Распродажа музейных ценностей СССР

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В 1929 году «вялый» ленинский НЭП сменила сталинская форсированная индустриализация. Чтобы претворить в жизнь планы первой пятилетки, большевики решили закупить на Западе промышленное оборудование, а также пригласить иностранных специалистов. Сделать это без серьёзных запасов валюты было невозможно, поэтому в начале 1930-х годов Сталин устроил грандиозную распродажу советских ценностей — картин, древних рукописей, икон и ценных мехов.

Распродажа музейных ценностей СССР
Экспортную торговлю с «буржуазным» Западом вёл народный комиссариат внешней торговли, которым с 1930-го по 1937 год руководил Аркадий Розенгольц. По иронии судьбы, сам он был потомственным представителем буржуазии — сыном купца из Витебска. Наркомату подчинялась печально известная контора «Антиквариат», приносившая стабильный поток валюты. Поиском новых источников экспорта занималась контора «Новоэкспорт». Кроме того, был ряд отраслевых объединений — «Экспортлес», «Экспортнефть» и другие.
Уже в 1927 году Внешторг получил задание СНК: «Организовать вывоз из СССР предметов старины и роскоши, как-то: старинной мебели, предметов домашнего обихода, религиозного культа, предметов из бронзы, фарфора, хрусталя, серебра, парчи, ковров, гобеленов, картин, автографов, русских самоцветов, кустарных изделий».
Речь при этом шла не только о предметах, изъятых во время послереволюционных национализации. Фонд товаров на продажу активно пополнялся усилиями ОГПУ, которое взялось за «раскулачивание» нэпманов. Большое количество ценных вещей удалось изъять, например, в ходе «золотушных кампаний», проводившихся под видом борьбы с валютными спекулянтами.
Помимо этого, в 1931 году в стране открылась сеть магазинов Торгсина (Всесоюзного объединения по торговле с иностранцами), которая скупала у населения золотые и серебряные предметы: нательные кресты, кольца, цепочки, столовое серебро, антиквариат — в общем, то, что уцелело у граждан от «тучной» царской эпохи. Взамен советские люди получали особые торгсиновские чеки, на которые иногда можно было купить импортные товары, но чаще всего просто дефицит, продававшийся в тех же магазинах. В голодном 1933 году люди шли в Торгсин за обычным хлебом, отдавая за него всё, что было припасено на чёрный день. По объёмам валютной выручки (105,4 миллиона рублей) в тот год Торгсин превзошёл все другие экспортные организации.

Религиозные артефакты

Долгие столетия народы России собирали религиозные реликвии, которые благоговейно передавались из поколения в поколение. Все это в одночасье превратилось в «экспортный товар».
В первую пятилетку советская власть продала на Запад древнейшую рукопись Библии — Синайский кодекс (Codex Sinaiticus), написанный в IV веке. В 1844 году его нашёл в одном из египетских монастырей немецкий исследователь Константин фон Тишендорф, а через 15 лет раритет приобрёл русский император Александр II. С тех пор рукопись хранилась в петербургской Публичной библиотеке. В 1933 году по предложению Розенгольца Сталин приказал наркому просвещения Андрею Бубнову «выдать» Codex Sinaiticus Внешторгу. Бесценную рукопись за 100 тысяч фунтов стерлингов приобрёл Британский музей, причём деньги на покупку англичане собирали, что называется, «всем миром» — по общенародной подписке.
Продавались не только христианские, но и иудейские рукописи. С 1920-х годов ОГПУ целенаправленно изымало в синагогах бывшей черты осёдлости старинные свитки Торы и другие книги, которые затем предлагались покупателям за рубежом — тоже, как правило, верующим евреям. Подобным «бизнесом» во имя «диктатуры пролетариата» занимался, к примеру, известный чекист-террорист Яков Блюмкин. Не стоит думать, что советские агенты, успешно осуществлявшие сделки за рубежом, работали исключительно «за идею», — им полагались щедрые комиссионные.
С особым рвением большевики избавлялись от старинных икон, попавших в их руки из церковных и частных собраний. Многие из них поступали через те же магазины Торгсина, который привлекал к оценке стоимости известных специалистов, например сотрудника Исторического музея Алексея Орешникова.
По мнению искусствоведа Юрия Пятницкого, около 60% русских икон, находящихся сейчас на Западе, попали туда именно в период сталинских распродаж. В 1929 году контора «Антиквариат» в рекламных целях устроила передвижную выставку отреставрированных икон, которая побывала в Германии, Австрии, Англии и США. Иконы продавались за границу десятками тысяч. Хотя лишь около 30% из них имели историческую ценность, это стало невосполнимым ударом по русской культуре. Например, «ушла с молотка» в те годы уникальная византийская эмаль XI века, изображавшая святого Димитрия (некогда она украшала переплёт Евангелия грузинской царицы Тамары).

Художественные произведения

Другим источником валюты стали собранные русскими царями сокровища мировой культуры. Вопреки заявлениям о том, что «искусство принадлежит народу», большевики выставили на продажу экспонаты ведущих музеев страны. Хотя изначально в планы СНК не входило распродавать «основные музейные коллекции», со временем «щадящие» соображения отбросили.
«Есть люди, коммунисты и марксисты, которые заражены таким понятием, что нам нужны Рембрандты и Рафаэли и что этого нельзя продавать. А мне гораздо дороже Госбанк и золотая валюта, и чёрт с ним, с этим Рембрандтом», — заявлял, например, летом 1929 года один из членов Правительственной комиссии по наблюдению за отбором и реализацией антикварных ценностей.
События 1929-1934 годов историки называют «катастрофой Эрмитажа». Тогда за границу «утекли» художественные произведения на общую сумму 20 миллиардов золотых рублей, в том числе около сотни выдающихся шедевров. Это поставило в неудобное положение сотрудников музея, которых посетители, замечавшие пустые квадраты на стенах, подозревали в «утаивании» картин и скульптур. Между тем дело обстояло ровным счётом наоборот — научные работники всеми силами пытались спасти картины от спецбригад «Антиквариата». Но сделать это удалось только сектору Востока. В 1932 году востоковед Иосиф Орбели написал письмо Сталину, в котором сообщил, что поползновения «Антиквариата» поставили его отдел на грань «полного крушения». В ответ вождь сообщил учёному, что проверка посчитала заявки «Антиквариата» на сектор Востока необоснованными.
По роковому стечению обстоятельств, коммунисты вышли на рынок художественных ценностей в тот момент, когда на нём из-за Великой депрессии почти не осталось покупателей. В итоге, по оценке Орбели, шедевры продавались в лучшем случае за 50% от реальной стоимости. Среди тех, кто сумел воспользовался выгодным предложением, был министр финансов США Эндрю Меллон, который за 6,5 миллиона долларов купил 21 картину. Среди них «Мадонна Альба» и «Святой Георгий, побеждающий дракона» Рафаэля, «Венера с зеркалом» Тициана, «Поклонение волхвов» Боттичелли и «Благовещение» Ван Эйка. Впоследствии эти шедевры попали в Национальную галерею искусства в Вашингтоне.
К распродаже народного достояния приложили руку многие известные личности. В частности, кампанию властей поддержал знаменитый искусствовед Игорь Грабарь. А экспертную комиссию по отбору культурных ценностей на продажу возглавлял «великий пролетарский писатель» Максим Горький. Прочая русская интеллигенция в массе своей молчала. И дело было не только в страхе перед большевиками. Для воспитанных на авангардизме деятелей культуры музейные экспонаты мало что значили.
«Думаю, что устраивать саркофаги ценностей, устраивать Мекки для поклонения не нужно, — писал в 1919 году художник Казимир Малевич в статье «О музее». — Нужно творчество и фабрика изготовления частей, чтобы разносить по миру, как рельсы. Всякое собирание старья приносит вред».

Драгоценности народу не нужны

«Мобилизация экспортных ресурсов» затронула целые интерьеры императорских и княжеских дворцов, например, была продана обстановка дворца княгини Палей в Царском Селе и Строгановского дворца в Санкт-Петербурге. Велись переговоры о переправке в Америку дворца-музея в Гатчине.
Из драгоценных изделий, попавших на Запад, больше всего известны яйца Фаберже. Но ими дело не ограничилось. Из одного только Алмазного фонда большевики продали 200 предметов. Большим спросом пользовались диадемы русских цариц. Например, диадема «Колосья» императрицы Марии Фёдоровны в 1927 году ушла с аукциона Christie's. В том же году была продана жемчужная диадема императрицы Александры Фёдоровны работы Карла Эдуарда Болина. Следы этих и многих других диадем и тиар затерялись. Предполагается, что некоторые из них осели в закрытых частных собраниях, а другие оказались разобраны на отдельные камни.
Поиск новых предметов для экспорта иначе как лихорадочным не назовёшь. Например, археологические раскопки в Минусинском крае в 1930 году велись с прицелом на продажу за границу бронзовых изделий древней Сибири и других артефактов. В интересах «Новоэкспорта» связи с зарубежными археологами установил учёный секретарь Общества изучения Сибири Николай Ауэрбах.
«О судьбе полученных коллекций судить сложно, — отмечается в статье исследователей Александра Вдовина и Людмилы Китовой. — Возможно, что какая-то незначительная часть археологических и этнографических материалов была вывезена за границу».
К счастью, раскопки «на экспорт» особого дохода не дали, и уже в 1931 или 1932 году они прекратились.
Стоит добавить, что, хотя контора «Антиквариат» вывозила ценности из Советской России целыми вагонами, она приносила всего лишь 1% валового национального дохода. Основной же приток валюты обеспечивали более «традиционные» статьи экспорта.

Дары природы

В числе самых доходных товаров первой пятилетки оставалась пушнина, которой Русь славилась ещё во времена киевских князей. По данным монографии Дмитрия Мишустина «Внешняя торговля и индустриализация СССР», в 1929 году пушнина принесла советскому бюджету 467 миллионов рублей валютой. По общей стоимости эту статью доходов обогнали лишь такие товары, как лесоматериалы (667 миллионов рублей) и нефтепродукты (604 миллиона).
«СССР создал отсутствовавшую в стране меховую промышленность и резко изменил структуру вывоза пушнины, значительно увеличив валютную эффективность, выгодность пушного экспорта», — писал исследователь.
С 1932 года в Ленинграде проводились Международные пушные аукционы. Шубы и манто из камчатских лис, ишимских горностаев и соболей Баргузинского кряжа носили в те времена актрисы Голливуда.
При этом в начале 1930-х годов сумма поступлений от пушнины год от года уменьшалась. Возможно, что охотники просто физически не могли отстреливать больше пушных зверей из-за сокращения поголовья.
Пользовались спросом у иностранцев и русские деликатесы. Икру осетровых, которую сами советские граждане редко видели на своих столах, в те годы называли «чёрным золотом». Например, в 1929 году Советский Союз продал за границу 800 тонн чёрной икры на сумму 15 миллионов долларов (около 1 миллиарда долларов в сегодняшних ценах). Из-за хищнического улова количество белуг возрастом 100-120 лет в Волге и на Каспии к началу 1940-х годов сократилось вдвое по сравнению с началом XX века. Уникальным советским товаром на мировом рынке были и крабовые консервы — кроме СССР их экспортировала только Япония. Однако советский краб стоил дешевле, в том числе за счёт экономии на рабочей силе — на траулерах, занимавшихся отловом крабов, работали комсомольцы, присланные по путёвкам.
Наконец, уходили за границу и драгоценные металлы, представлявшие собой «чистую валюту». Ещё в 1927 году Сталин поставил перед трестом «Союз золото» амбициозную задачу — обогнать по результативности золотые прииски Трансвааля. Но хотя ежегодно на добычу выходила огромная армия старателей — 120 тысяч человек, — выполнить указание вождя не удалось ни в первую, ни во вторую пятилетку. Тем не менее уже в 1935 году СССР вышел на второе место в мире по добыче золота.
Несмотря на глобальную «диверсификацию» экспорта и использование практически всех ресурсов для получения валюты, важнейшим её источником по-прежнему оставалась сельхозпродукция — рожь, ячмень, пшеница, овёс, кукуруза, сливочное масло и сахар. В 1930 году доля хлеба в советском экспорте достигла 19% — как считают историки, это стало одной из причин страшного голода в южных регионах страны.

Журнал: Загадки истории №21, май 2020 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Тимур Сагдиев

Метки: Загадки истории, СССР, торговля, музей, золото, драгоценность, продажа, валюта, Торгсин, наркомат, Розенгольц




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —