Теперь уже мало кто помнит, но ещё до того, как Марк Захаров в 1978 году снял фильм «Обыкновенное чудо», пьесу Евгения Шварца уже экранизировали. Сделал это в 1964 году Эраст Гарин, а роль Медведя сыграл секс-символ СССР того времени Олег Видов. Большой успех тому фильму не сопутствовал, поэтому мы можем быть только счастливы, что повторная экранизация произведения, сделанная более сорока лет назад, стала поистине волшебной.

Обыкновенное чудо - история кино

Обыкновенное чудо - как снимали фильм 1978 года

Ля франс!

Будущий создатель шедевра Марк Захаров, до этого режиссёр Московского театра сатиры, а начиная с 1973 года — глава Московского театра имени Ленинского комсомола, получил предложение сделать повторную экранизацию «Чуда» в 1976 году от руководства объединения телефильмов «Мосфильма». Надо прямо сказать, что Захаров был не слишком польщён этим предложением. Но, тщательно взвесив все за и против, режиссёр решил поступить нестандартно и сделать не просто обыкновенный телевизионный фильм, а своеобразную музыкальную феерию. И тут мы должны от всей души поблагодарить безумно популярного в те годы в нашей стране французского певца Джо Дассена. Ведь, как сам признавался Марк Захаров, переслушивая лирические хиты Дассена, он получал порцию адреналина который помог отыскать ему интереснейшие сюжетные ходы, которые были задействованы во время съёмок «Обыкновенного чуда». Так что перед Джо лишний раз снимаем шляпу!
Кстати, нельзя сказать, что Захаров в то время именно как кинорежиссёр находился в фаворе. Его недавняя экранизация «12 стульев» (1976 год) с участием Андрея Миронова и Анатолия Папанова, прямо скажем, была встречена многими зрителями неоднозначно. Фильм Захарова постоянно сравнивали с шедевром Леонида Гайдая, и чего уж тут говорить, Захаров этот заочный спор по очкам проигрывал. Поэтому ему нужен был стопроцентный хит. И, чтобы добиться триумфа, Захаров окружил себя очень талантливыми, а самое главное, хорошо знакомыми ему людьми. Музыкальная часть была поручена поэту Юлию Киму и композитору Геннадию Гладкову, с которым Захаров активно сотрудничал ещё со времён работы в Театре сатиры. Естественно, Захаров рассчитывал на участие актёров и своего нынешнего театра.

Два Мастера

О если говорить по правде, то участие только двоих мастеров сцены не вызывало у Марка Захарова никаких вопросов. Первым был Олег Янковский: Захаров его безумно уважал и лишь его видел в роли Волшебника. Но, как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Съёмки уже начались, когда Олег Янковский очутился в реанимации с сердечным приступом. Но вот что значит безграничная вера режиссёра в своего актёра: уже на следующее утро Марк Захаров с громадной сеткой апельсинов стоял под окнами палаты Олега. Янковский предлагал Захарову найти ему замену, но тот от своего первоначального выбора отказываться не собирался ни в какую: либо Олег, либо никто! Съёмки были приостановлены до полного выздоровления исполнителя роли Волшебника. И Янковский, увидев такую веру в себя режиссёра, сделал все возможное, чтобы вновь оказаться в свете софитов. В итоге артист поправился, хотя уже во время дальнейших съёмок сердечко нет-нет да беспокоило Янковского. Ему не раз предлагали лечь на госпитализацию, но Олег с честью до последнего съёмочного дня оставался на площадке. Причём, по свидетельствам очевидцев, он активно участвовал в работе не только как исполнитель одной из главных ролей, но и как эффективный генератор идей.
И Захаров их — эти идеи — с благодарностью использовал в работе.
Второй необсуждаемой кандидатурой на участие в проекте был Евгений Леонов. Профессионал такого уровня вписался в проект моментально и также активно предлагал различные творческие задумки во время съёмок. Леонов имел на все своё мнение, но это мнение дорогого стоило. Кстати, как раз перед приглашением в картину у Евгения Леонова появилась возможность поехать на десять дней в отпуск в Германию. В те времена это была большая удача. Леонов и Захаров быстро нашли консенсус в этом вопросе, но практически весь текст своей роли Леонов учил прямо перед непосредственно съёмкой, а иногда вообще импровизировал на ходу, пользуясь подсказками благодарных коллег. Руководство «Мосфильма», естественно, отлично знало о заслугах Янковского и Леонова в кино, поэтому их утвердили на роли сразу.

Каскадёры свободны

А вот что касается всех остальных исполнителей, то здесь порядки были немного другие. Дело в том, что каждый советский режиссёр перед началом съёмок должен был делать фотопробы к своему фильму. Кстати, за пробы платили энную сумму денег. Так на пробах оказался и Александр Абдулов, который незадолго до этого стал работать в Ленкоме у Захарова. Впоследствии Александр Абдулов не раз подчёркивал, что считает участие в этом фильме для себя судьбоносным. Ещё бы — оказаться в компании такого сонма звёзд первой величины! Кстати, вот здесь у худсовета уже появились вопросы: Александр был не настолько раскручен и был слишком молод, а роль Медведя была одной из главных. Но, как мы все знаем, смелость города берет. Когда Александр узнал, что в фильме нужно будет самому выполнять различные трюки, то он в душе лишь обрадовался. Абдулов был готов исполнять все, что пожелает режиссёр, благо, на минуточку, был мастером спорта по фехтованию и окончил школу верховой езды. В результате худсовет отдал пальму первенства Александру, подвинув такого дамского любимчика, как Игоря Костолевского. Хотя, по воспоминаниям очевидцев, лошадка попалась Александру с норовом. Не раз и не два актёр оказывался на земле, выброшенный из седла. Захаров предлагал Абдулову, дабы сохранить здоровье, все же согласиться на дублёра. Но, естественно, Александр отказался, выполнив все трюки самостоятельно. В фильме мог сыграть ещё один театральный подопечный Захарова — Александр Збруев. Марк Захаров видел его в роли трактирщика. Но в результате что-то не срослось, и в итоге свою законную часть славы забрал блистательный Юрий Соломин.

Мисс-78

Конечно, и среди Принцесс были свои пробы. В них участвовали барышни просто на загляденье: Вера Глаголева, Марина Яковлева, Лариса Удовиченко… Была там и Евгения Симонова, причём поначалу у Захарова были большие сомнения в правильности выбора этой блистательной актрисы. Но все встало на свои места, когда Евгения появилась на съёмочной площадке в чёрном мужском костюме. Захаров, моментально растаяв, понял: более волшебной принцессы ему не отыскать! Впрочем, существует устойчивое мнение, что успех в этой роли нанёс ущерб Симоновой как разноплановой актрисе. Все причастные к кино были настолько восхищены её игрой в роли сказочного персонажа, что драматические роли Евгении стали предлагать не слишком охотно.

Тону!

Кстати, среди многочисленных баек, оставшихся после съёмок «Обыкновенного чуда», особняком стоит и история с Симоновой. Снимали самый финал картины, последняя сцена, герои пьесы уходят, прощаясь со своими зрителями. Снимали сцену в Люберцах, в каком-то песчаном карьере. На дне этого карьера образовалась большая лужа. Работает камера, Захаров просит актёров подойти поближе к этой лужице. Евгения терпеливо выполняет пожелание режиссёра, вставая на мокрый песок… И тут над всей съёмочной площадкой раздался её истошный визг!
Сначала никто просто ничего не понял, многие даже захихикали, решив, что это Александр Абдулов её пощекотал. И тут все застыли на своих местах, потому что просто не верили собственным глазам. А всё дело было в том, что Принцесса на глазах у всех стала стремительно погружаться в зыбучий песок. Даже попытки крепкого Абдулова помочь партнёрше ни к чему не привели! Хорошо, что на съёмках всегда на всякий случай находится пожарная машина — именно бравые огнеборцы спасли обворожительную актрису от, казалось, неминуемой гибели.

Это что такое?!

Естественно, осталось много воспоминаний, связанных и с Евгением Леоновым. Многих повеселила сцена, когда Король со своей свитой под звуки торжественного марша появляется в оконном проёме гостиницы, останавливается на несколько секунд и элегантно приветствует всех зрителей, слегка приподняв руку. Казалось бы, что же в этом такого? А суть в том, что в те годы именно так делали представители руководства СССР во время торжественных событий, стоя на ступенях Мавзолея. Говорят, что большинство из съёмочной группы считали, что этот кадр худсовет точно не пропустит. Но ничего подобного! А теперь, в наше время, находится немало тех, кто считает, что цензура только и делала, что убивала отечественное кино! Естественно, перегибы случались, но цензоры очень часто проводили тонкую и «очень важную работу, воспитывая в зрителях чувство стиля и меры! Справедливости ради, заметим, что придирки со стороны худсовета имели место. Например, многих насторожила знаменитая песенка в исполнении Андрея Миронова о воробушке и бабочке, которая «крылышками бяк-бяк-бяк-бяк». Что же такого хочет сделать воробушек с бабочкой? Могли закрасться сомнения, что дело касается, скажем так, сексуальных непристойностей. Но Марк Захаров с мудростью убедил всех сомневающихся, что речь идёт только о гастрономическом аспекте. Ну надо же воробушку что-то скушать, в конце-то концов?!!

Споёмте, друзья!

Геннадий Гладков написал для фильма шесть песен, но в окончательный вариант вошло только пять. Причём, как это ни странно, обидели самого Михаила Боярского, который исполнил «Песню охотника». Впрочем, у заядлых меломанов есть возможность прослушать эту запись на аудионосителе. В планах Марка Захарова совершенно не было намерений залезать на территорию оперетты. Поэтому было принято решение, что в фильме, точнее в кадре, самые главные герои петь не будут. Вот так на горизонте появилась барышня из Одессы, которая вызвалась исполнить песни за Екатерину Васильеву. Звали эту незнакомку Лариса Долина. Будущая прима российского джаза только начинала свою блестящую карьеру и несколько раз успела поработать с Геннадием Гладковым. А вот песню Волшебника пригласили исполнить тогда неизвестного певца Леонида Серебренникова. Прослушав запись, Марк Захаров был очень доволен. После окончания работы Серебренников уехал по своим делам, как вдруг через какое-то время у него в квартире раздался звонок. Услышав голос Гладкова, Серебренников даже сначала огорчился, тут же подумав, что в первый раз записали плохо и надо все переделывать. Но все оказалось совсем наоборот: Гладков хотел, чтобы он исполнил ещё одну песню — «Дуэт Эмили и трактирщика». Серебренников на этот раз немного изменил интонацию, так что многие зрители далеко не сразу догадались, что слышат один и тот же голос. Зато после выхода фильма Серебренников стал у многих композиторов буквально нарасхват.

Дракоша

Все зрители прекрасно помнят замечательно снятую сцену в конце фильма, когда жена Волшебника, роль которой исполняла Ирина Купченко, стирает изображение дракона. Так вот, оказывается, это копия с гравюры аж 1702 года «Излучающий глаз. Дракон, видимый под разными углами зрения». Автор — Иоганн Цан. И это не просто красивый рисунок, а часть научного труда по оптике, чтобы читатель уяснил для себя, что такое угол зрения.

Кстати

Когда Юрия Соломина, сыгравшего хозяина гостиницы, назначили министром культуры РСФСР, фильм «Обыкновенное чудо» стали ещё чаще крутить по телеэкрану.

Журнал: Неизвестный СССР №5(17), май 2021 года
Рубрика: Тайны советского кино
Автор: Константин Семёнов

Метки: СССР, Война и Отечество, фильм, актёр, режиссёр, роль, 1978, Неизвестный СССР, венеды




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-