Если бы Советский Союз в ходе индустриализации не сократил отставание от передовых стран мира, его победа в Великой Отечественной войне была бы невозможна. А в том, что советская страна за короткий срок создала мощный промышленный потенциал, есть и заслуга сотрудников НКВД. И дело тут вовсе не в ГУЛАГе…

Шахтинское дело 1928 года, кратко

Шахтинское дело

Один из ярких образов человека, невинно пострадавшего от репрессий, создал на экране замечательный актёр Анатолий Папанов. Его Копалыч из кинофильма «Холодное лето пятьдесят третьего…» даёт нам представление о судьбах технической интеллигенции, пострадавшей в ходе чекистских чисток. Честный и порядочный инженер Николай Павлович Скоробогатов попал в места не столь отдалённые только за то, что был когда-то за границей. Почему же за это пострадал он и страдали такие же, как Копалыч?

Война окончена, бой продолжается

Когда в России отгремели сражения Гражданской войны, большевистское правительство начало активно преодолевать последствия разрухи, восстанавливая промышленность, транспорт, сельское хозяйство.
В то же время контрреволюционные круги, не сумев добиться победы на поле боя, решили сделать ставку на противодействие новой власти в области выполнения ею экономических задач. Ряд капиталистов-эмигрантов, сбежавших за границу, основали так называемый «Российский торгово-промышленный и финансовый союз» (Торгпром). Главной его задачей, по словам одного из отцов основателей, бывшего банкира Николая Денисова, стала «борьба с большевизмом на экономическом фронте». Предполагалось дестабилизировать ситуацию в народном хозяйстве молодого советского государства, вызвать недовольство населения режимом и совершить контрреволюционный переворот.
Так как деятели Торгпрома успели вывезти свои капиталы за границу, недостатка в средствах они не испытывали. Да и возможности повлиять на экономическую ситуацию у них тоже были. Дело в том, что многие из них оставили на своих бывших предприятиях управляющих и инженерно-технический персонал, с которыми они поддерживали связи и которых финансировали из-за рубежа. Эти верные им люди сообщали о состоянии промышленности и перспективах её развития, то есть занимались экономическим шпионажем. Своих инженеров у советской власти ещё не было, и какое-то время она мирилась с.таким положением дел.
Вскоре с Запада подконтрольному персоналу поступила команда — всячески мешать восстановлению промышленности и способствовать её переводу в концессию иностранцам. Такая возможность появилась с провозглашением новой экономической политики (НЭП). По планам зарубежного центра, наиболее важные предприятия должны были стать нерентабельными и перейти под контроль иностранного капитала, который, в свою очередь, нивелировал бы все завоевания революции для рабочего класса. То, что не удалось сделать штыками, предполагалось совершить с помощью экономической диверсии.

Как это делалось?

В 1923 году сотрудники ГПУ (Главное политическое управление — преемник ЧК) занялись расследованием деятельности Серпуховского государственного текстильного треста, объединявшего бывшие фабрики «Товарищества мануфактур Коншина». Была найдена «чёрная» бухгалтерия, доказывавшая, что некоторые руководители треста из числа «бывших» специалистов являлись владельцами частных фирм Москвы. Выявили и такие действия, как перекачивание средств из государственных структур в частные, покупка продукции по заниженным ценам, а продажа — по завышенным, узнали и о незаконных прибылях «теневых» предпринимателей. Всплыла и ещё одна интересная подробность — управленцы, оставленные на предприятиях бывшими хозяевами, получали от них из-за рубежа не только указания, как шпионить и саботировать производство, но и оплату в твёрдой валюте — английских фунтах, изъятых и приобщенных к делу. По приговору суда председателя треста Чердынцева и заведующего торгово-производственным отделом Калинина приговорили к расстрелу (первого затем помиловали), а ряд сотрудников треста посадили на 10 лет.
Чекистам удалось выяснить, что бывшие хозяева металлургического завода «Югосталь» в Екатеринославе в 1920 году вышли на связь со своим доверенным лицом — инженером Жарновским. Перед ним поставили задачу — срывать госпрограмму восстановления предприятия и, в конечном итоге, содействовать передаче его в концессию. Жарновскому и помощникам, которых он найдёт, были обещаны твёрдые «оклады» от 500 до 1000 франков в месяц. Правда, выплаты осуществлялись не полностью — окончательный расчёт был обещан по выполнении задачи.
Жарновский собрал команду из 19 человек — инженеры, техники, бухгалтеры. Они расходовали на ремонт завода деньги из фонда заработной платы, задерживая рабочим
Получку и вызывая их недовольство руководством и советской властью в целом. Финансировали производство работ, не влиявших на восстановление предприятия, утаивали от учёта имевшиеся материалы, что приводило к их дефициту.
Когда за это дело взялись чекисты, сам Жарновский успел убежать за границу. А вот его команда предстала перед судом. Троих из них приговорили к расстрелу (с последующей заменой на 5-6 лет осуждения), пятеро получили ещё меньшие сроки, остальных оправдали.
И подобных примеров саботажа по стране было немало.

Самые громкие

Самым первым и одним из самых громких считается разоблачение вредительской организации Шахтинского района Донбасса. По этому делу в 1928 году обвинялись 53 человека, 11 из которых приговорили к смертной казни (расстреляли пятерых), четверо были оправданы, остальные получили различные сроки наказания. Многие современные историки говорят о том, что они стали жертвами ничем неоправданных политических репрессий.
Но что же вменялось им в вину судом? Накопление большого количества неиспользуемого дорогого оборудования, закладка шахт на малоценных участках, восстановление и переоборудование наиболее дорогих и менее рентабельных шахт, искусственное торможение разведки новых угольных пластов и так далее. И это в то время, когда уголь остро требовался стране, ведь Он был основным топливом для транспорта, энергетики и промышленности.
Ещё дальше пошли фигуранты дела «Донугля». В отличие от Шахтинского дела, здесь чекистам удалось установить связь обвиняемых с польской и немецкой разведками. Причём спонсировали они не только промышленный шпионаж, но также и саботаж, и откровенное вредительство. Проплаченные агенты нарушали все правила безопасности, выводили из строя оборудование, устанавливали неправильные расценки работ и обсчитывали рабочих, намеренно ухудшали условия проживания шахтёров и техников, подталкивая их к выступлениям против власти. За границей закупалось дорогое, но совершенно ненужное оборудование, рудники, нуждавшиеся в модернизации, её не получали и выходили из строя. Одним словом, делалось все, чтобы при максимальных затратах топлива, рабочей силы и денежных средств в главном угольном хозяйстве страны эффект от всего этого был минимальным.
Структуры, занимавшиеся саботажем, устанавливали между собой связь и активно взаимодействовали… Пока их работу не прекращали чекисты.

Взгляд с Запада

Но, возможно, всё это лишь коммунистическая пропаганда, призванная скрыть ужасающую правду о «кровавых» сталинских репрессиях? Нет, есть и независимые источники сведений о саботаже в Советской России.
Так, далёкий от политики и не замеченный в симпатиях к советской власти американский инженер Джон Литтлпейдж, работавший в СССР в 1927-1937 годах, в своих мемуарах неоднократно ыспоминал о фактах саботажа на рудниках Урала и Казахстана. В частности, он привёл случай, когда вместе с советским специалистом закупал за рубежом оборудование. Оно не совсем подходило, но советский инженер настоял на своём, как позже выяснилось, получив комиссионные от фирмы-продавца.
Рассказывал Литтлпейдж и о том, как ему приходилось буквально заставлять местный технический состав работать по новым более производительным методам. Однако после его отъезда они все делали по-старому…
Возвращаясь к герою кинофильма «Холодное лето пятьдесят третьего…», можно сказать, что хотя сам Копалыч мог быть и ни в чём не виноват, но тёмные дела его коллег-инженеров немало поспособствовали тому, чтобы маховик репрессий был в конце концов запущен. И вот тогда действительно пострадали люди, в том числе и невинные, способные в других условиях принести большую пользу своей стране.

Журнал: Тайны 20-го века №52, декабрь 2020 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Олег Тарасов

Метки: СССР, Тайны 20 века, НЭП, индустриализация, дело, ГПУ, организация, промышленность, 1928, вредительство




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-