Первые в мире испытания ядерного оружия состоялись 16 июля 1945 года. Проводились они в рамках Манхэттенского проекта силами США. А уже в августе, через месяц после первого успешного испытания, смертоносные бомбы упали на японские города Хиросима и Нагасаки. Однако к этому времени в Советском Союзе уже велись работы по созданию своей атомной бомбы. После демонстрации американских возможностей стало понятно — без такого оружия государство находится в уязвимом положении.

Роль Берии в создании ядерного оружия СССР

Почему Лаврентий Берия считается отцом атомной бомбы?

Догнать и перегнать

В 1945 году на Потсдамской конференции, во время которой «солировали» державы-победительницы, президент США Гарри Трумэн намекнул Иосифу Сталину о том, что невозможное стало возможным — американцы провели первое испытание атомной бомбы. На самом деле эта информация не стала для Сталина неожиданностью. Вождь советского народа прекрасно знал о ядерной проблеме, поэтому практически не отреагировал на эту «новость». Ещё в 1941 году советские разведчики передавали в Москву сообщения о том, что создание атомной бомбы реально, что она может быть создана ещё до окончания войны и, в таком случае, повлиять на её ход.
Нельзя сказать, что разработки в «атомном» направлении в Советском Союзе не велись. Ещё в начале 1942 года Сталин подписал указ об учреждении в стране лаборатории по созданию атомного оружия. Её руководителем стал академик Игорь Курчатов. А исследования распада ядер урана начались в СССР ещё в 20-е годы. Над этой проблемой работала большая группа учёных, но создание атомного оружия на тот момент казалось чем-то фантастическим. До конца в реализацию смелого проекта не верили даже те, кто был в работе над ним задействован. В 1941 году исследования по атомной проблематике засекретили. С началом Великой Отечественной войны в СССР были вынуждены сократить объёмы проводившихся ядерных исследований — были задачи и поважнее. А вот в США такой необходимости не было, поэтому работа над созданием атомной бомбы энергично продолжалась всю войну.
Потсдамская конференция завершилась 2 августа 1945 года. После неё времени зря не теряли. 20 августа выходит подписанное Верховным главнокомандующим постановление Государственного комитета обороны (ГКО) об учреждении спецкомитета, в задачу которого входило форсирование работ по урановому направлению. В состав комитета вошли три члена Политбюро (нарком НКВД Лаврентий Берия, председатель Госплана СССР Николай Вознесенский и секретарь ЦК Георгий Маленков), а также заместитель председателя Совнаркома Михаил Первухин, нарком боеприпасов Борис Ванников и заместитель наркома НКВД Авраамий Завенягин. Членами спецкомитета от Академии наук стали Игорь Курчатов, который и до этого являлся научным руководителем уранового проекта, и Пётр Капица. Этим же постановлением было создано также и Первое главное управление (ПГУ при Совнаркоме).

Глаза и уши в логове врага

Два созданных ведомства получили высокую степень секретности. За дело взялись серьёзно — даже некоторые наркомы не знали об их существовании. ПГУ при Совнаркоме и спецкомитет наделялись огромными полномочиями. «Никакие организации, учреждения и лица без особого разрешения ГКО не имеют права вмешиваться в деятельность ПГУ, его предприятий и учреждений или требовать справок о его работе или работах, выполняемых по его заказам», — говорилось по поводу ПГУ в постановлении. Учитывая возможности новой структуры, изложенные в постановлении, многим было непонятно, кто при ком состоит — ПГУ при Совнаркоме или Совнарком при ПГУ.
Главой спецкомитета стал Лаврентий Берия, а ПГУ возглавил генерал-полковник Борис Ванников. Стоит отметить, что сначала руководить атомным проектом в СССР было поручено заместителю ГКО Вячеславу Молотову. Но позднее к Сталину обратился академик Курчатов, который попросил назначить руководителем атомного проекта Лаврентия Берию. К тому моменту в руках Берии находилась специально организованная группа разведки, которая_ добывала материалы под кодовым названием «Энормоз». Ставшие известными советским физикам данные по реализации Манхэттенского проекта позволили резко сократить время на создание атомной бомбы.
Под руководством Берии работали самые лучшие разведчики. Во многом благодаря этому уже через 12 дней после испытания американцами атомного заряда некоторые документы по этому вопросу оказались в Москве. «Среди трудового народа нам очень многие симпатизировали, поэтому отчасти работать было легко. Тех, кто имел доступ к секретам: машинистки, близкие, чиновники, — их легко было вербовать. Они знали, что против нас работают американцы и особенно англичане», — вспоминает ветеран Службы внешней разведки, герой России Александр Феклисов. Именно благодаря разведке советское правительство и учёные во главе с Курчатовым довольно хорошо представляли достижения в создании ядерного оружия во всём мире. Достоверность информации подтверждалась разными источниками. Одним из главных был немецкий физик, оказавшийся в Англии, Клаус Фукс. Александр Феклисов являлся связником Фукса. Так в Москве оказалась точная схема атомной бомбы американцев.

Сделано в СССР

Берии, как руководителю спецкомитета, предстояло решать множество вопросов. Самый важный из них, который требовал скорейшего решения, — где взять для атомных бомб плутоний. В естественном виде, как, например, свинец и железо, плутоний в недрах земли образуется только под воздействием космического излучения в урановых рудах, а это настолько малые объёмы, что о добыче вещества шахтным методом не велось даже речи. Единственный способ получить плутоний — построить реактор и облучить в нём урановые блоки. Но и уран тоже на дороге не валяется. Тогда по личному указанию Сталина в непроходимые места СССР были направлены сотни геологоразведочных экспедиций, которые увенчались успехом. Уже к декабрю 1946 года было завершено строительство 11 ядерных объектов. Среди них знаменитые города Арзамас-16 и Челябинск-40. А 19 июня 1948 года состоялся пуск атомного реактора. За пультом управления сидел академик Курчатов.
Правда, в Советском Союзе полагались не только на отечественный уран. В конце Великой Отечественной войны по секретному указанию Берии на освобождённые немецкие территории были направлены группы разведчиков, к которым прикомандировали специалистов — учёных-ядерщиков. Нужно было обнаружить и изъять все, что подходило для ядерного проекта. Аналогичные подразделения были созданы и у американцев. Только благодаря тому, что Берия вовремя послал в Европу поисковые группы, из Старого Света удалось вывезти более 100 тонн урана, тогда как в СССР счёт шёл на килограммы. Американцам досталось куда меньше «топлива» и сопутствующих материалов.
Невиданный размах получило и строительство аэродромов, необходимых для доставки ядерных зарядов. Бетонные заводы для строительства позже были перепрофилированы на постройку жилья. Получается, что отдельные квартиры, появившиеся у советских граждан, являются отголосками уранового проекта, развёрнутого Берией. Параллельно с этим шли активные работы над созданием баллистических ракет, которыми руководил Сергей Королёв.

Не повторить Хиросиму

Коренным образом политическую и военную обстановку в мире изменила атомная бомбардировка ВВС США японских городов Хиросима (6 августа 1945 года) и Нагасаки (9 августа того же года). С этого момента все работы в СССР по ядерной тематике получили ещё больший размах. Все, что было нужно, учёные получали беспрекословно и максимально быстро. Руководители понимали — медлить нельзя.
Тогда американские специалисты уверенно заявляли, что Советский Союз не сможет создать своё собственное атомное оружие раньше, чем к 1954 году. Эти предположения не были голословными — приводились различные расчёты, выкладки. Но, как оказалось, Берии удалось обвести американцев вместе с их разветвлённой агентурной сетью вокруг пальца. Стараниями Лаврентия Павловича Берии вокруг советского атомного проекта была создана такая завеса секретности, которую никому так и не удалось преодолеть. Периодически делались различные вбросы — американским разведчикам сливали якобы актуальную информацию о состоянии уранового проекта в СССР.
Атомная монополия Соединённых Штатов была прервана 29 августа 1949 года, когда под Семипалатинском были проведены первые испытания советского «изделия 501». Когда они завершились, Лаврентий Берия вместе с другими участниками эксперимента доехал до эпицентра взрыва и так позднее описал свои ощущения в тот момент; «Я видел разную войну. Первая была по сравнению со второй игрушечная. А какой может быть третья? Когда мы приехали в эпицентр первого взрыва, и я ходил по стеклянной корке вместо земли, стало ясно, что это совсем другое оружие».
Для испытания разрушающего действия атомного взрыва в радиусе 10 километров на полигоне были размещены различные объекты, техника и животные. Так, в прилежащей зоне специально разместили 10 машин «Победа», 53 самолёта, артиллерийские орудия и 25 танков. Также на полигоне построили несколько кирпичных и деревянных зданий, провели линии электропередачи, водопровод и канализацию, построили участок автомобильной и железной дороги с мостами. После взрыва на месте 37-метровой башни, где размещалась бомба, образовалась огромная оплавленная воронка. Все машины сгорели, дома превратились в руины, большинство танков, расположенных в полукилометре от эпицентра, были перевёрнуты и искорёжены. Эффект превзошёл все ожидания.
Сообщение ТАСС об испытании было уклончивым, в духе строгого соблюдения военной тайны. Видимо, поэтому американцы изначально и не поверили в успехи советской ядерной программы. На весь мир о создании атомной бом — бы СССР заявил 8 марта 1950 года. «Просто, скромно, без апломба сообщило миру ТАСС, что, мол, атомная бомба есть у вас и есть у нас. Да-с!» — откликнулся на это событие Сергей Михалков в стихах.
29 октября 1949 года Президиум Верховного Совета СССР издал четыре сверхсекретных указа о награждении 845 человек званиями Героев Социалистического Труда, орденами Ленина, Трудового Красного Знамени и «Знаком Почёта». Ни в одном документе не пояснялось, за что именно были вручены такие высокие награды. Везде лишь фигурировала стандартная формулировка: «За исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания».
Со знаменитой речи Черчилля в Фултоне началась холодная война, которая в любой момент могла стать «горячей». Ситуация особенно обострилась именно к 1949 году. Американцами к этому времени был подготовлен план «Флитвуд», который предусматривал массовую бомбёжку СССР атомными бомбами. По признанию одного из создателей атомной бомбы Юрия Харитона, «если бы мы не создали свою бомбу, то наверняка испытали бы на себе американскую».
Предполагалось, что день атомных бомбардировок советского государства наступит 1 января 1957 года. Но он не наступил. К этому времени Советскому Союзу было чем ответить сверхдержаве с другого континента.

Журнал: Неизвестный СССР №6(18), май 2021 года
Рубрика: На пути к успеху
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: СССР, оружие, Война и Отечество, разведка, Берия, бомба, Неизвестный СССР




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-