Массовые беспорядки в Муроме: Похоронный бунт

26 июня 1961 года 25-летний Юрий Костиков — старший мастер участка холодной штамповки цеха домашних холодильников оборонного завода имени Орджоникидзе, что в Муроме, — вместе с коллегами возвращался с работы домой. Был день зарплаты, настроение было приподнятым, поэтому решили, как обычно» отметить это дело в ресторане «Муром».

Фото: массовые беспорядки в Муроме, интересные факты
Началось с бурных и восторженных обсуждений недавнего полёта Гагарина в космос. Затем перешли к работе и заводским проблемам. Сидели хорошо, но пора было расходиться по домам.
Сам Костиков жил недалеко, в трёх кварталах, и он обычно преодолевал этот путь пешком. Однако в этот раз решил доехать на проезжавшем мимо грузовике, попробовал на ходу запрыгнуть в кузов, но, по-видимому, выпитое дало о себе знать: он сорвался и упал на проезжую часть.
Дело усугубилось тем, что всё произошло на глазах начальника городского отдела милиции Павлова — тот ехал на машине вслед за грузовиком. Подойдя к лежащему на асфальте Костикову, он поинтересовался его самочувствием. Сейчас невозможно восстановить их диалог, но разгневанный милицейский начальник приказал отправить выпившего мастера без всякого освидетельствования в местную кутузку.
Возможно, и там Юрий, находившийся под парами алкоголя, пытался отстоять свои права. Ходили слухи, что стражи порядка с ним не церемонились. Его поместили в камеру №10, где сидели задержанные за мелкое хулиганство. Спустя некоторое время пострадавшему стало плохо и сокамерники потребовали вызвать врача. Дежурный фельдшер разбираться с Костиковым не стал, заявив: мол, проспится, всё само и пройдёт. По рассказам сидельцев, они ещё не раз требовали оказать помощь Юрию, но медик был неумолим. Только наутро Костиков был доставлен в больницу, где и скончался от кровоизлияния в мозг.
По Мурому сразу же поползли слухи, что смерть наступила вследствие серьёзных травм, полученных в милиции, однако стражи порядка это категорически отрицали. Работники завода зароптали, требуя найти виновных. Выступившие на заводском собрании прокурор и судебно-медицинский эксперт призывали рабочий люд успокоиться, говорили, что результатом смерти стал несчастный случай, но возмущённых людей эти объяснения не удовлетворили. Старший мастер цеха домашних холодильников М. Демченко потребовал пригласить специалистов из областного Владимира и Москвы для проведения повторной экспертизы.

Начало беспорядков

Похороны были назначены на вторую половину дня 30 июня 1961 года. Множество сослуживцев и горожан пришло проводить Юрия Костикова в последний путь: среди коллег он пользовался авторитетом, был человеком справедливым, общительным, требовательным. Траурная процессия должна была пройти по центральной улице, где располагался городской отдел внутренних дел, но одна рьяная и неуступчивая дружинница-регулировщик попыталась направить её закоулками. Это возмутило людей, они категорически отказались следовать её указаниям. Около 17:30 похоронная процессия поравнялась со зданием Муромского гор-отдела внутренних дел. Из толпы раздались выкрики: «Павлов — убийца!», «Бей гадов!», «Бей фашистов!», «Бей милицию!» В окна полетели камни, несколько мужчин бросились к милицейскому уазику и перевернули его. Шум привлёк горожан, толпа перед зданием милиции стремительно увеличивалась. Перевёрнутый автомобиль стал своего рода трибуной, на которую один за другим поднимались ораторы, клеймя и бичуя милиционеров и власти. Разгорячённый Сергей Денисов призвал собравшихся на штурм отдела милиции. Вскоре несколько десятков жителей, вооружённых топорами, камнями, ломами и другими подручными средствами, ворвались в здание. Они отобрали у милиционеров табельное оружие и начали крушить всё подряд. Ломали мебель, разбивали телефоны и пишущие машинки, уничтожали служебные документы. Погромщики сумели выбить двери камер предварительного заключения, выпустив на свободу 48 человек, хотя некоторые из сидельцев, узнав, что это бунт, категорически отказались покинуть камеры. Была взломана и оружейная комната. Нападавшие захватили 68 единиц огнестрельного оружия и около тысячи боевых патронов. К счастью, их не пустили в ход. Бунтующие подожгли здание ГОВД и, перекрыв улицу, не подпускали к нему пожарные машины. Все попытки милиционеров и дружинников прекратить беспорядки окончились неудачей: их просто избили. Получил тяжкие телесные повреждения и замначальника Муромского ГОВД Рясин. Беспорядки перекинулись на соседние улицы, бунтовщики добрались и до кабинета уполномоченного КГБ в городе. Председатель горисполкома Сорокин, обещавший во всём разобраться и наказать виновных, был освистан.

Гнев и растерянность

В самый разгар погрома в Муром прибыл председатель Владимирского облисполкома Тихон Сушков. Он был поражён: горящее здание горотдела, огромная толпа людей с безумными глазами. Милиционеры разбежались, городская власть была полностью деморализована. Сушков трижды собирал партактив города с целью выработать некий план наведения порядка, но внятных предложений не поступало. И тогда Сушков, взяв с собой секретарей горкома Горелова, Будкина и председателя горисполкома Сорокина, вышел к народу. Он пообещал горожанам во всём разобраться, но ему не поверили, а городского прокурора Трандафилова, который вступил в пререкания с бунтующими, просто стащили с машины-трибуны и в придачу избили.
Через уличные громкоговорители постоянно звучали призывы представителей власти и уважаемых горожан прекратить беспорядки. Но все это результата не принесло.

Отрезвление

Из Москвы прибыли войска, но команды открыть огонь по безоружным людям не поступало. Бунтующие толпы были оцеплены солдатами, которым дали приказ не поддаваться на провокации. Таких мест в городе было несколько. Сцепившись руками, солдаты молча стояли перед бушующей толпой. Эта тактика дала положительный результат: накал волнений постепенно спал, люди начали потихоньку расходиться. Уже к ночи улицы обезлюдели. Муром патрулировали курсанты МВД, солдаты, дружинники. Продажа спиртного в городе была строжайше запрещена.
На следующий день следственная бригада из восьми следователей КГБ со старшим следователем по особо важным делам из центрального аппарата КГБ начала расследование. Пошли задержания: были арестованы 8 человек, обвинённых в массовых беспорядках. Затем были задержаны ещё 11, им инкриминировали мелкое хулиганство.
Через некоторое время прошли два показательных судебных процесса. Первый суд начался 3 августа 1961 года, зал на 300 человек в Муромском клубе строителей был забит битком, люди стояли даже в проходах. Рассмотрение дела продолжалось три дня. 11 августа был вынесен приговор. Трое обвиняемых были приговорены к расстрелу, остальные, среди которых были три женщины и два участника Великой Отечественной войны, получили длительные сроки лишения свободы. Все ходатайства приговорённых к смерти были отклонены, и 4 сентября 1961 года приговоры привели к исполнению. Лишились своих постов партийные и городские бонзы. Среди них первый секретарь обкома КПСС, начальники управлений КГБ и МВД. Сменили и руководство завода, где работал покойный Костиков.

Не поддаваться на провокации!

В Муром из Москвы были направлены части внутренних войск. К счастью, приказа на применение оружия не было, солдаты лишь оттесняли бунтующих с центральных улиц, от зданий городской власти и от социально значимых предприятий. Горожане обращались к срочникам: «Сынки, перед вами отцы и матери! На кого вы идёте?».

Запоздалое решение

Руководство завода выделило на похороны Юрия Костикова невиданную по тем временам сумму — 2 тысячи рублей. Профком также внёс свою лепту: организовал сбор денег на поминки и венки. В заводской многотиражке «Вперёд» был напечатан некролог. Тем не менее обстановка на заводе накалялась. В Муромском горкоме КПСС об этом знали, но должных мер принимать не спешили: уголовное дело по факту смерти Юрия Костикова завели только через три дня.

Журнал: Все загадки мира №19, 16 сентябрь 2019 года
Рубрика: Страна советов
Автор: Виктор Елисеев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —