Николай Дмитриевич Зоря: Кто убил обвинителя Нюрнберга

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

22 мая 1946 года в немецком городе Нюрнберге, где проходил международный суд над руководителями гитлеровской Германии, в гостиничном номере был найден мёртвым Николай Дмитриевич Зоря, помощник главного обвинителя с советской стороны. Полицейские, осмотревшие труп, пришли к выводу, что спящего юриста убили выстрелом в висок. Однако делегация СССР настояла на версии неосторожного обращения с оружием. Семье же сообщили, что генерал-майор Зоря покончил жизнь самоубийством.

Николай Дмитриевич Зоря: Кто убил обвинителя Нюрнберга

Специальный трибунал

Решение о создании специального трибунала для осуждения главарей Третьего рейха было принято в феврале 1945 года на Ялтинской (Крымской) встрече лидеров стран антигитлеровской коалиции.
Летом 1945 года представители СССР, США, Британии и Франции встретились в Лондоне и обсудили детали международного процесса. Было решено, что он состоится над лидерами нацистов. Более мелких преступников следовало передавать местным судам.
Для работы трибунала выбрали Дворец правосудия в Нюрнберге: именно там регулярно проходили съезды нацистской партии. Каждое из четырёх государств-союзников (СССР, Франция, Великобритания и США) представляли главный обвинитель и его помощники. Все подсудимые имели право на защитников по своему выбору.
Нюрнбергский процесс длился с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года. Всего было проведено 403 заседания. В итоге 12 высших руководителей Третьего рейха (Мартин Борман — заочно, поскольку существовала вероятность, что он остался в живых и ему удалось скрыться) приговорили к смертной казни через повешение. Трое получили пожизненное заключение, ещё четверо — длительные сроки, трое были оправданы.
Главным обвинителем с советской стороны был тогдашний прокурор Украинской ССР Роман Руденко. Одним из его помощников стал заместитель прокурора СССР Николай Зоря.

Карьерные скачки

В анкете, хранящейся в архиве ЦК КПСС (ныне — Российский государственный архив социально-политической истории), указано: «Зоря Николай родился в 1907 г. в Киеве. Отца не помнит, мать умерла в 1921 г. Некоторое время беспризорничал, потом стал воспитанником детдома в Москве. В 16 лет поступил в Московский университет. В 1923-1927 гг. — студент юридического факультета». Добавим, что ректором этого учебного заведения был Андрей Вышинский, будущий Прокурор СССР. Студент Зоря учился очень успешно: окончил четыре курса за три года, был секретарём комсомольской организации университета. Вышинский относился к нему благосклонно и помог юноше в дальнейшей карьере. За несколько лет Николай Зоря от следователя районной прокуратуры в Пятигорске дорос до заместителя Прокурора СССР.
В 1939 году главой НКВД стал Лаврентий Берия, который распорядился проверить следственные дела, заведённые при его предшественнике Николае Ежове. Эту работу возглавил Николай Зоря, определивший, что подавляющее большинство приговоров «врагам народа» было вынесено на основании сфабрикованных доказательств.
За такое «очернение» карающих органов революции Зоря едва не поплатился свободой. За ним уже была установлена слежка, его арест казался делом нескольких дней.
Но в августе 1939 года для увеличения численности Красной армии в стране была объявлена частичная мобилизация. И недавний заместитель Прокурора СССР, чтобы избежать лагеря, добровольно стал рядовым. Он принимал участие в войне с Финляндией, затем его назначили помощником военного прокурора округа. Юридическая карьера продолжилась во время войны с Германией — в итоге Зоря снова оказался на должности заместителя Прокурора СССР.

Преступления сталинизма

Николай Зоря прибыл в Нюрнберг 28 декабря 1945 года. Он должен был представлять с советской стороны обвинение в агрессии против СССР и по Катынскому делу. Оба направления работы выглядели очень непростыми. Говоря о нападении на СССР, не следовало допустить обнародования пакта Молотова — Риббентропа — и особенно его секретного протокола о разграничении сфер интересов в Восточной Европе (в частности, о включении стран Прибалтики и Восточной Польши в состав СССР).
Катынское дело получило своё название от массовых расстрелов пленных польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском. Они проводились в 1940 году сотрудниками НКВД СССР. Согласно архивным документам, в этом месте, а также на других полигонах было без суда уничтожено 21857 человек. Немцы, оккупировавшие территорию Смоленской области, обнаружили массовые захоронения, но руководство Советского Союза отрицало причастность чекистов к этому преступлению. И во время Нюрнбергского процесса была сделана попытка переложить вину за эти массовые расстрелы на гитлеровцев, которые якобы сфабриковали доказательства, что казни проводили сотрудники НКВД (в 1990 году президент СССР Михаил Горбачёв публично признал, что Катынская трагедия — «одно из тяжких преступлений сталинизма»).
Кремлёвские лидеры были уверены, что в расстрелах в Катынском лесу можно обвинить немцев, — и вопрос о данных событиях был включён в повестку суда именно по инициативе советской стороны.

Ненужная правда

Судя по всему, Николай Зоря искренне хотел добиться правды. Но Сталину и его окружению нужно было совсем другое — переложить ответственность за предвоенные преступления СССР на фашистскую Германию.
11 февраля 1946 года Зоря допрашивал фельдмаршала Фридриха фон Паулюса. Разговор транслировался по радио Дворца правосудия, речь собеседников переводили советские специалисты. Обвинитель должен был доказать, что Германия напала на Советский Союз внезапно. Но когда Николай Зоря заявил, что на процессе будут «представлены материалы и показания людей, располагающих достоверными сведениями о том, как на самом деле проходила подготовка нападения на Советский Союз», его речь оборвали. Связь с переводчиками отключили. Через несколько дней Сталин дал распоряжение, чтобы фон Паулюса допрашивал главный советский обвинитель Роман Руденко. Вождь не хотел, чтобы на процессе всплыла правда о событиях, непосредственно предшествовавших дате 22 июня 1941 года.
Через несколько дней трибунал рассматривал вопрос о расстрелах в Катынском лесу. Николай Зоря не сумел найти достойных возражений — и сторона защиты получила разрешение вызвать своих свидетелей. После их показаний стало понятно, что советская версия событий выглядит неубедительно.
Наконец, генерал-майор Зоря нарушил строгое указание о том, что бывший министр иностранных дел рейха Иоахим фон Риббентроп не должен упоминать о существовании секретного протокола к советско-германскому договору о ненападении. Более того, Риббентроп и его заместитель заявили, что располагают фотокопиями данного документа, и эти материалы пришлось приобщить к делу. Фотокопии не имели юридической силы — но для советской стороны их обнародование было крайне нежелательным.
В итоге Николай Зоря оказался в центре сразу нескольких политических скандалов. 22 мая 1946 года он подал рапорт о командировке в Москву для получения указаний. А на следующий день был найден мёртвым в своём гостиничном номере.

Запрос без ответа

Нюрнберг входил в американскую зону оккупации, и делом занималась военная полиция США. Следователи определили, что юриста застрелили во сне. Но после передачи тела гособвинителя советской стороне происшествие квалифицировали как неосторожное обращение с оружием. При этом таинственным образом потерялись смертельная пуля и пистолет генерала. Также исчезла оставленная на столе незаконченная записка: «Перед партией и советской… я совершенно не…» Тело сначала хотели отправить на родину, потом захоронили в Нюрнберге, а через год выкопали и кремировали.
Убитый был раздет и находился в постели — для чистки оружия, в результате которой якобы произошёл несчастный случай, это довольно странно. Как, впрочем, и для поведения самоубийцы — ведь семье генерала сообщили, что он добровольно ушёл из жизни.
Гораздо правдоподобнее версия о том, что Зорю наказали за его принципиальность. Вся делегация советских прокуроров и судей в Нюрнберге контролировалась группой чекистов во главе с заместителем начальника следственного отдела МГБ полковником Михаилом Лихачёвым, активным участником сталинских репрессий, отличавшимся склонностью к истязаниям — подследственных (в 1951 году он был арестован по делу министра госбезопасности Виктора Абакумова, в 1954 году расстрелян; не реабилитирован).
Предположение о наказании косвенно подтверждается некоторыми фактами. По свидетельствам очевидцев, когда Сталину доложили о смерти Николая Зори, вождь сказал: «Похоронить, как собаку!».
Зато поляки оценили вольную или невольную помощь советского юриста в раскрытии правды о расстрелах в Катынском лесу. В архиве Министерства иностранных дел СССР хранится обращение МИД Польши, где запрашивается согласие на посмертное награждение Николая Зори орденом этой республики. Правда, ответа на данный запрос не последовало.

Журнал: Тайны 20-го века №4, январь 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Маргарита Капская

Метки: СССР, Германия, Тайны 20 века, смерть, самоубийство, нацизм, Нюрнберг, суд, обвинение, убийство, Зоря




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.