На 24-м километре подмосковного Калужского шоссе, прямо напротив здания «Газпрома», виднеется высокий щит, надпись на котором гласит: «Памятник истории «Спецобъект «Коммунарка». Лишь несколько лет назад стало известно, что здесь, в районе бывшей дачи некогда всесильного главы органов безопасности Г.Г. Ягоды, захоронены тысячи расстрелянных в эпоху сталинских репрессий…

Полигон НКВД Коммунарка

Расстрельный полигон Коммунарка

Дом тысяч трупов

Не только совхозы, но и объекты, подведомственные ОГПУ (позднее — НКВД), с 1920-х годов располагались на территории Ленинского района Подмосковья. Один из таких объектов и находился в «Коммунарке». А до революции это была лесная усадьба с господским домом, липовой аллеей, прудом и хозяйственными постройками.
Сюда, на огороженный высоким забором с колючей проволокой земельный участок площадью в 20 гектаров, рядом с процветавшим когда-то совхозом «Коммунарка», в 30-х годах стали свозить тела расстрелянных — с «Лубянки», из «Лефортово», «Бутырки», Сухановской тюрьмы. Сотни трупов доставлялись на грузовиках по ночам. О следственной (а попросту пыточной) тайной тюрьме в Сухановке (ныне Расторгуево-Видное), по злой иронии размещённой в здании бывшего Екатерининского монастыря, ходили слухи, будто бы оттуда до «Коммунарки» прорыт подземный туннель для вывоза мертвецов.
То, что в этом уединённом месте прятались под землю тела репрессированных, оказалось неожиданностью даже для сотрудников органов. Вплоть до 90-х годов предполагалось, что спецзона находится неподалёку от Бутово.
Есть мнение, что первоначально территория «Коммунарки» предназначалась для тайных захоронений опальных чекистов. Они-то и угодили в первые расстрельные списки 1937 года. Позже здесь стали сбрасывать в ямы и «врагов народа», погибших в московских тюрьмах.
Перед наступлением немцев поздней осенью 1941 года резиденция НКВД — бывшая дача Ягоды вместе со сторожевыми собаками на цепях и всеми постройками была сожжена, а имущество расхищено, как свидетельствовали местные жители. Ещё бы — какая неразбериха тогда творилась в столице! И всё-таки даже в те трагические для Москвы дни расстрелы не прекращались (в июле и октябре 1941-го в — Коммунарку — доставили новые — партии-мертвецов). По данным, полученным из источников ФСБ, всего в этой земле лежит прах 10-14 тысяч казнённых, причём известны имена лишь четырёх с половиной тысяч человек.
Когда фашисты отступили от столицы, дом восстановили (деревянное одноэтажное здание и поныне стоит возле отстроенного здесь храма). Спецобъект строго охранялся вплоть до конца 1990-х годов, хотя к тому времени его, слава богу, давно уже не использовали по назначению.

Тайное становится явным

С 1989 года начались массовые реабилитации жертв сталинских репрессий. Открывались тайные страницы истории, печатались списки расстрелянных, люди узнавали о местах захоронений своих родственников, Стало очевидным, что между спецобъектами — Бутовский полигон», «Коммунарка», а также Сухановской тюрьмой существует связь.
До сих пор неизвестны имена многих узников «Сухановки», подвергавшихся там нечеловеческим пыткам и преданных смерти. Архивы тюрьмы и в наши дни все ещё остаются засекреченными, и есть основания предполагать, что следы многих жертв уничтожались сознательно. Но нет сомнений, что хоронили их именно в Коммунарке».
Расстрелы производились на основании приказов сменившего Ягоду Ежова, датированных 25 и 30 августа, а также 11 и 20 сентября 1937 года. Согласно этим документам, приговоры приводились в исполнение в день суда, а некоторых казнили по постановлению внесудебных органов — «троек» и «двоек». Информация о расстрелах чаще всего держалась в секрете от родственников погибших, им, как правило, сообщали, что близкий человек просто выслан «без права переписки». Сегодня энтузиасты, краеведы, историки-архивисты по крупицам собирают информацию о тысячах наших соотечественников, нашедших здесь последний приют.
Среди погребённых в этих местах — высшие должностные лица и военачальники, дипломаты и сотрудники НКВД, наркомы и рядовые чекисты, председатели совнаркомов. А ещё интеллигенция — писатели Борис Пильняк. Артём Весёлый, Бруно Ясен-ский, главные редакторы центральных газет и журналов. В трагический список входят и фамилии премьер-министра Монголии, лидеров Коминтерна. В «Коммунарке» погребены представители более чем шестидесяти национальностей.
Чтобы выяснить конкретное местонахождение захоронений, были проведены предварительные геофизические исследования. В дальнейшем по благословению Святейшего Патриарха предполагается вскрытие могил на отдельных участках, как это было сделано в 1997 году на Бутовском полигоне. Там к раскопкам привлекли специалистов по огнестрельному оружию, знатоков промышленных тканей и обуви, судебно-медицинских экспертов, археологов и тафолога (тафология — наука о погребениях). То, что открывалось их глазам, трудно было бы вынести неподготовленным людям. Человеческие скелеты лежали вповалку, как в скотомогильнике. Скорее всего, та же картина ждёт исследователей и в «Коммунарке».

Храм на костях мучеников

В 1999 году территория спецобъекта «Коммунарка», так же, как и ранее «Бутово», была передана Русской православной церкви. Место это стало подворьем Свято-Екатерининского мужского монастыря. У въездных ворот здесь установлен Поклонный крест, размещена площадка для совершения поминальных служб. В бывшей резиденции НКВД устроили небольшую домовую церковь. Позже был возведён храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских. Освящение его состоялось 22 сентября 2007 года, в последнюю субботу перед Воздвижением Креста Господня. Стало уже традицией собираться у Поклонного креста в годовщину освящения храма. Особенно чтят эту традицию родственники убиенных.
…Густой лес тянется по обеим сторонам извилистой просёлочной дороги, выложенной бетонными плитами. Вот наконец и плотный зелёный забор выше человеческого роста. Кажется, что мы очутились в далёком прошлом, в 30-40-х… Нажимаем на звонок. Слышатся шаги, к нам выходит священник. Так начинается наша экскурсия по трагически памятным местам…
Перед входом на территорию спецобъекта табличка: «Память спасёт мир». Тропка ведёт сквозь ровные ряды деревьев, видимо, специально посаженных, чтобы не бросались в глаза холмы и ямы — следы варварских захоронений. Говорят, тела расстрелянных сбрасывали с грузовиков прямо во рвы. Их засыпали, но со временем земля проседала, и появлялись ямы. Они хорошо видны на открытых местах, заросших высокой травой. От одной мысли о лежащих под землёй грудах костей становится дурно. Подмосковный Бухенвальд… Недаром на этом участке Калужского шоссе часто происходили ДТП — в местах массовых захоронений нередко образуются так называемые патогенные зоны. Рассказывают, что после постройки храма место начали замаливать, и количество аварий уменьшилось.
В лесу прямо к стволам деревьев прикреплены фотографии. Рядом лежат цветы. Могил нет. Хорошо, хоть некоторые имена установлены.
Горят свечи, теплятся лампадки в домовой церкви. Тьма забытья больше не властвует над этой землёй. В поминальной молитве слышится сострадание даже к тем, кто сам не знал сострадания к ближнему. Владыка Тихон, епископ Видновский, сказал на митинге, устроенном в честь годовщины освящения храма: «Жертвы репрессий несли свой подвиг, страдая за правду».
Пока нет единого мнения о том, нужно ли тревожить братские могилы в Бутово и «Коммунарке». Хотя те, кто видел бутовские «человекомогильники», не успокоятся никогда: это варварство нельзя назвать захоронениями! Однако к обустройству территории и установке памятных досок с именами погибших и захороненных можно приступать только по завершении опознавательных работ, что требует не только огромных затрат времени и сил, но и немалых затрат человеческого самообладания.

Журнал: Тайны 20-го века №43, октябрь 2010 года
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Юрий Супруненко, Ирина Шлионская

Метки: Москва, Тайны 20 века, расстрел, НКВД, казнь, ОГПУ, тюрьма, Генрих Ягода, полигон, дача





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —