В 20-е годы на селе стали в открытую продавать пасту опия. Чаще всего её использовали крестьянки. Паста применялась как успокоительное и снотворное для грудных детей. Пока они находились «под кайфом», матери спокойно занимались хозяйственными и полевыми работами. В сельской местности, где не было «богемного» кокаина, получил распространение опиум, который продавался в открытую в виде пасты.

Свободная продажа наркотиков в СССР

Наркотики для населения в первые годы советской власти

Хотя в 1919 году в ходе подписания Версальского мирного договора действие Гаагской антинаркотической конвенции было распространено на весь мир, в первые годы советской власти опиум, морфий, героин и кокаин можно было купить в аптеке по рецепту. Или без всякого рецепта за мзду провизору.

Пагубному пристрастию жителей страны к наркотикам привёл сухой закон, принятый в 1914 году Николаем Вторым. Так император отреагировал на многочисленные прошения губернаторов, уставших терпеть беспробудное народное пьянство. Историки считают, что толчком для развития наркомании в стране стала Первая мировая война. В 1914 году в русской армии насчитывалось более 20 тысяч раненых, а полевая хирургия без облегчения боли была пыткой. Обезболивающих препаратов не хватало, поскольку до войны фармацевтическая промышленность развивалась плохо, и лекарства в основном закупались за границей, а после начала боевых действий поставки препаратов из-за рубежа практически прекратились, так как Российская империя оказалась «под санкциями» западного мира. Приходилось немедленно организовывать «импортозамещение». Но процесс шёл тяжело: удалось лишь начать производство простых по составу морфия и опиума. Вскоре к ним подтянулись героин и кокаин. Из-за неограниченного доступа к лекарственным препаратам наркотик употребляли многие врачи и медсестры.

О последствиях никто не думал, но тысячи выздоровевших военных выписывались из госпиталей и возвращались домой наркоманами. Полиция бездействовала — не может же торговля лекарствами нанести вред! Царских сыщиков больше интересовали бандиты и революционеры.

В 1918 году большевики продлили действие введённого царским правительством запрета на производство водки — традиционного элемента рабочего досуга. В качестве альтернативы люди использовали «белую фею» (кокаин) или «марафет» (морфий). Разнообразные порошки и растворы особого действия можно было купить недорого и значительно легче, чем спиртные напитки. Как результат, к 1924 году самым активным потребителем «белой феи» стала рабочая молодёжь в возрасте 20-25 лет.

«Занюханная» империя

Кокаин, морфий и героин стали постоянными спутниками не только аристократов, но и рабочих, горожан и простых солдат. Употребление кокаина было распространено даже в среде работников правоохранительных органов, а опора большевиков — матросы Балтики — оказались законченными наркоманами, которые не боялись драться с офицерами за полоску «кошки» (так на жаргоне называли кокаин). Именно матросы придумали выражение «балтийский чай»: раствор кокаина в этиловом спирте или другом крепком алкоголе. Считалось, что такая смесь усиливает эффект от приёма. Аптеки Кронштадта и Петрограда постоянно подвергались вооружённым налётам «занюханных» военных.

Наркотики использовали все — от дам высшего света и уличных проституток до членов кабинета министров. От кокаина появлялось ощущение всемогущества, завышенная самооценка, исчезала усталость. Современники Льва Троцкого сообщали, что председатель Реввоенсовета РСФСР отращивал длинные ногти и красил их чёрным лаком. Перед митингами он забивал порошок под ногти и после этого мог говорить часами. Толпа от речей Троцкого приходила в экстаз.

В преступной иерархии авторитетные бандиты презирали «нюхарей». Они считали, что «кокс» ослабляет реакцию, которая так им необходима во время грабежей. При этом наркотики использовались как средство совершения преступлений. В ту пору можно было услышать выражения «брать на мопса» или «брать на собаку». Что в переводе означало «усыпить наркотиком».

Дурные времена

После октябрьских событий советская власть хоть и поняла, с какой проблемой столкнулась, но сопротивлялась ей не сильно. Только с 1919 года за распространение «дури» стали давать сроки. Впрочем, сильно закручивать гайки комиссары боялись. В 1922 году они вообще отменили статью за наркотики и ввели её более мягкий вариант: за распространение — до трёх лет лишения свободы. Само употребление наркотиков преступлением не считалось и не преследовалось.

В начале 20-го века священники обязаны были отпускать грехи аптекарям, которые незаконно продавали наркотики плохого качества. Церковь решила, что если покупатель в результате умирал, то ответственность ложилась на погибшего, а вовсе не того, кто ему эту «дурь» продал.

Широкое распространение получили в те времена кокаиновые капли от зубной боли. Многие родители покупали их для своих детей, у которых начинали резаться коренные зубы. Также были популярны кокаиновые леденцы, снимавшие боль в горле. Их часто использовали певцы и лекторы, чтобы голосовые связки работали на все сто. Зафиксированы случаи, когда зависимость от кокаина выявляли у беспризорных мальчишек 9-11 лет.

Многие из них продавали наркотик на улице. И эти ребята честностью явно не отличались. Зачастую для увеличения прибыли они добавляли в кокаин аспирин, соду, мел. «Я видел, как молодая девушка буквально выгрызает пакетик кокаина у подростка. Торговец потребовал денег, и она отдала ему свои сапоги. За 2-3 грамма наркотика девушка осталась без своей обуви», — описывал увиденное известный врач-нарколог Аронович.

В 1924 году опросили почти 600 московских работниц рынка коммерческого секса. 410 признались, что давно употребляют «бешеный порошок», две трети из них — свыше двух лет.

Горькая, но не очень

Первым этапом советской борьбы с наркотиками стала инструкция Наркомздрава «Об отпуске опия, морфия, кокаина и их солей» (1923 г.). Однако какого-то серьёзного эффекта она не имела: в условиях НЭПа за деньги можно было получить всё, что угодно.

Только в 1924 году советская власть нанесла коварный удар по наркотикам. От полной деградации населения страны спасло мощное оружие — появившаяся на прилавках родная водка. Только была она не совсем той, о которой грезил народ — «Русская горькая» не превышала крепости… 20 градусов. Поначалу полиция зафиксировала резкое падение уровня самогоноварения, но радость была недолгой. Народ быстро отказался от этой пародии на настоящую водку, и побежал к самогонщикам.

Крепость водки пришлось поднять уже до 30 градусов. Люди опять потянулись к прилавкам. Так продолжалось до тех пор, пока государственная водка не получила свои законные 40 градусов.

До сих пор непонятно, была ли эта политика борьбой с наркоманией, или государство не захотело терять огромные деньги, которые шли в карманы самогонщиков. Но фактом стало то, что уже с середины 30-х количество наркоманов в СССР стало потихоньку снижаться, и их в основном можно было встретить лишь среди богемы.

В следующий раз страна начнёт антиалкогольную кампанию спустя десятилетия, в начале 90-х. Но это уже совсем другая история.

Журнал: СССР — летопись страны 1917-1924 №3, 2020 год
Рубрика: Во все тяжкие
Автор: Наталья Пуртова




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, опиум, наркотики, крестьяне, водка, кокаин, СССР - летопись страны


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022