Освоение целины: Битва за хлеб

«Превратим пустующие земли в плодородные поля!». «Поднимай целину!». Как знакомы эти лозунги людям старшего поколения: они отражают целую эпоху. В советские годы о битве за хлеб, развернувшейся в Казахстане, Сибири, на Урале и в Поволжье, писали исключительно в восторженных тонах, её воспевали в песнях, стихах, фильмах и романах. Но так ли необходимо было освоение целинных земель?

Фото: освоение целины, интересные факты

За и против

Ущерб, нанесённый войной сельскому хозяйству, был колоссален. Немцы уничтожили 40% предприятий по переработке сельхозпродукции, вывели из строя или вывезли порядка 200 тысяч тракторов и комбайнов — почти треть довоенного парка сельхозтехники. Пахотные земли — бывшие поля сражений — были усеяны неразорвавшимися минами и снарядами. Да и пахать-то было некому: с мужским населением в стране было туго…
Вдобавок ко всему 1946-1947 годы выдались засушливыми, что пагубно отразилось на урожаях. А вот что выросло после войны, так это рождаемость: население страны стремительно увеличивалось. Его требовалось кормить. И кормить вдоволь. Но скромные объёмы вырабатываемой сельхозпродукции не позволяли этого делать. Тем более что с 1945 по 1953 год СССР оказывал безвозмездную продовольственную помощь Восточной Германии, Австрии, Китаю, Монголии, Северной Корее и Северному Вьетнаму.
В 1953 году урожай зерна, собранный в СССР, не смог покрыть нужд населения. И в государстве вновь возникла угроза голода. Правительство пошло на крайнюю меру: была израсходована часть стратегического запаса зерна, который хранился на случай войны. Страну срочно требовалось выводить из продовольственного кризиса. Но как? Правительственная комиссия, в состав которой входили лучшие учёные СССР, предложила руководству страны два возможных пути — интенсивный и экстенсивный. Первый предполагал работу с уже имеющимся земельным фондом, внедрение агротехнических новшеств, техническое перевооружение, изменение системы оплаты труда на селе. Но этот долгий и трудный марафон требовал терпения и кропотливости. Второй путь — значительное увеличение пахотного клина за счёт освоения целинных земель — гарантировал быстрый результат. Правда, отмечали учёные, лишь на короткий период: «Временный эффект, который выразится в хороших урожаях на целине, не превысит 2-3 лет». Затем неизбежно наступит резкое снижение урожайности.
Большая часть доклада учёных была посвящена отдалённым последствиям освоения целины. Исследователи прямо говорили: сохранение урожайности за счёт использования химикатов приведёт к неустранимому загрязнению, засолению и кислотному заболачиванию почв. Запасы плодородного слоя почвы — гумуса — на целинных землях сократятся на 25-35% в сравнении с доцелинным уровнем. Попытки доставить воду для орошения огромных территорий из бассейнов Волги, Урала, Иртыша, Оби нанесут сокрушительный удар по всем отраслям экономики регионов, примыкающих к целинным землям: пострадают лесное и рыбное хозяйство, судоходство и электроэнергетика, а животноводство как отрасль будет ликвидировано от Волги до Алтая включительно…
Мнения наверху разделились. В итоге победила точка зрения Н.С. Хрущёва, возглавлявшего страну. На состоявшемся в 1954 году пленуме ЦК партии им была озвучена задача на ближайшие годы: освоение залежных и целинных земель в районах Казахстана, Сибири, Урала, Поволжья.

Социальный лифт

Следует вспомнить обстановку того времени: страна отходила от войны, строились заводы, мосты, дороги, восстанавливались разрушенные города. Недавние усилия, направленные на уничтожение врага, перетекли в энтузиазм созидания, а он, несомненно, был. Этому способствовала и коммунистическая пропаганда: герои войны теперь должны были стать героями труда. Те же, кто по молодости лет не имел воинских подвигов, получили возможность совершить их в мирное время. Да и как ещё обычному деревенскому парню можно было проявить себя или посмотреть страну? Из-за отсутствия паспортов на селе любой деревенский житель по сути был крепостным и полностью зависел от председателя. Но даже если кому-то всеми правдами и неправдами удавалось вырваться, то куда ему было ехать? В город? На всесоюзную стройку? Там в первую очередь требовался пролетариат: каменщики и сварщики, монтажники и водители, крановщики и электрики. А это всё городские специальности. То ли дело земля — привычный, знакомый с детства труд. Так что освоение целины являлось ещё и своего рода социальным лифтом, где за короткий срок можно было сделать головокружительную карьеру.
В безлюдные степи пошли эшелоны с целинниками: в большинстве своём они ехали добровольно. Кто-то по зову сердца, кто-то желал увидеть новое или испытать свои силы и стойкость, часть направлялась по разнарядкам и комсомольским путёвкам, более практичные ехали за заработком. Деревенская молодёжь и опытные хозяйственники, автослесари и политработники, инженеры и агрономы, строители и трактористы-комбайнёры — в первый же год на новые места переехало около 500 тысяч человек! И, как писали тогда газеты, «весной 1954 года более 20 тысяч тракторов двинулись в седую, ковыльную степь, чтобы превратить её в гигантское поле».

Даёшь молодёжь

Массовая пропагандистская кампания, основными векторами которой стали патриотический долг, юношеский романтизм и энергия созидания, делала ставку на лёгкую на подъём, не обременённую семьями и хозяйством молодёжь.

Степь да степь кругом

Покорителей степей встретили ровные и воистину бескрайние просторы при полном отсутствии бытовых условий. Люди размещались в палатках, прямо в снег вбивали колышки, размечая границы полей, долбили кирками промерзлую землю под фундамент для будущих мастерских. Первоцелинникам пришлось жить в палатках прямо в поле в условиях сурового климата и отсутствия элементарных удобств. Рабочий день не был нормированным, зачастую трудились до полного изнеможения.
Но это стало не единственной проблемой. Опытные работники, приехавшие из традиционно земледельческих районов — Украины, Белоруссии, Молдавии, центральных районов РСФСР, Поволжья, — оказались психологически не готовы жить и работать в подобных условиях. Однообразный рельеф, сплошная степь без границ, полное отсутствие деревьев, засушливый климат — все это было им слишком непривычно, а потому чуждо. Ставший впоследствии писателем, Анатолий Стреляный на целине работал комбайнером. Он вспоминал: «Поражали огромные просторы полей — сотни километров ни деревца, только сплошная пшеница… Уж не помню, сколько километров, но во время ночной пахоты только три раза сделаешь поворот — и все…» Да, действительно: «Самолётом сей, самолётом коси».

Даёшь хлеб!

На целину была брошена основная часть выпущенной в стране сельхозтехники: 120 тысяч тракторов, 10 тысяч комбайнов, культиваторов, сеялок… Энтузиазм, азарт и желание покорить, лозунг «Битва за урожай!» дали свои результаты. За первые 2 года удалось распахать и засеять 33 миллиона гектаров вместо предполагавшихся 13 миллионов. А всего к 1960 году сумели поднять около 45 миллионов гектаров пашни — это 450 тысяч квадратных километров. Только представьте себе поле длиной 4,5 тысячи километров при ширине 100 километров: это больше площади Великобритании, Болгарии и Венгрии, вместе взятых! Все это позволило быстро пополнить зерновые запасы страны: ежегодный валовой сбор зерновых в СССР в первые годы увеличился в два раза.
Целинная пшеница давала почти половину всего зерна, выращенного в СССР: в 1960 году было собрано 125,5 миллиона тонн зерна, из них на целине — 58,7 миллиона тонн.
Но была у этого трудового подвига и обратная сторона. За 1954-1961 годы целина поглотила 20% всех вложений СССР в сельское хозяйство. Прекратилось развитие традиционных районов земледелия, включая перспективные черноземные регионы и Нечерноземье. Из виду упускался и тот факт, что целина в значительной степени являлась зоной рискованного земледелия. К тому же плодородный слой оказался слишком тонким. Итог: через 2 года урожайность упала до 3 центнеров зерна с гектара. Результатом тотальной распашки традиционных пастбищ стал дефицит мяса и молочных продуктов в стране. Варварская эксплуатация новых земель очень быстро привела и к экологической катастрофе. Степной ветер и начавшиеся пыльные бури унесли почти весь верхний плодородный слой: зёрна только что посеянной пшеницы катались по голой земле как по асфальту. В 1956-1958 годы с целины было «сдуто» 10 миллионов гектаров пашни — это территория Португалии.
По самым осторожным оценкам Института всемирного наблюдения (США), потери верхнего слоя почвы на пахотных землях целинных районов Казахстана превысили миллиард тонн.

Всему голова

«Хлеб всему голова!» — эта русская поговорка может дать ответ на многие вопросы. Хлеб в России всегда был главным, а в тяжкие времена и единственным блюдом. В структуре потребления начала 1950-х годов он играл первостепенную роль, и его количество являлось мерилом продовольственной безопасности как государства в целом, так и отдельно взятой семьи. Потому невозможность купить хлеба вдоволь являлась политической проблемой. Именно так сложившаяся в стране продовольственная ситуация рассматривалась на партийном пленуме в 1954 году.
Ситуацию усугубляли недостаток уборочной техники и топлива, удалённость железных дорог и ремонтных баз. В отсутствие элеваторов и зернохранилищ пшеницу стали сваливать прямо в поле, накрывая брезентом, где через короткое время зерно начинало гореть. Потери были колоссальными!
Во многом именно из-за бесхозяйственности, разочарования и нежелания видеть, как сгорают — в прямом смысле слова — результаты тяжёлого труда, многие первопроходцы вернулись домой.
При этом проект имел важнейшее социально-политическое значение. Итогом целинной эпопеи стало развитие ранее безлюдных территорий. Всего за один год — с весны 1954-го до весны 1955-го — были созданы 337 зерновых совхозов с посевной площадью 10 миллионов гектаров. В когда-то пустынных и безлюдных местах появилась мощная социальная инфраструктура, выросли крупные предприятия, посёлки, города, возросла занятость населения, улучшились условия жизни людей. Только в Казахстан приехали 2 миллиона специалистов! А в общей сложности на целинных землях осели около 6 миллионов человек. Часть из них были заняты в промышленности и строительстве — так компенсировалась нехватка местных рабочих кадров.
Споры о целине не утихают по сей день. У каждой стороны свои аргументы, своя правда. Но в одном сходятся все: целинная эпопея была одной из ярчайших, но и драматических страниц в истории СССР.

Заключённые на пашне

На целине частично использовался труд заключённых ГУЛАГА. Дело в том, что на осваиваемых землях нередко располагались лагеря, а учитывая полное отсутствие инфраструктуры, именно они зачастую превращались в центры совхозов, а бывшие заключённые и поселенцы пополняли армию целинников.

Журнал: Все загадки мира №10, 13 мая 2019 года
Рубрика: Великие проекты
Автор: Александр Гуньковский

Метки: СССР, Казахстан, Все загадки мира, целина, урожай, риск, зерно, природа





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —