Маршал Жуков готовил государственный переворот?

Скандальная отставка маршала Георгия Жукова в октябре 1957 года подаётся как пример чудовищной несправедливости и неблагодарности по отношению к великому полководцу. Но в плане личного политического выживания Хрущёва этот шаг был абсолютно логичным.

Маршал Жуков готовил государственный переворот?
С карьерного Олимпа Жуков уже падал в июне 1946 года, когда был снят с должности заместителя министра Вооружённых сил. Поводом стало «трофейное дело», хотя подлинная причина заключалась в том, что Сталину не нравился складывающийся вокруг маршала ореол «Георгия Победоносца».

«Георгий Победоносец»

Жукова отправили сначала в Одесский, а потом в Уральский военный округ. В Москве он появился в октябре 1952 года в качестве делегата XIX съезда КПСС. На этом съезде Сталин переименовал «партийное правительство» Политбюро в Президиум, разбавив его молодыми выдвиженцами. Георгия Константиновича тогда выбрали кандидатом в члены ЦК.
Для посвящённых ситуация выглядела примерно так: «хозяин» готовит чистку соратников и на случай силового противодействия собирается назначить военным министром Жукова, который постарается продемонстрировать ему свою лояльность.
Однако из-за смерти Сталина чистка не состоялась. У государственного руля утвердилось «коллективное руководство», члены которого готовились к дележу власти и были заинтересованы в поддержке самого известного советского полководца.
Первым попытался залучить его в сторонники Лаврентий Берия, добившийся назначения Жукова заместителем министра обороны. Военное ведомство возглавлял тогда Николай Булганин, который смыкался с главным соперником Берии Маленковым.
С учётом этих раскладов интригующе звучат рассказы о роли, сыгранной Жуковым в аресте «главного чекиста». С одной стороны, Георгий Константинович вроде бы возглавлял «группу захвата» из генералов и офицеров. С другой стороны, Булганин подчёркивал, что Жукова пригасили участвовать в этой операции без оружия. Складывается впечатление, что организаторы ареста до последнего не были уверены, чью сторону примет «Георгий Победоносец».
Но, в любом случае, после ареста Берии, Жуков стал сильной фигурой, с которой всем хотелось подружиться.

О дураках и заслугах

В феврале 1955 года Хрущёв подвинул Маленкова с поста премьера, добившись его замены на менее амбициозного Булганина. Освободившуюся вакансию министра обороны занял Жуков.
При нём началось создание полноценных родов войск, которые должны были защищать страну от ракетно-ядерных ударов и обеспечить достойный «удар возмездия».
Резко повысилась интенсивность подготовки войск, причём Жуков боролся с практикой, когда военнослужащих привлекали к хозяйственным работам. На этой почве у него возник конфликты с Леонидом Брежневым, когда тот в качестве секретаря ЦК попросил выделить для помощи гражданским предприятиям 75 тысяч автомашин, 150 тысяч шоферов и 300 тысяч солдат. Министр ответил резким отказом.
Серьёзные социальные последствия имело сокращение численности вооружённых сил с 4,8 до 3 миллионов человек. Особенно энергично сокращали замполитов, что выглядело как «недооценка роли партийно-воспитательной работы»: в идеологических ориентирах того времени — грех почти смертный.
К тому же Жуков призывал тщательно изучать иностранный военный опыт, что также можно было подать как преклонение перед Западом. Как дополнительный подозрительный штрих расценивались его тёплые отношения с бывшим командующим союзными войсками в Европе Дуайтом Эйзенхауэром, который в январе 1953 года вступил в должность президента Соединённых Штатов. Неодобрение в Кремле вызвало заявление, сделанное Жуковым во время визита в Индию. На вопрос о том, будет ли в случае Третьей мировой войны применено ядерное оружие и чем это закончится, он не стал отвечать в оптимистическом духе, а фактически дал понять, что победителей в ядерной войне не окажется.
В ноябре 1956 года произошёл неприятный эпизод — два американских истребителя вторглись в советское воздушное пространство. Когда направленные к ним советские перехватчики настраивались на атаку, американцы просто поднялись на 1-2 километра, на высоту, которая была для нас недоступна. И вернулись домой безнаказанными.
На «разборе полётов» Жуков спросил командующего ПВО маршала Сергея Бирюзова: «Почему у нас нет таких истребителей?» — Бирюзов ответил в духе, мол, не предусмотрели. Министр выругался: «Какой дурак тебя назначил маршалом!». Это было оскорбление не только Бирюзова, но и присвоившего ему маршальское звание Хрущёва.
Вообще резкость Жукова (необязательно сопровождающаяся конкретными наказаниями) мешала ему завести сколь-нибудь влиятельную группу сторонников даже среди армейцев. Но и организованной оппозиции внутри военного ведомства не существовало. Всё-таки он один такой был — «Георгий Победоносец».
А неприятный эпизод с Бирюзовым продолжения не имел. Более того, 1 декабря 1956 года к 60-летию (официально) и за подавление антикоммунистического мятежа в Венгрии (неофициально) Жуков получил четвёртую Звезду Героя Советского Союза.

Спаситель Хрущёва

18 июня 1957 года на очередном заседании Президиума Хрущёв подвергся резкой атаке со стороны Маленкова, Молотова, Кагановича, Булганина, Ворошилова. Даже вроде бы преданные Хрущёву Микоян, Кириченко и Суслов фактически спрятались в кусты. В бой за Никиту Сергеевича ринулись присутствовавшие с правом совещательного голоса Брежнев и Фурцева, а также Жуков. Именно его роль и оказалась решающей.
Отстранить Хрущёва от должности мог только Пленум ЦК, но одно дело, когда это решение подаётся как «рекомендованное» Президиумом, и другое — когда соответствующий вопрос решается на самом Пленуме в ходе дискуссии. И во втором случае большинство членов ЦК Хрущёва бы поддержали.
К тому же Жуков заявил, что «вопрос стоит шире» и надо обсуждать не только Хрущёва, но и вопрос участия других членов Президиума в необоснованных репрессиях. Молотова и компанию это вогнало в ступор. Затем началась подготовка к Пленуму, когда региональных руководителей доставляли в Москву, где их встречали «хрущевцы» и соответствующим образом «накачивали».
На самом Пленуме, благодаря командному голосу, Жуков перевёл основную дискуссию от промахов Никиты Сергеевича к обсуждению того, чем его оппоненты занимались во времена Сталина. Увлёкшись, он заявил, что армия против смещения Хрущёва и «ни один танк не сдвинется с места без моего приказа».
Поняв, что ничего ещё не решено, «молодая номенклатура» ринулась против «старой». Хрущёв свою должность сохранил, а вот его противники были объявлены «антипартийной группой» с соответствующими оргвыводами.
Это была главная политическая битва маршала Победы. И одновременно шаг к падению.

Почти диктатор?

Хрущёв думал о собственном выживании. Его напугал использованный Жуковым приём, когда для дискредитации «антипартийной группы» группы маршал поднял материалы об участии её членов в репрессиях. Считается, что аналогичные компрометирующие материалы в отношении самого себя Хрущёв уничтожил с помощью председателя КГБ Ивана Серова. Но кто знает, что Жуков мог припрятать в загашнике, тем более, что с Серовым они дружили?
Странно выглядит то, что Хрущёв провёл расправу над маршалом всего четыре месяца спустя, после разгрома «антипартийной группы». Иногда спешку объясняют личным конфликтом.
В сентябре 1957 года Жуков поехал в Крым и навещал в Ореанде отдыхавшего там Хрущёва. На одной из встреч присоединившийся к ним Брежнев, сославшись на просьбу венгерского лидера Яноша Кадара, попросил Жукова отменить одно из кадровых назначений. Речь шла о командующем советскими войсками в Венгрии генерале Михаиле Казакове, которого переводили командовать Дальневосточным военным округом. Жуков упёрся, даже когда просьбу поддержал Никита Сергеевич.
Спустя пару дней на другой правительственной даче отмечали день рождения супруги члена ЦК Андрея Кириленко. Подвыпившие гости восхваляли не столько именинницу, сколько «дорогого Никиту Сергеевича». Хрущёва тоже несло, он выступал со спичами, пока взявший на себя роль распорядителя Жуков не попросил его дать слово другим товарищам. Хрущёв, конечно, надулся.
Однако спешить с устранением маршала его вынудили другие причины.
Ещё в июле Жукова пригласили в США, формально для встречи с министром обороны Эрвином, но все понимали, что и с президентом Эйзенхауэром маршал тоже будет встречаться — вспоминать минувшие дни и, конечно, обсуждать более актуальные вопросы.
Следующий момент. 4 октября 1957 года запустили первый искусственный спутник Земли, что было, в значительной степени, заслугой курируемой Жуковым «оборонки».
Эйзенхауэр, спутник — всё это работало на мировой «пиар» Жукова. И в довершение ко всему, на 7 ноября планировался военный парад в честь 40-летия Октябрьской революции. Жуков должен был командовать им в силу своей должности и хотел придать действу невиданную ранее масштабность. Например, в параде планировалось участие подразделений от всех армий соцлагеря.
Пережить подобное привыкшему солировать Хрущёву оказалось не под силу. Но, готовя удар, он держал его в тайне.

Охота на «крупную дичь»

Жукова отправили в командировку на Балканы — укреплять едва наладившиеся отношения с Югославией и латать трещины в дружбе с Албанией. И отправляли его не на самолёте, а на крейсере «Куйбышев», чтобы путешествовал подольше.
За день до отъезда Жукову позвонил командующий Киевским военным округом маршал Василий Чуйков, пригласил на окружные манёвры и, узнав о командировке, сказал: «Так-то оно так, товарищ маршал, но лучше вам здесь быть самому…».
Жуков перезвонил Хрущёву, но тот заверил, что в Киевском округе и без министра управятся. Мировая политика важнее. Сам же Хрущёв, похваставшись близким, что будет охотиться на «крупную дичь», на эти манёвры поехал.
В отсутствие Жукова в округах проводились партийные собрания с заочной жёсткой критикой в его адрес О происходящем Георгий Константинович узнал от начальника ГРУ генерала Сергея Штеменко, который имел с Югославией собственные, «не просвечиваемые» другими спецслужбами каналы связи. Жуков срочно затребовал военный самолёт и вернулся на Родину. С аэродрома сразу отправился на заседание Президиума.
Выслушав доклад о поездке, Хрущёв сообщил, что «провёл партактив министерства обороны» и передал слово главному идеологу Михаилу Суслову. Тот взял быка за рога, процитировав недавнее заявление маршала, что в случае снятия Хрущёва он «обратится к армии». И поинтересовался: что, у нас теперь партию заменяет армия?
Георгий Константинович настолько оторопел, что нашёл лишь один аргумент «Вы забыли обстановку, которая тогда сложилась?».
Хрущёв свернул обсуждение, заявив, что дело Жукова будет обсуждаться 29 октября на Пленуме ЦК.
Роли на этом Пленуме были распределены заранее.
Первым делом присутствующие узнали, что армейский партактив на собраниях уже осудил Жукова за «бонапартизм», так что вина его, в общем-то, не является предметом дискуссий. Интересно, сколь далеко простирались его злые умыслы? Не думал ли он о перевороте?
Косвенно такую версию подтверждало лишь распоряжение маршала о создании под Москвой школы разведывательно-диверсионного спецназа на 3 тысячи курсантов. «Для чего столько? Вы Кремль брать собрались?».
Маршал отвечал, что по разным округам уже было разбросано 17 таких рот, а теперь решили собрать их вместе для повышения уровня подготовки.
Относительно недавней (и озвученной ради спасения Хрущёва) угрозы «обратиться к армии» пояснил, что ни о каком перевороте речи не вёл, а лишь собирался призвать армейских коммунистов высказаться против «антипартийной группы».
На обвинение в недооценке роли политорганов ответил грамотно: советские офицеры политически подкованы так, что вполне могут совмещать функции командира и замполита.
Суслов припомнил картину, приобретённую по распоряжению маршала для музея Советской армии, с Жуковым-победителем на фоне горящего рейхстага. Но тему решили не развивать, поскольку портретов прочих вождей в общественных местах также было в избытке.
Выступавшие после партийного руководства генералы и маршалы клеймили министра за «бонапартизм», самомнение и грубость в работе. Но обвинений политического характера не звучало.
Приговор, в любом случае, был очевиден: снять с должности и отправить в отставку.
Из зала Жуков вышел не обычным чеканным шагом, а походкой усталого человека.
Ещё недавно он находился в одном шаге от высшей власти. И хотя делать этот последний шаг не собирался, Хрущёву такой сосед был всё равно опасен.

Журнал: Загадки истории №4, январь 2020 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Олег Покровский

Метки: Загадки истории, СССР, Берия, Хрущёв, маршал, Брежнев, Жуков, министр, Эйзенхауэр, отставка




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-