Писатели и советская власть

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Сквозь века дошла до нас притча о древнегреческом философе Диогене, который от своих трудов денег не имел и демонстративно жил не в доме, а в большой бочке (или огромном глиняном кувшине). Однажды, когда Диоген около своего скромного жилища варил на костерке похлёбку из чечевицы, мимо в богатых одеждах проходил поэт, состоявший на службе у местного правителя. Придворный литератор, взглянув на Диогена, поучающим тоном произнёс: «Если бы ты научился восхвалять царя, тебе не пришлось бы питаться похлёбкой». Усмехнувшись, Диоген парировал: «А если бы ты научился питаться похлёбкой, тебе не пришлось бы восхвалять царя».

Писатели и советская власть

Судьба пролетарского поэта

В Советской России официальная власть, особенно в первые послереволюционные годы, допускала определённую свободу литературной и художественной деятельности. Но при этом материально поддерживала лишь тех поэтов и прозаиков, творчество которых не шло вразрез с линией, проводимой ВКП(б). И горе литератору, если он вдруг становился неугоден властям предержащим…
В этом отношении очень показательной выглядит судьба известного в те годы советского поэта Ефима Придворова, который публиковался под псевдонимом Демьян Бедный. После революционных событий 1917 года он активно сотрудничал с газетами «Известия» и «Правда». Басни и фельетоны Демьяна очень нравились Ленину, вождь ценил их как «действительно пролетарское творчество». И заслуги придворного поэта Придворова (невольный каламбур) властью в то время были оценены весьма высоко. Достаточно сказать, что в марте 1918 года, переехав вместе с правительством из Петрограда в Москву, он с семьёй получил квартиру в Большом Кремлёвском дворце. Для прохода в Кремль Демьяну выдали постоянный пропуск за номером 3 — после Ленина и Бонч-Бруевича.
В 1920-е годы общий тираж книг Демьяна Бедного превысил два миллиона экземпляров, а нарком культуры Анатолий Луначарский считал его великим писателем, равным по гениальности Максиму Горькому.
Однако вскоре ситуация резко изменилась. С подачи набравшего в то время силу Сталина секретариат ЦК ВКП(б) своим постановлением от 6 декабря 19301 года осудил стихотворные фельетоны Демьяна Бедного «Слезай с печки» и «Без пощады», опубликованные в «Правде». По мнению Сталина, в этих фельетонах автор допустил «фальшивые нотки, выразившиеся в огульном охаивании России и всего русского». Неофициально же поэту припомнили, что в первые послереволюционные годы он в своих стихах прославлял не только Ленина, но и Троцкого, а вот Сталина не упомянул ни единым словом.
Затем по поводу творчества Демьяна Бедного последовали разгромные статьи в тех же газетах, которые ещё недавно из номера в номер публиковали его стихи. Кончилось всё тем, что в 1938 году Ефима Придворова исключили из рядов ВКП(б). В НКВД рассматривался также и вопрос об аресте опального поэта, но Сталин счёл такую меру чрезмерной. Демьян между тем продолжал писать и даже сочинял хвалебные оды в честь «великого вождя и учителя», однако его новые стихи так и остались незамеченными Сталиным. Опальный поэт, опозоренный и всеми забытый, скончался 25 мая 1945 года от паралича сердца. В партии его восстановили уже посмертно, в 1956 году.

«Мы живём, под собою не чуя страны…»

Куда круче карательные органы отнеслись к творчеству другого поэта — Осипа Мандельштама, в отношении которого 16 мая 1934 года был выдан ордер на арест и обыск его квартиры. Дело в том, что незадолго до этой даты в Москве стали распространяться переписанные от руки стихи, которые начинались фразой «Мы живём, под собою не чуя страны…». Хотя фамилия Сталина в них не упоминалась, несложно было догадаться, кого поэт упоминает как «кремлёвского горца», который «один лишь бабачит и тычет», и у кого «тараканьи смеются глазища».
Благодаря крепкой агентуре ОГПУ ничего не стоило быстро установить автора крамольных стихов. И на первом же допросе задержанный Мандельштам признался, что он действительно написал предъявленный ему текст. Следствие по обвинению поэта в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 УК РСФСР (контрреволюционная агитация и пропаганда), было завершено уже 27 мая. Особое совещание при Коллегии ОГПУ в отсутствие подсудимого постановило: «Мандельштама… выслать в г. Чердынь сроком на три года».
После попытки осуждённого покончить с собой его дело было пересмотрено, и поэта вместо Чердыни направили в ссылку в Воронеж. Ещё через четыре года Мандельштам был арестован вторично и 27 декабря 1938 года, замученный, умер от истощения в пересыльном лагере близ Владивостока.

Нобелевские лауреаты

На творчество отечественных поэтов и прозаиков в те годы регулярно обращали внимание не только в СССР, но и за рубежом. Во всяком случае пятерым советским авторам были присвоены Нобелевские премии по литературе. При этом Иван Бунин, получивший премию в 1933 году, в это время был эмигрантом и жил в Париже.
Ещё двоих наших литераторов, удостоенных Нобелевки (Иосифа Бродского и Александра Солженицына), лишили советского гражданства. Первого из них власти силой заставили отправиться в эмиграцию, а второго и вовсе принудительно вывезли в ФРГ на самолёте.
Борис Пастернак, получивший Нобелевскую премию в 1958 году за роман «Доктор Живаго», был вынужден отказаться от этой высокой награды. От него тоже требовали уехать из СССР, но он в письме на имя Хрущёва написал: «Покинуть Родину для меня равносильно смерти. Я связан с Россией рождением, жизнью, работой». После этого Пастернака оставили в покое.
Из всех наших нобелевских лауреатов по литературе одного лишь Михаила Шолохова можно считать советским писателем в полном смысле этого слова. Он за своё творчество ещё раньше был удостоен Сталинской и Ленинской премий, а затем стал дважды Героем Социалистического Труда. Однако при этом Шолохова до конца дней преследовала проблема авторства многих его текстов, и в первую очередь «Тихого Дона». Критики отказывались верить, что молодой парень в 20 с небольшим лет мог написать столь сложное эпическое произведение, и потому обвиняли автора в плагиате. Тем не менее рядом специальных исследований последующих лет, в том числе после смерти Шолохова, его авторство «Тихого Дона» было полностью подтверждено.

«Дорогой Леонид Ильич»

В числе советских литераторов в марте 1980 года оказался сам Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, которому тогда была вручена Ленинская премия за книги «Малая земля», «Возрождение» и «Целина». Однако в то, что автором этой трилогии является сам Брежнев, не поверили ни в СССР, ни за его пределами, несмотря на восхваление официальной пропагандой литературного таланта генсека.
Впоследствии стало известно, что инициатором выпуска этих книг был секретарь ЦК КПСС Константин Черненко, а написание «воспоминаний» Брежнева для укрепления его политического авторитета было поручено группе приближённых к Кремлю советских журналистов. Как позже вспоминал в своих книгах писатель Леонид Млечин, «сам Брежнев не только не участвовал в работе над собственными мемуарами, но даже ничего не рассказывал тем людям, которые их писали. Для них лишь отыскали в архиве кое-какие документы и нашли сослуживцев Брежнева».
Тем не менее произведения генсека в те годы выпускались тиражами, которые не снились даже классикам мировой литературы, — по 15 миллионов экземпляров каждое. Трилогию оперативно перевели на 65 языков и разослали в библиотеки 120 стран мира. Этот литературный ажиотаж постепенно прекратился только после кончины Леонида Ильича в 1982 году. Но присуждение генсеку литературной награды дало советскому народу такую почву для анекдотов, что их с лихвой хватило на период до распада СССР и даже на все последующие годы.

Награждён посмертно

Только в перестроечные годы в СССР стало возможным такое невероятное прежде событие, как присуждение Государственной премии в области литературы не кому-нибудь, а… Владимиру Семёновичу Высоцкому, которого официальная критика в прежние годы называла не иначе, как диссидентом и антисоветчиком. Решение правительства о посмертном награждении народного поэта и барда было опубликовано 7 ноября 1987 года в газете «Известия». Этой премии Высоцкий, согласно официальному тексту, удостоился «за создание образа Жеглова в телевизионном художественном фильме «Место встречи изменить нельзя», а также за авторское исполнение песен».
Это присуждение, пусть даже посмертное, ознаменовало собой настоящий перелом в сфере признания официальными властями СССР песенно-стихотворного творчества Владимира Высоцкого, а также обретение им официального статуса советского поэта. Незадолго до того вышли из печати подборки его произведений в журналах «Дружба народов» и «Аврора». В них впервые в СССР были официально напечатаны песни «О фатальных датах и цифрах», «Охота на волков», «Банька по-белому» и некоторые другие.

Журнал: Тайны 20-го века №18, апрель 2020 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: СССР, писатель, Тайны 20 века, стихи, поэзия, Сталин, Мандельштам, ОГПУ, поэт, Высоцкий, Брежнев, Бродский, Пастернак, Шолохов, Солженицын, Демьян Бедный




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.