План ГОЭЛРО — что это?

В 30-е годы прошлого века бытовало только одно-единственно правильное отношение к плану электрификации России. Дескать, ГОЭЛРО по самой своей сути была проектом ленинского правительства, разработанным с нуля на почве лохматой дикости и разрухи. Но что взять с сугубо пропагандистских времён, когда для страны куда важнее была преданность народа, а не какая-то там неудобная правда. А правда о всенародной электрификации действительно была неудобной. Ведь она гораздо старше октябрьских инициатив. Первые шаги к повсеместному насаждению электроэнергетики были предприняты ещё в «упаднические» царские времена.

Фото: план ГОЭЛРО — что это, интересные факты

Лампочку Ильича в каждую избу!

Голь на выдумки хитра

Концепция электрификации начала разрабатываться ещё на рубеже XIX-XX веков, пока из мечты об освещённом ярким электрическим светом будущем не оформилась в чёткий план действий. В те времена патриархальная Россия сильно отставала от гораздо более развитых в плане экономики и промышленности западных соседей Нового и Старого Света. По состоянию на 1913 год в России на душу населения вырабатывалось всего 14 кВт/ч. По этому показателю Соединённые Штаты превосходили родное отечество более чем в 16 раз: заатлантические империалисты с лёгкостью выдавали на-гора 236 кВт/ч. Тем не менее статистическое отставание российского производства компенсировалось качеством высоковольтного продукта. Да и технологическое оснащение и тенденции развития отечественной энергетики вполне укладывались в западные темпы прогресса. Откуда же такой разброс по показателям?
Проблема крылась в отсутствии единых нормативов. Все строившиеся в те годы электростанции (в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Риге, Баку и других городах) имели крайне ограниченное число потребителей и никак не взаимодействовали между собой. Кроме того, из-за отсутствия единого стандарта проектирования все станции выдавали несовместимые величины частот и силы тока. Всеобщая электрификация требовала в первую очередь преодолеть это инженерное своеволие.
Тем не менее стоит отметить, что энергетики дореволюционной школы избрали весьма остроумную тактику электрификации. Вместо того чтобы использовать дорогое в транспортировке высокоэнергетическое топливо (нефть, каменный уголь) или тратить ресурсы на прокладку ЛЭП по обширным территориям, они склонялись к строительству тепловых электростанций в самих регионах добычи топлива. Здесь сама природа была на их стороне. В центральной части России имелись богатые запасы бурых углей и торфа. Да, их энергоотдача была невелика и для транспортировки эти виды горючего второго сорта были непригодны, но простота добычи и доступность сделали их первыми кандидатами для работы небольших районных электростанций.
Одна из первых подобных станций была открыта ещё в 1897 году на Раушской набережной в Москве. План по обеспечению электроэнергией крупных промышленных регионов станций, работающих на местном топливе, был успешно реализован в 1914 году с открытием в подмосковном Богородицке (впоследствии — Ногинске) торфяной станции «Электропередача». Год спустя директор «Электропередачи» Глеб Кржижановский (будущий ярый революционер и близкий товарищ Ленина) на совещании по проблемам использования подмосковного угля выступил с докладом, в котором были обозначены важнейшие принципы электрификации, которые впоследствии заложили основу будущего плана ГОЭЛРО.

Путь к свету

По мере роста числа местных электростанций учёное сообщество всё больше убеждалось в необходимости разработки чёткой нормативной базы и объединения разрозненных локальных предприятий в единую всероссийскую сеть электропередач. На многочисленных съездах электроэнергетиков, проходивших с 1900 по 1913 год, важность этой проблемы подчёркивалась неоднократно. Но царское правительство оказалось глухо к увещеваниям учёных мужей. Местные власти и вовсе не всегда были в восторге от прогрессивных инициатив.
Возможно, именно безразличие руководящих чинов к судьбе отечественной энергетики заставило ведущих инженеров-электротехников впоследствии примкнуть к рядам революционного движения. Хотя, конечно, повальные обыски, экспроприация и отсутствие банальных средств к существованию тоже стали весомой причиной лояльности царских инженеров к новой власти. В отличие от имперских министров, революционеры с большим энтузиазмом приняли идею общей электрификации. Естественно, за вящим интересом стояли далеко не одни лишь голые альтруистические мотивы партии пролетариата. Электрификация — важный политический шаг. Если удастся вкрутить лампочку Ильича даже в последней избе самого глухого уезда, понятно, каким будет отношение к тем, кто принёс свет в этот уголок страны. Эпохальные свершения с заботой о народе — это власть в чистом виде. Ещё в 1901 году Ленин мечтал о свободной передаче электричества на огромные расстояния, «чтобы сокровищами науки и искусства, веками скопленными, пользовалось все население, размещенное более или менее равномерно по всей стране».

По воле Ильича

Но планам электрификаторов не суждено было воплотиться в том виде, на который они рассчитывали. Началась Первая мировая война. Не успели отгреметь её раскаты, как свершилась социалистическая революция, за которой последовала братоубийственная Гражданская война. Страна погрузилась в хаос, экономика и народное хозяйство пришли в запустение. Когда в конце 1917 года как никогда остро назрела необходимость восстановления промышленности, во главу угла Владимир Ильич поставил именно масштабную электрификацию нового государства.
Работа предстояла титаническая. Полная разруха и разорение поставили Москву и Петроград в весьма затруднительное положение. Донецкий уголь и бакинская нефть стали недоступны. Электростанции попросту нечем было питать. Здесь на помощь юному советскому правительству пришёл опыт дореволюционных инженеров. В ноябре 1917 года по инициативе инженера «Электропередачи» Ивана Радченко в Шатуре (Московская область) была заложена новая торфяная электростанция на местном топливе.
В мае 1918 года был создан Электрострой (орган централизованного управления энергетическим строительством), а с ним и преемник всероссийских энергетических съездов — Центральный электротехнический совет или ЦЭС, куда вошли влиятельнейшие энергетики России. В декабре того же года ЦЭС учредил Бюро по разработке общего плана электрификации страны, в стенах которого Кржижановский написал знаковую статью «Задачи электрификации промышленности», настолько вдохновившую Вождя народов, что тот распорядился на её основе популярным языком написать брошюру о благах электрификации. Да так, чтобы каждый сознательный рабочий и крестьянин заразился сей передовой идеей не меньше Ильича. Инициатива быстро стала первоочерёдной всенародной задачей. В феврале 1920 года Ленин подписывает положение о создании Комиссии ГОЭЛРО во главе с Кржижановским, занявшим пост председателя. В числе прочих в Комиссию вошли гидротехник И. Александров, инженер электростроительства А. Винтер, создатель первых ГЭС Г. Графтио, технолог Р. Классон, электротехники М. Ляпиров-Скобило, В. Миткевич и М. Шателен, инженер-теплотехник Л. Рамзин и другие представители элиты отечественной энергетики с «буржуазным» прошлым.
22 декабря 1920 года детальный план Комиссии был принят VII Всероссийским съездом Советов и окончательно утверждён Советом народных комиссаров 21 декабря 1921 года. В июне 21-го года Комиссия была упразднена — на её основе был создан Госплан СССР, контролирующий исполнение всех программ развития народного хозяйства.
По словам самого идеолога советского социализма, без всеобщей электрификации у Советского Союза не было бы и шанса занять конкурентное положение в окружении капиталистических недругов. Согласно речи, произнесённой Лениным на Московской конференции РКП(б) 21 ноября 1920 года: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны, ибо без электрификации поднять промышленность невозможно. Эта задача длительная <…> Меньше чем через 10 лет мы не можем осуществить основы этого плана, создать 30 крупнейших районов электрических станций, которые дали бы возможность перевести всю промышленность на современные основания». В глазах мирового сообщества скорейшее возрождение обескровленной страны из пепла должно было доказать превосходство социалистического строя и подготовить почву для Мировой Революции. Но это далеко идущие идеализированные планы меркли перед насущными проблемами, их пришлось отложить в долгий ящик.

План ГОЭЛРО в действии

План ГОЭЛРО требовал в первую очередь коренного пересмотра стратегии народного хозяйства и модернизации всей индустрии. Основной упор ставился на тяжёлую промышленность, машиностроение и оборонный комплекс, развитие которых было невозможно без электрификации. Для обеспечения работы действующих и строящихся электростанций было решено использовать всё те же местные источники топлива, в том числе малоценные угли, торф, древесину и газ. На этой базе была предложена первая модель экономического районирования, определившая перспективность строительства индустриальных объектов, исходя из близости источников сырья. В результате были выделены Северный, Центрально-промышленный, Южный, Приволжский, Уральский, Кавказский экономические районы, а также зона Западной Сибири и Туркестана.
Реализация плана осуществлялась в несколько этапов. Программа восстановления разрушенного энергетического хозяйства страны была выполнена уже к 1926 году, а к концу обозначенного Лениным десятилетнего периода заложенные показатели были многократно перевыполнены. Только за 1931 год показатели выработки электричества увеличились вдвое. Вмеао запланированных 1750 кВт мощности введённой в эксплуатацию техники превышали 2560 кВт. Помимо наработки немыслимых доселе мощностей отечественная энергетика постепенно подходила к отказу от импортного оборудования в пользу разработок советских инженеров. Уже к 1934 году от иностранного оборудования удалось полностью отказаться. Строительство шло невероятными темпами. Народу приходилось идти на непосильные жертвы. За границу сбывался и лес, и нефть, и ценные металлы, и произведения искусства. Всё, что могло обеспечить вливание в бюджет, шло в расход.
Вся экономическая жизнь многонационального государства была перестроена на удовлетворение нужд заново зарождающейся промышленности, остальные же сферы жизни финансировались по остаточному принципу — крохами бюджета, которые остались. Партийная власть не жалела ресурсов на эпохальную стройку, но рук всё равно не хватало. Отсюда и пошли разговоры о привлечении к работам бойцов «стройтрудармии», тогдашних стройбатовцев, и заключённых.
Но как бы ни велика была жертва, она оказалась не напрасна. Всего за 15 лет реализации плана ГОЭЛРО советская энергетика с задворок экономики выбилась на передовые позиции, заняв третье место в мире после США и Германии.

Журнал: Историческая правда №9, сентябрь 2019 года
Рубрика: План ГОЭЛРО
Автор: Карина Мёльна




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —