Советский Союз и правящая коммунистическая партия только со стороны выглядели сплочённым монолитом. На деле внутри КПСС постоянно велась борьба за власть, различные ведомства грызлись за место на властном Олимпе. Одним из наиболее острых противостояний было соревнование между МВД и КГБ.

МВД против КГБ — война Андропова и Щёлокова

Противостояние КГБ и МВД СССР при Андропове

Истоки конфликта

«Схватка бульдогов под ковром» — так политическую ситуацию в СССР характеризовали англичане. За единством народа и партии скрывались перманентные схватки, в которых главным орудием были взаимные козни и личные связи должностных лиц.
История борьбы Комитета государственной безопасности и Министерства внутренних дел уходит ещё в сталинские времена. «Отец народов», во многом в целях усиления личной власти, экспериментировал со структурой государственного аппарата. Он несколько раз делил, объединял, снова разделял силовые структуры. В 1943 году произошло одно из таких разделений — из структуры НКВД выделили Народный комиссариат государственной безопасности — НКГБ. С 1946 года его начали называть Министерством государственной безопасности, в то время как НКВД переименовали в Министерство внутренних дел. По задумке Сталина функции МВД постепенно стали передаваться МГБ — резонно будет предположить, что делалось это для того, чтобы не позволить чрезмерно усилиться позициям Лаврентия Берии, ставшего министром внутренних дел. Человеком он был для Иосифа Виссарионовича, безусловно, полезным — но Сталин не стал бы тем, кем стал, если бы позволял даже самым важным для работы системы людям приобретать слишком большой вес.
После смерти вождя 5 марта 1953 года МГБ и МВД были объединены под руководством Берии. Собственно, этот шаг можно рассматривать в качестве одной из причин объединения против Лаврентия Павловича его политических оппонентов, Хрущёва и Маленкова. Уж слишком влиятельным и опасным стал руководитель объединённого силового ведомства. Уже летом в ходе внутрипартийной борьбы Берию арестовали, а к концу 1953 года он был расстрелян.
В 1954 году силовиков решено было снова разделить, отделив в самостоятельную структуру «оперативно-чекистские управления и отделы». 8 февраля эта инициатива вылилась в создание Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР под председательством бывшего первого заместителя министра внутренних дел СССР генерал-полковника И.А. Серова.
Надо отметить, что КГБ получил более низкий статус, чем имели его предшественники. Если МГБ был полноценным министерством со всеми соответствующими правами и весом, то Комитет стал лишь ведомством при Правительстве СССР. Это было сделано не просто так: новое руководство страны не хотело более давать силовикам в руки слишком большую власть, чтобы не допустить появления нового Берии. Отныне правительство собиралось держать руку на пульсе деятельности КГБ.
На этом реформирование органов госбезопасности остановилось. До конца 1950-х годов численность аппарата была сокращена более чем в два раза. Упразднили и объединили значительную часть подразделений самого разного уровня. Около восьми тысяч офицеров КГБ оказались переведены на положение гражданских служащих — естественно, с потерей привилегий, которые предоставлялись военным.

Щёлоков и Андропов

Собственно говоря, с этого момента можно говорить о возникшей напряжённости между сотрудниками МВД и КГБ. По сравнению с первыми «чекисты» оказались, натуральным образом, обиженными властью. Продолжая выполнять крайне важные для государства задачи — ведение разведки и контрразведки, борьбу с антисоветской деятельностью, охрану руководителей КПСС и прочее, — они оказались, в некотором роде, на положении сотрудников второго сорта. Своеобразной успокоительной пилюлей стало лишь то, что в 1960 году реформаторский азарт Никиты Сергеевича Хрущёва добрался и до МВД: он ликвидировал общесоюзное министерство, разделив его на независимые республиканские структуры. Идея, надо сказать, хотя и ослабляла влияние «силовиков» ещё больше, в плане решения задач охраны правопорядка оказалась неудачной.
После прихода к власти Брежнева прошёл новый этап реформ силовых ведомств — а заодно началось по-настоящему жёсткое противостояние между КГБ и МВД. Министерство внутренних дел снова появилось как общесоюзное ведомство, и под руководством Николая Анисимовича Щёлокова для него началось золотое время.
Талантливый руководитель, Щёлоков поднял на невиданные ранее высоты авторитет советской милиции — в том числе через, как сказали бы сегодня, «грамотную пиар-кампанию». Именно с его подачи стал широко отмечаться День милиции, на киноэкранах появлялись ленты о сотрудниках МВД, выходили книги. Министр добился создания подчинённых ему внутренних войск, увеличения в разы финансирования министерства, которое направлялась, в том числе, на значительное повышение зарплат сотрудникам, социальные гарантии для них, создание ведомственных учебных заведений. Позиции МВД и лично её руководителя были невероятно прочными — в том числе, отметим, благодаря хорошим личным отношениям Щёлокова и Брежнева, познакомившихся и сдружившихся ещё до войны во время работы в Днепропетровске.
В то же самое время у руля КГБ встал другой талантливый руководитель — Юрий Владимирович Андропов. Любопытное что назначение его на эту должность стало своеобразной ссылкой: после подавления восстания в Венгрии 1956 года карьера Андропова быстро шла в гору, до отставки Хрущёва звучало мнение, что Юрий Владимирович может стать одним из кандидатов на замещение должности генерального секретаря партии. Отправка такого человека руководить ведомством, которому правительство не давало вздохнуть свободно, было способом на долгие годы обезопасить позиции действующего руководства.
Однако Андропов, встав у руля КГБ, не стал открыто бороться за власть, вместо этого начав укреплять влияние «Конторы». И, надо сказать, ему это удалось. Сотрудники Комитета, стараниями Андропова, получили привилегии, в конце концов превысившие те, что имелись у милиции и военных. Кагэбэшники теперь воспринимались элитой и стали свысока поглядывать на сотрудников других силовых ведомств. Комитет государственной безопасности стал играть большую роль в жизни страны, обеспечивая как проведение внешней политики, так и борьбу с диссидентами. Юрий Владимирович ловко пользовался различными поводами для усиления влияния своего ведомства. Скажем, после теракта на Мюнхенской олимпиаде 1972 года он добился создания спецподразделения для борьбы с терроризмом, подчинённого КГБ.
Одновременный рост влияния как МВД, так и КГБ породил обострение соперничества между силовыми ведомствами и лично между их руководителями. Отношения между Щёлоковым и Андроповым были не из лучших, и несколько раз имели место даже прямые столкновения. К примеру, так случилось в начале 1970-х годов по вопросу об Александре Солженицыне. КГБ, следуя своей задаче борьбы с инакомыслием, взяло писателя в разработку. Щёлоков вступился за Солженицына и даже пытался добиться публикации ряда его произведений и предоставления квартиры в Москве. Министр внутренних дел, надо отметить, в принципе относился несколько скептически к преследованию диссидентов от культуры, считая, что опасность, исходящая от них, преувеличивается Андроповым ради усиления собственной власти.
На подобное вставление палок в колёса Андропов отвечал системно. Он добился создания райотделов КГБ, которые стали контролировать работу всех крупных предприятий и учебных заведений в стране. По факту это привело к тому, что назначение на любой более или менее серьёзный пост требовало согласования с КГБ — такого не было даже при Сталине. А кадры «безопасники» подбирали себе прямо со студенческой скамьи, вербуя наиболее талантливых учащихся и оставляя милицию с носом.
Интересно, что, несмотря на дружбу с Щёлоковым, Брежнев поощрял такую конкуренцию между ведомствами. Несмотря на анекдотичный образ, сложившийся к концу его правления, Леонид Ильич был далеко не глупым и опытным политиком, действовавшим по принципу «разделяй и властвуй». Он не позволял ни одному из ведомств настолько усилиться, чтобы победить в борьбе, поддерживал некий баланс. Милиционерам запрещалось задерживать сотрудников КГБ, но в то же время чекистам не позволялось вмешиваться в работу МВД, и мечта Андропова создать внутри конкурирующего ведомства аналог армейских «особистов» осталась нереализованной. Что говорить, даже награды и повышения в звании Щёлоков и Андропов получали почти одновременно.
Благодаря такой политике долгое время исход противостояния был не ясен. Андропов укреплял свои позиции в ЦК партии, однако Щёлоков и его ведомство явно выигрывали в вопросах борьбы за симпатии со стороны граждан СССР и партийных руководителей среднего звена. Но такой статус-кво не мог сохраняться вечно: Брежнев старел. С начала 1980-х годов, когда стало ясно, что Леонид Ильич болен и вряд ли долго проживёт, в партии началась борьба за власть. И именно в этот момент Андропов получает своеобразный подарок, который позволил ему победить в затянувшемся противостоянии.

Убийство на «Ждановской»

Утром 27 декабря 1980 года недалеко от дачного посёлка Пехорка был найден мужчина со следами тяжёлых физических повреждений. Из всех документов при себе у него был только больничный лист с пометкой: «выдаётся сотрудникам КГБ, имеющим воинское звание». Несмотря на работу медиков, 1 января 1981 года человек скончался, не приходя в сознание. Разбирательство установило личность погибшего — им оказался майор Комитета государственной безопасности Вячеслав Васильевич Афанасьев. 26 декабря ему исполнилось 40 лет, по поводу чего майор, сидевший в тот момент на больничном, несмотря на потребление лекарств, устроил скромный банкет с сослуживцами. Болезнь, алкоголь поверх лекарств, усталость — всё это, наложившись одно на другое, привело к тому, что в метро офицер задремал и, сам того не заметив, доехал до конечной — станции метро «Ждановская» (сегодня это станция «Выхино»). Здесь подвыпившего сотрудника КГБ вытащили не менее подвыпившие — и, как потом выяснилось, не очень чистые на руку — сотрудники линейного отдела внутренних дел. Их внимание привлёк плотно набитый портфель майора, из которого торчало горлышко бутылки коньяка и пахло колбасой. Затащив под предлогом выяснения личности Афанасьева в служебное помещение, сотрудники МВД отобрали у него вещи, открыли подарочный коньяк, начали разрезать копчёную колбасу. Майор начал возмущаться, предъявлял удостоверение сотрудника госбезопасности, зная, что милиционеры не имеют права его задерживать. Но это действие, сопровождаемое угрозой «вы за всё ответите», вызвало совсем обратный результат. В разгоряченных спиртным головах милиционеров вспыхнула застоялая неприязнь к «чекистам» — и майора избили, поняв, что перестарались, лишь когда тот перестал двигаться.
Андропов зацепился за эту, без сомнения, жуткую историю и придал ей совсем другой характер. Вскрыв тот факт, что внутри пятого ЛовД, сотрудники которого убили Афанасьева, годами процветало пьянство и откровенный грабёж задержанных, он стал собирать информацию о других подобных злоупотреблениях милиционеров, чтобы из отдельных фактов создать картину якобы насквозь коррумпированной системы МВД, в которой царила круговая порука.
Щёлоков вовсе не был пособником подобных «оборотней в погонах», однако Андропов обладал несомненным талантом представлять людям вещи в выгодном ему свете. Когда в 1982 году Брежнев фактически переселился в больницу, Юрий Владимирович начал наступление. В сторону министра внутренних дел полетели обвинения в коррупции и «крышевании» «оборотней в погонах». Авторитет милиции после открытого процесса об убийстве Афанасьева и расстрельном приговоре для виновных пошатнулся, из ЦК Партии стали поступать настоятельные требования разобраться с правонарушениями в МВД. Проверка привела к тому, что за тяжкие преступления и их сокрытие были осуждены свыше 80 стражей порядка, более 300 лишились погон.
Николай Анисимович Щёлоков пытался оправдываться, просил не афишировать результаты расследования — но Андропов уже принялся дозированно сливать материалы процесса в прессу, разрушая создаваемый годами позитивный образ милиционеров.
10 ноября 1982 года Брежнев умер. Решением Политбюро новым генеральным секретарём становится Юрий Владимирович Андропов. Через месяц он снимает своего давнего противника с министерской должности, но, не останавливаясь на этом, продолжает преследование, завершившееся лишением Щёлокова всех должностей и наград. Разбитый, подавленный и опозоренный Николай Анисимович не выдержал и застрелился из охотничьего ружья.
Многолетняя борьба ведомств закончилась полной победой КГБ. Надо сказать, что это до сих пор оказывает влияние на нашу действительность. Бывшие сотрудники Комитета госбезопасности и сегодня находятся на властном Олимпе — достаточно вспомнить биографию того же Владимира Путина. МВД же потеряло былой авторитет и уважение в обществе. Сравнительно недавно, в ходе очередной реформы, его полномочия снова сократили, передав часть их Росгвардии. И хотя сотрудники полиции по-прежнему несут свою нелёгкую службу, они могут лишь мечтать о положении своих коллег советских времён.

Журнал: Запретная история №11(104), июнь 2020 года
Рубрика: История спецслужб
Автор: Владимир Антонов

Метки: СССР, власть, Сталин, Щёлоков, Берия, Брежнев, КПСС, КГБ, МВД, Андропов, Запретная история, Серов, МГБ



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —