Роль химоружия в подавлении Тамбовского восстания

17 июня 2011 года Русская служба Британской вещательной корпорации (Би-би-си) огорошила жителей России данными о применении большевиками «против граждан собственной страны химического оружия», на что «за всю историю, кроме ленинцев, пошёл только Саддам Хусейн».

Роль химоружия в подавлении Тамбовского восстания

Всё это выглядит особенно странно на фоне того, что при подавлении Тамбовского восстания от газа… не погиб ни один человек.
Речь шла о восстании на Тамбовщине и использовании М.Н. Тухачевским при его подавлении отравляющих газов. В качестве неоспоримого факта называется огромное количество «уничтоженных газами крестьян». Вот только цифры поданы небрежно. Би-би-си огорчается по поводу «тысяч», «десятков тысяч» и даже «почти миллиона» отравленных.

Экскурс в историю

1920 год. Тамбовская губерния. Недовольство коллективизацией и продразвёрсткой достигло угрожающих масштабов. Засуха, за которой последовал страшный голод, — и мятеж созрел. Крестьяне, вместе со скрывающимися в лесах «зелёными» (уклоняющимися от призыва в армию) и дезертирами, принялись вершить справедливость так, как они её понимали. Советская власть, сознавая важность «хлебного вопроса» для молодой страны, бросила на подавление восстания крупные, хорошо вооружённые силы.
9 июня 1921 года на заседании Полномочной комиссии ВЦИКа было решено использовать для борьбы с мятежниками современное оружие — «удушливые газы». Речь шла об отравляющих веществах, ещё недавно с размахом применявшихся на полях сражений Первой мировой войны.
12 июня за подписями командующего войсками Тамбовского округа М.Н. Тухачевского и начальника штаба войск Генштаба Н.Е. Какурина вышел знаменитый «Приказ командования войсками Тамбовской губернии о применении удушливых газов против повстанцев», который предписывал «леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми удушливыми газами». Всего для выкуривания банд было решено выделить пять команд, оснащённых отравляющими веществами баллонного пуска (250 ёмкостей с хлором). Кроме того, на вооружение было принято 2000 трёхдюймовых снарядов с газовой начинкой. Но почти сразу выяснилось: отдать приказ о немедленной очистке лесов и действительно их очистить — это разные вещи.

Газовая эпопея

Первая проблема оказалась заложена в самом принципе организации газобаллонной атаки. В постановлении заседания Полномочной комиссии ВЦИКа от 9 июня было предписано о каждом случае пуска газов предупреждать местное население. Но ведь при этом бандиты через агентурную сеть в деревнях узнают о готовящейся атаке задолго до того, как первый транспорт с баллонами выедет со склада! Следовательно, акция становилась бессмысленной.
Вторая (и главная) проблема явилась, откуда не ждали: пускать газ на Тамбовщине… оказалось попросту некому. Химотряд Украины помочь Тухачевскому не мог: часть бойцов-химиков в это время обучала войска Киевского и Харьковского военных округов обращению с противогазами, а остальные боролись с саранчой на Таманском полуострове. Единственное же химическое подразделение, прибывшее на место, — 1-я отдельная химическая рота — не имело необходимой численности состава. Последующее доукомплектование проблему скорее усугубило: 20% новобранцев оказались неграмотными, а у остальных образование ограничивалось сельской школой. Какое уж тут знание химии…
Схожим образом дело обстояло и с командным составом. На момент инспекции роты её командир и завхоз находились на лечении в Костроме, комиссар — в московской командировке, помощник командира роты — в командировке в Краснодаре. Из трёх командиров взводов, присутствовавших на месте, двое оказались профессионально непригодны. Но самое главное — у подразделения не имелось баллонов с газом. Хотя они и были положены по накладной, но фактически отсутствовали. Когда по результатам инспекции стало ясно, что выполнить боевую задачу химическая рота не в состоянии, её отправили в Москву.
Несмотря на фиаско с газобаллонным «выкуриванием», у Тухачевского оставалось ещё одно химическое оружие — газовые снаряды, которые были даже эффективней баллонов, поскольку не зависели от капризов погоды. Первыми этим оружием воспользовались бойцы белгородской конной батареи 6-го боевого участка, обстрелявшие лес около озера Ильмень пятьюдесятью химическими снарядами. Судя по отсутствию в сводках упоминаний о последствиях этой стрельбы, результата она не принесла. То же самое произошло и в зоне второго боевого участка, где за период с 13 по 20 июля было выпущено 15 химических снарядов.
Наиболее массово новое оружие было применено при ликвидации банды в Пареевском лесу, в котором, согласно данным разведки, находился сам Александр Антонов с братом. 2 августа белгородская конная батарея открыла огонь по острову Сухие дубки на озере Змеином шрапнелью, гранатами и химическими снарядами — последних было выпущено 59 штук. Результат обстрела оказался удручающим — газ не только никого не убил, он не смог навредить даже трём привязанным на острове лошадям, которые и были захвачены красноармейцами.
На этом «газовая эпопея» на Тамбовщине закончилась.

Острое отравление правды

Итак, «почти миллиона» отравленных газом крестьян во время «антоновщины» не было, и быть не могло. Но, возможно, советская власть виновата в самом намерении применить такое оружие? Давайте разберёмся в этом вопросе. Просвещённые западные страны в выборе средств при подавлении мятежей никогда не стеснялись: французы палили по требующей хлеба толпе картечью из пушек, англичане намеревались бомбить митинги женщин, требующих избирательных прав, а американцы намотали на гусеницы танков ветеранов Первой мировой во время их «марша на Вашингтон». Следовательно, большевики поступили так. как тогда было принято в «цивилизованном мире»: максимально жёстко отреагировали на угрозу государству.
Что касается применения отравляющих веществ, то способы подавления Тамбовского восстания в Советской России не подпадают под действие Женевского протокола 1925 года о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. События на Тамбовщине происходили в 1921 году. Не подпадают они и под действие Гаагской конвенции 1899 года о законах и обычаях войны (где запрещалось использовать боеприпасы с отравляющими веществами), ратификацию которых СССР обозначил лишь в 1955-м. В связи с этим заявление Би-би-си о том, что на подобные действия «за всю историю, кроме ленинцев, пошёл только Саддам Хусейн», выглядит очень странно. Задолго до Саддама и почти в одно время с событиями в Тамбовской губернии англичане не только поливали газом крестьян в принадлежавшем тогда британской короне Ираке, но и обстреливали газовыми снарядами русские деревни. Так, 25 мая 1919 года под обстрел британского миноносца №77 попала деревня Аджимушкай, у жителей которой, естественно, противогазов не было. При этом Великобритания, в отличие от СССР, ещё до начала Первой мировой ратифицировала Гаагскую конвенцию 1899 года, взяв на себя обязательства не использовать химическое оружие.

Журнал: Тайны 20-го века №36, сентябрь 2012 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Юрий Данилов

Метки: СССР, Тайны 20 века, восстание, оружие, крестьянство, Тухачевский, мятеж, продразвёрстка, Тамбов, коллективизация, химоружие



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —