увлекательно писать о шпионах и разведчиках, и самому нужно быть парнем не промах…

За разглашение методов

Мальчишка из дворянской семьи, мечтавший быть то врачом, то писателем, втянулся в воронку Гражданской войны. Стал большевиком. в чём только не участвовал! Когда начал публиковаться, сменил фамилию Шаповалов на более загадочную — Овалов. Повесть «Болтовня», опубликованная в 1930-м, принесла ему твёрдое положение в передовом отряде советских писателей.
1941 год начинался для писателя триумфально. В «Огоньке» публиковалась его лучшая шпионская повесть — «Голубой ангел». Майор Пронин там, право слово, превзошёл Шерлока Холмса, щеголяя в «секретном» зелёном пальто. Сборник рассказов «Приключения майора Пронина» вышел отдельной книжкой, которую раскупили в одно мгновение.
На 22 июня был назначен творческий вечер писателя, и, несмотря на то что в тот день началась война, поклонники Овалова явились в таком количестве, что им чуть ли не на люстрах пришлось висеть. И тут… Чёрный воронок, скоропалительный арест. В 1941 году столь известных писателей не арестовывали, всё-таки большой террор к тому времени закончился, а во время войны опытные литераторы ценились на вес золота. На допросе следователи всерьёз интересовались: «Чем закончится «Голубой ангел»? Удастся ли Пронину найти шпиона? Был ли шпионом инженер Зайцев?».
За своего Пронина Овалов и пострадал. Одна из формулировок обвинения звучала так: «За разглашение методов работы советской контрразведки». Показания против писателя дала его жена и соавтор — Антонина Шаповалова. Поговаривают, из ревности. Но главную причину трагедии Овалова всё же нужно искать в лубянском кабинете Лаврентия Берии. Всесильный нарком не любил шпионскую литературу. Он считал, что про чекистов можно слагать только поэмы и песни, а не развлекательное чтиво. Не требовались ему советские Конан Дойлы.
Приговор был суров: 8 лет исправительно-трудовых лагерей. Писателя под конвоем отправили в Свердловскую область. Там и пригодился ему медицинский диплом: заключённый Овалов стал лагерным врачом. Вернуться в Москву ему удалось только после отставки и казни Берии.
Его реабилитировали с полным восстановлением партийного стажа. И работал Овалов не где-нибудь, а в журнале «Москва», заместителем главного редактора, а потом и в престижном агентстве печати «Новости».

На пике славы

В «Библиотечке военных приключений» переиздали «Приключения майора Пронина», включая «Голубого ангела», и книга снова стала бестселлером. Новые вещицы Овалова появлялись как из рога изобилия. В модном журнале «Юность» вышла шпионская повесть «Букет алых роз», отдельным изданием — роман про Пронина, ставшего к тому времени генерал-майором, «Секретное оружие». Но самую широкую популярность снискал роман «Медная пуговица», который с продолжениями публиковался в «Огоньке».
Скорее всего, замысел этого яркого романа родился в лагере или в ссылке. Там Овалов, как Шахерезада, рассказывал товарищам по несчастью занимательные приключенческие истории. Иллюстрации к роману создал Пётр Караченцов — знаменитый график, отец популярного актёра. В этом романе майор Пронин не был главным действующим лицом. Но он под личиной немецкого фельдфебеля Гашке помогал молодому герою обвести вокруг пальца и гестапо, и британскую, и американскую разведки. Несмотря на то что «Медная пуговица» категорически не понравилась Хрущёву, читатели приняли роман на ура. Люди переплетали огоньковские страницы и создавали самодельные книжицы. А в читальных залах библиотек за «Огоньками» с «Медной пуговицей» выстраивались длинные очереди.
Отдельным изданием этот залихватский роман вышел в нашей стране только в 1981-м, спустя 23 года после огоньковской публикации. За это время книгу успели перевести и издать почти во всех социалистических странах, а также в Греции, Индонезии, Канаде и США. А в Венгрии и Чехословакии «Пуговицу» даже экранизировали…

Никакой антисоветчины

Ни лагеря, ни ссылки не превратили Овалова в антисоветчика. Как-то в буфете Дома литераторов он случайно услышал, как молодые писатели на все лады честят коммунистическую партию. Старый мэтр шпионского жанра подошёл к ним с невеселой улыбкой: «Эх, ребята, я бы лучше ещё 10 лет отсидел, чем 5 минут слушать такую антисоветчину!». То есть власть Лев Сергеевич простил. А вот супругу, которая отправила его «в далёкие края», нет. Да и можно ли было закрыть глаза на такое предательство? Зато с новой женой, которую привёз из ссылки, он жил долго и счастливо, в окружении детей.
Овалов пережил и развал Советского Союза, и распад КГБ. Умер он в апреле 1997 года. И ушёл как разведчик: растворился в воздухе. В соответствии с завещанием его прах перемешали с прахом матери, который он долгие годы хранил в своём кабинете, и с вертолёта развеяли над каналом имени Москвы — неподалёку от их дачи. В местах, где писатель был счастлив.

Майор и сыщик

Советский ас разведки напоминал своего британского коллегу Холмса. Тот обитал на Бейкер-стрит, а Пронин — на Кузнецком мосту, неподалёку от Лубянки. Оба были убеждёнными холостяками. Шерлок любил играть на скрипке, у Пронина на стене висела гитара — подарок цыганской певицы, которую он однажды спас. Главный враг лондонского сыщика — зловещий профессор Мориарти, Наполеон преступного мира. Самым достойным противником Пронина был майор Роджерс, шпион королей и король шпионов.

«Тайны чёрной магии»

Ещё один роман о майоре Пронине — «Тайны чёрной магии» — отправился в стол: его отказались публиковать в журнале «Юность». Долгие годы Овалов не вспоминал о нём и умер, так и не увидев свои «Тайны» опубликованными. Только 60 лет спустя роман нашли в архиве писателя и издали. Когда пробегаешь по страницам книги, становится ясно, почему «Юность» не приняла её. Ведь в этом романе Овалов свёл счёты со своими гонителями, начиная с Берии. Он написал прямо: «В руководящие органы партии проникли люди случайные, карьеристы. Ещё хуже дела обстояли в органах госбезопасности. Туда пробрались враги — такие, как господин Берия. Они жестоко боролись с учениками Дзержинского — с помощью лжи и доносов».

Журнал: Все загадки мира №7, 30 марта 2020 года
Рубрика: Судьба человека
Автор: Арсений Замостьянов

Метки: СССР, книга, Все загадки мира, прототип, майор, детектив, Овалов, Пронин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —