Орбитальная станция «Мир» в своё время являлась гордостью советской космонавтики, даже за рубежом её называли русским чудом. На этой станции побывало несколько космонавтов-иностранцев, с её помощью были произведены многочисленные научные эксперименты. Однако при её эксплуатации случилось немало весьма опасных для жизни космонавтов происшествий — от пожара до столкновения с грузовым кораблём «Прогресс М-34», которые ставили команду станции на грань выживания.

Космическая станция Мир - аварии на борту

Советская орбитальная станция Мир в космосе

Гордость советской космонавтики

Писатели-фантасты не раз писали о настоящих внеземных городах на орбите Земли, в которых проживают и ведут различные эксперименты отправившиеся в ближайший космос земляне. Первым шагом к осуществлению этого прогноза фантастов стала советская орбитальная станция «Мир». Впервые в СССР долгосрочную орбитальную станцию запустили в 1971 году, она называлась «Салют-1», далее шли «Салют-2», «Салют-3» и так до «Салюта-7». Над орбитальной станцией «Мир» наши светлые головы задумались ещё в 1976 году. По их мнению, надо было собирать её прямо на орбите из модулей, которых выводили на орбиту ракеты-носители. По большому счёту, такая технология позволяла соорудить на орбите станцию, рассчитанную на длительное автономное существование в ней значительного количества людей. Над станцией упорно работали до 1984 года, но внезапно все силы космической отрасли были переброшены на реализацию программы «Буран».

Однако программа «Мир» вскоре снова стала приоритетной, станцию было решено запустить к началу XXVII съезда КПСС, намеченного на конец февраля — начало марта 1986 года. В осуществлении проекта принимали участие около 280 предприятий примерно 20 различных министерств и ведомств. Благодаря ударной и слаженной работе ракета-носитель с первым базовым модулем «Мира» отправилась в космос 20 февраля 1986 года и благополучно вышла на заданную орбиту. Таким образом, советской космической отрасли удалось уложиться точно в срок и ознаменовать новым достижением очередной съезд КПСС. Первым модулем, который присоединился к станции, стал «Квант», далее последовали «КвАНТ-2» и «Кристалл». После некоторого перерыва, в 1995 и 1996 годах, к орбитальному комплексу были пристыкованы модули «Спектр» и «Природа». За время существования станции «Мир» на ней побывали 104 космонавта, в том числе иностранцы из 12 стран. Здесь провели немало уникальных экспериментов. На Землю было передано около 1, 7 терабайта научной информации. На станции неоднократно присутствовали американские астронавты.

Специальный стыковочный модуль, установленный в 1995 году в рамках программы «Шаттл-Мир», позволял американским челнокам состыковываться со станцией.

Пожар, столкновение и героизм космонавтов

Если по официальным сообщениям, на станции «Мир» все было нормально, то, как рассказывали потом космонавты, с самого начала её работы возникали постоянные проблемы с отказами советской электроники. Особенно эти проблемы обострились в 90-е годы. В 1997 году положение на станции настолько ухудшилось, что пребывание на ней стало настоящей мукой. Особенно страдали иностранцы, непривычные к экстремальным условиям. 23 февраля 1997 года, в праздничный для страны день, на станции произошёл пожар из-за вспыхнувшей кислородной шашки из аппарата по регенерации воздуха. На станции в тот момент находилось шесть человек — четыре российских космонавта, один немецкий и один американский астронавт. Итак, аппарат для генерации кислорода охватил огонь, обитаемый отсёк заполнился дымом.

Пожар в космосе является смертельно опасным, ведь от огня и дыма никуда не убежишь, да и пожарных не вызовешь. Стенки на станции были из тончайшего алюминия, огонь мог прожечь его, и тогда «Миру» грозила разгерметизация, а космонавтам — гибель. К счастью, экипаж не поддался панике, успел надеть противогазы и потушил возгорание с помощью огнетушителей. Какое-то время пришлось дышать задымленным воздухом, но к утру 24 февраля дым полностью рассеялся. ЦУП пришёл к выводу, что на станции можно жить и продолжать работу.

Увы, пожар стал только началом череды серьёзных происшествий. Далее сломалась система терморегуляции, в атмосферу станции попали ядовитые пары этиленгликоля. У космонавтов постоянно слезились глаза, чесались кожные покровы; мало того, из-за поломки температура на станции поднималась до +40 C°. В таких адских условиях экипаж искал место утечки этиленгликоля и занимался ремонтом системы почти месяц.

25 июня 1997 года грузовой корабль «Прогресс М-34» буквально пробил модуль «Спектр». На станции тогда находились три человека — россияне Василий Цибалев и Александр Лазуткин и американец Майкл Фоул. В результате столкновения произошла разгерметизация. И на этот раз космонавтам удалось спасти «Мир», загерметизировав повреждённый модуль, устранив нарушение энергоснабжения станции и потерю её ориентации.

Плесень, которая почти съела станцию

Вначале 1998 года на станции стала выходить из строя система кондиционирования, из-за чего температура в обитаемой зоне поднялась до 32 градусов. Космонавты пробовали починить систему, но им удалось снизить температуру только до 28 градусов. В США начали всерьёз говорить о том, что пребывание на станции небезопасно для астронавтов, ведь системы «Мира» стали отказывать одна за другой с пугающей регулярностью.

В 1999 году последний экипаж станции перевёл её в автономный режим, финансирование орбитального комплекса было прекращено. 23 марта 2001 года станцию свели с орбиты: её обломки упали в Тихий океан в специально отведённом районе. Существует любопытная версия, что затопление «Мира» произошло не из-за отказов оборудования, а из-за плесени, которая буквально захватила станцию. Началось все с того, что космонавты заметили ухудшение вида из иллюминатора из-за какой-то странной плёнки. Был установлен новый иллюминатор, а старый отправлен на Землю. Там выяснили, что сверхпрочное кварцевое стекло было повреждено колонией грибков и бактерий.

К сожалению, на этом плесень не остановилась: она добралась до электронного оборудования станции, разрушала трубопроводы, повреждала внутреннюю обшивку. Вернувшийся в 1997 году со станции американский астронавт Майкл Фоул утверждал, что её стены покрыты плесенью, а в воздухе чувствуется грибной запах. Тогда российские СМИ эту информацию проигнорировали. Однако сравнительно недавно наши учёные признали, что плесень на «Мире» была и борьбу с ней они проиграли. Всеядные грибки не брезговали даже металлом и пластмассой.

Пострадавшим от этой плесени оказался космонавт Александр Серебров. Когда в составе очередной экспедиции он прибыл на «Мир» и стал осматривать находящиеся там скафандры, то при открытии одного из них на него вылетело облако зелёной пыли. Оказалось, внутри скафандра образовалось несколько слоёв плесени. Пыль и плесень кое-как собрали, и поместили в пылесборник.

Прошло несколько дней, и космонавты заметили, что вода приобрела неприятный привкус, а ещё через семь дней на станции появился странный резкий запах. Вскоре буквально каждые полчаса стали останавливаться насосы откачки конденсата. Колонку разобрали, насос заменили, но положительного результата не добились. Серебров отметил наличие в фильтре колонки большого количества крошек ядовито-жёлтого цвета.

Александр Серебров вспоминал: «Я продул фильтр, смотрю: там кусочки какие-то по торцам. Я туда засунул проволоку и вытаскиваю оттуда полутораметрового червяка. Он был гибкий, жёлтый, с тёмно-коричневыми пятнами. Как змея такая». О происшествии сообщили в ЦУП, червя на грузовом космическом корабле отправили на Землю; что с ним стало, неизвестно.

В окружении плесени, которая методично уничтожала станцию и выводила из строя один прибор за другим, космонавты провели весьма длительный период. Ещё на станции Серебров стал себя плохо чувствовать. У него постоянно кружилась голова, его тошнило, он несколько дней даже пролежал с температурой. Когда Александр Серебров вернулся на Землю, симптомы странного заболевания у него усилились. Его мучили сильные боли в области живота, тошнота, он чувствовал постоянную слабость. Космонавт обратился в Институт эпидемиологии и микробиологии, но там ему не смогли поставить точный диагноз. Александр Серебров вспоминал: «В Институте им. Гамалеи несколько десятков чашек Петри я наполнил. Они говорят: «У вас дрожжевая бактерия в кишечнике, но у нас на Земле аналогов нет, это мутант, поэтому мы не знаем, как её лечить». До конца жизни (он умер 12 ноября 2013 года) Александр Серебров мучился от этой странной болезни.

Её затопили, а она продолжила «говорить»!

С орбитальной станцией «Мир» связана ещё одна история, больше похожая на фейк; впрочем, кто знает, может, она и произошла на самом деле? Перед отправкой на станцию французского космонавта Европейское космическое агентство (ESA) очень тщательно отслеживало работу аппаратуры орбитального комплекса. Французов очень волновало состояние станции и постоянные отказы её оборудования.

Вот тогда-то в ЦУПе и решили сделать специальный веб-сервер для трансляции в режиме реального времени телеметрических данных о текущем состоянии станции. Европейским партнёрам и центру ESA предоставили защищённый доступ к этой трансляции: теперь все зарубежные заинтересованные лица могли убедиться, что со станцией всё в порядке. А русские неожиданно взяли и её затопили.

Тут и начались странности: после затопления станции с неё не прекратилась трансляция телеметрических данных. Конечно, это вызвало закономерное недоумение со стороны Европейского космического агентства. Прошло шесть дней, обломки станции уже продавали, на мировом аукционе eBay, а с «Мира» продолжали поступать данные… Нервы у европейцев не выдержали, и они попросили российскую сторону объяснить происходящее.

Им ответили, что во всём разберутся и примут меры. Трансляция сразу прекратилась. Дотошные немцы, авторы первого запроса, поразмышляв пару дней, отправили второй: в нём они попросили все же объяснить причину произошедшего. Русские свалили всё на проделки хакеров. За рубежом уже начали успокаиваться, как вдруг станция «Мир» начала вновь передавать информацию. Причём теперь данные не были зашифрованы, и любой мог их получать.

В конечном счёте из послания, размещённого в Сети неким программистом Михаилом в звании майора, выяснилось: для успокоения зарубежных партнёров, что гарантировало продолжение финансирования ими ряда научных программ, была разработана специальная программа, генерирующая телеметрические данные со станции. Конечно, все они говорили об её нормальном состоянии. Когда же станцию второпях затопили, об этом генераторе просто забыли.

После запроса европейцев его, само собой, отключили, а вот стрелочником назначили того самого программиста. Его наказали и даже удалили из очереди на получение квартиры. Понятно, это майора реально взбесило, вот он и выложил в Сеть объяснение всей этой загадочной истории.

Журнал: Неизвестный СССР №12, декабрь 2021 года
Рубрика: Покорение космоса
Автор: Геннадий Семёнов




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, космос, Война и Отечество, космонавт, авария, Мир КС, Неизвестный СССР


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022