Тайны СССР

Багира

Среда, 09 19th

Последнее обновлениеСр, 19 Сен 2018 1am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Многие женщины вошли в историю только как матери, жены или дочери известных персон. Однако есть и те, кто хоть и состоял в родстве с историческими личностями, но запомнился вовсе не в связи с ними, а как самостоятельные фигуры. Именно такой была Варвара Брусилова — невестка легендарного генерала Алексея Брусилова.

Православная Жанна д'Арк

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2017 года
Рубрика: Заговоры и мятежи
Автор: Марина Викторова

Недовольных новой властью оправляли на Соловки умирать!

Фото: Варвара БрусиловаВ самые страшные годы, когда люди даже в мыслях боялись осуждать советскую власть, Варвара Брусилова открыто называла себя её непримиримым противником.

Строптивая девица

Варвара Котляревская родилась в 1899 году в Москве в дворянской семье. Её дед был действительным статским советником, отец, Иван Котляревский, — тайным советником. Единственной своей дочери он дал хорошее домашнее образование, а кроме того. Варя окончила гимназию и курсы иностранных языков.
Когда началась Первая мировая война, многие дворянки пошли учиться на медицинских сестёр, и Варвара не была исключением. В 1916 году она окончила специальные курсы и пошла работать в московские лазареты. Там-то год спустя она и познакомилась со своим будущим мужем.
Герой войны, штабс-ротмистр лейб-гвардии Конно-гренадёрского полка 30-летний Алексей Брусилов только что вернулся с фронта и зашёл навестить раненого приятеля. Увидев Варвару, он сразу решил, что встретил, наконец, свою судьбу.
Но не всем в семействе Брусиловых Варвара пришлась по душе. Поговаривали: мол, девица смазливая и богатая, но уж больно строптивая да несдержанная. Однако Брусилов-младший никого не слушал, и как знать, может быть, пара была бы счастлива, но уже через несколько месяцев произошла революция.
Алексей потерял должность и средства к существованию. Молодым пришлось переехать к родителям Варвары и фактически жить на их деньги. Алексея это тяготило — он привык быть независимым.
Впрочем, настоящая беда пришла позже — в августе 1918 года муж Варвары был арестован ВЧК. Полгода он просидел в тюрьме на Лубянке и вышел оттуда только благодаря вмешательству своего знаменитого отца, которого коммунисты уважали. Однако его тут же мобилизовали в Красную армию и отправили командовать кавалерийским полком. Больше своего Алексея Варвара не увидела. По одним данным, в 1919 году во время боя он попал в плен к дроздовцам и был расстрелян. По другим — вступил рядовым стрелком в ряды Вооружённых сил Юга России и умер от тифа в Ростове. Так Варвара Брусилова стала вдовой в 20 лет.

Мученица за веру

Правы оказались сплетники — Варвара действительно была несдержанной. Что мешало ей промолчать, когда, проходя мимо храма, она увидела, как выносят церковную утварь? Варвара прокомментировала происходившее со свойственной ей прямотой: «Это грабёж!». И на неё тут же донесли.
3 апреля 1922 года Брусилову арестовали, 29-го судили, а 8 мая приговорили к расстрелу вместе с ещё восемью священниками и двумя мирянами. Это была настоящая кампания по борьбе с «церковниками» — так называли людей, недовольных изъятием церковных ценностей, которое проводилось весной 1922 года по всей России.
На допросе Варвара Брусилова сказала, что изъятие церковных ценностей оскорбило её религиозное чувство. И признала, что её комментарий можно считать «политически неправильным». Однако она не раскаивалась. В своём последнем слове на заседании суда 7 мая она сказала: «Ваш приговор я встречу спокойно, потому что по моим религиозным верованиям смерти нет… Я милости и пощады не прошу…».
Учитывая заступничество генерала Брусилова, а также то, что у Варвары был 2-летний ребёнок, приговор к высшей мере наказания заменили пятью годами заключения. Её отправили в Новинскую тюрьму. Оттуда 31 июля 1922 года Варвара написала Ленину: «Владимир Ильич! Моя подпись напомнит Вам недавний процесс церковников, в котором 5 человек поплатились головой за свои религиозные убеждения. Я была в числе 11, приговорённых к высшей мере наказания. Говорят, что Советская власть за убеждения не судит. Это неправда. Конкретной вины у нас всех не было никакой, к нам были так суровы за то, что некоторые из нас имели мужество перед лицом Трибунала поднять голос в защиту своих святынь, сказать вслух то, о чём шепчется по углам и шумит вся Православная Русь… Пусть с Вашей атеистической точки зрения мы были не правы — разве за это можно казнить? Не милости, не пощады я у Вас прошу, я спокойно глядела в глаза смерти весь долгий месяц одиночного заключения после приговора, но мне лишь невыносимо больно было за тех, на которых у Вас поднялась рука, мне больно за невинно пролитую кровь. У Вас, именующего себя вождём русской революции, я спрашиваю: какими словами, если не кровавой расправой назвать Ваш революционный суд?…».
Москвичи, присутствовавшие на суде или слышавшие о нём с чужих слов, увидели в Брусиловой и других «церковниках» мучеников за христианскую веру. Тайком ей передавали в тюрьму записки со словами поддержки. Анонимные, потому что поставить подпись люди боялись. А в западных газетах, куда просочилась информация из Страны Советов, её называли «православной Жанной д'Арк».
Брусилова не просила пощады, лишь просила позволить ей работать в лазарете и приносить пользу, но ей было отказано. Тем не менее, благодаря заступничеству генерала Брусилова, спустя 14 месяцев её помиловали и освободили из заключения, официально по причине «разгрузки тюрем».

Политический враг Советов

Выйдя из тюрьмы, Варвара Брусилова работала переводчиком и критиком в газетах «Красная звезда» и «Комсомолец». В 1927 году стала секретарём в печатном агентстве «Юнайтед пресс». Казалось, что жизнь понемногу налаживается, но 25 апреля 1930 года женщину вновь арестовали. На этот раз по обвинению в шпионаже в пользу Англии. Генерала Брусилова уже не было в живых, и некому было защитить Варвару Ивановну. По статье 58-3-6-14 её приговорили к 10 годам лишения свободы и отправили на Соловки, а точнее, на остров Анзер, в 8-е отделение Беломорско-Балтийского лагеря ОГПУ. Там она работала сначала санитаркой при госпитале, а потом скотницей в совхозе №3.
В мае 1934 года Варвару Брусилову обвинили в том, что она «…нетолько не проявила признаков исправления, но, оставаясь непримиримым врагом Советской власти, активно принимала участие в совершении организованного вредительского акта с контрреволюционной целью, в результате чего был отравлен скот совхоза…». Звучит нелепо, но в те времена это было не смешно! На допросе Брусилова мужественно заявила: «Взглядов своих по отношению к советской власти и её политике я не скрывала и не скрываю, я — её политический враг и за это несу соответственно своим действиям и настроениям наказание…». Но причастность к вредительству отрицала. Варвара Ивановна считала себя не вправе активно выступать против Советов, поскольку не знала «метода и способов, которые можно было бы противопоставить существующему строю».
Спецколлегией Главсуда АКССР при ББК НКВД приговор в части вредительства был отменен. А вот за «распространение контрреволюционных выпадов против руководства лагеря» Варвару Ивановну все же осудили по статье 58-10 на два года лишения свободы с присоединением к неотбытому сроку. 35-летнюю женщину отправили для исправления на лесоповал в 3-й спецлагпункт 9-го Кемского отдела ББК НКВД.
В декабре того же 1934 года Брусилову вновь обвинили в том, что она «вела среди заключённых антисоветские контрреволюционные разговоры, а в связи с убийством С.М. Кирова высказывала одобрение…». В итоге Варвару Ивановну приговорили ещё к трём годам лишения свободы. Итого получалось уже 15.
Варвара Ивановна не опустила руки, она активно боролась за улучшение условий жизни в лагере. Писала заявления лагерному начальству, несколько раз объявляла голодовки — за 3 года не притрагивалась к еде 142 дня. В мае 1937 года она написала: «… после семи лет заключения, смертного приговора, бесчисленных изоляторов я предпочитаю смерть от голодовки в борьбе за осмысленную культурную жизнь и работу в лагере на оставшиеся пять лет своему существованию среди воровства, проституции, мата, клопов и вшей…».
Эта «просьба» была услышана. Брусилову обвинили в отказе от работы, проведении контрреволюционной агитации среди заключённых женщин, в попытке поджога здания лазарета и подстрекательстве к этому других заключённых. И 10 сентября 1937 года её расстреляли.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Православная Жанна д'Арк