Советско-польская война: Кто помешал Тухачевскому захватить Европу?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Произошедшую 100 лет назад Варшавскую битву относят к числу важнейших событий XX века. Ситуация в мире была такова, что появление Красной армии в Западной Европе могло вызвать революцию в Германии, а возможно и в масштабах всего Старого Света. Сегодня же идут споры о том, почему этот сценарий так и не воплотился в реальность.

Советско-польская война: Кто помешал Тухачевскому захватить Европу?
Октябрьский переворот в России большевики изначально рассматривали в качестве пролога к революции мировой. Это объясняет причины, по которым они подписали «похабный» Брестский мир и раздавали независимость всем желающим национальным регионам бывшей империи.

Год 1919-й. Первый блин комом

Когда в ноябре 1918 года Германия войну проиграла, расчёты Ленина и Троцкого, казалось, стали оправдываться. Денонсировав Брестский мир, большевики вернули большую часть утраченного и замахнулись на всю Европу. Большая роль в разжигании «пожара» отводилась Коммунистическому интернационалу (Коминтерну), объединявшему все иностранные компартии.
6 ноября 1918 года, провожая из Москвы на Родину причастившегося большевистской веры венгра Белу Куна, Яков Свердлов напутствовал: «Я думаю, что первый конгресс Коминтерна мы созовем уже у вас, в Будапеште».
Свердлов ошибся не сильно. Первый конгресс Коминтерна прошёл в Москве, но через две недели после его окончания в Венгрии провозгласили Советскую республику (21 марта 1919 года). 13 апреля Советскую республику провозгласили в Баварии, что было серьёзной заявкой на революцию в масштабах всей Германии.
Председатель Реввоенсовета (РВС) Троцкий предложил прорываться на помощь братьям по классу по маршруту Румыния-Венгрия-Австрия-Бавария. В роли исполнителя предстояло выступить Владимиру Антонову-Овсеенко. Возглавляемая им Украинская Красная армия, с одной стороны, считалась «частью общероссийской», а с другой — в случае неудачи от неё можно было дистанцироваться, списав все на самоуправство украинских товарищей.
Но смелые замыслы рухнули из-за удара Деникина в Донбассе и мятежа атамана Григорьева, чья бригада как раз и должна была прийти на помощь Венгрии. Баварская республика была ликвидирована уже 3 мая. Венгерская республика рухнула 1 августа после вступления в Будапешт румынской королевской армии.
Удобный момент для мировой революции был упущен, но, как надеялись в Москве, не окончательно…

«На штыках понесём счастье!»

Если в Москве грезили мировой революцией, то в Варшаве мечты были скромнее — Польша от Балтийского моря до Чёрного. Что предполагало захват части территорий Германии, Белоруссии и Украины.
В беседе с британским дипломатом Маккиндером в январе 1920 года «начальник государства» Юзеф Пилсудский заверял, что войско Польское намного сильнее и белогвардейцев, и Красной армии.
В Лондоне подозревали, что свои силы Пилсудский переоценивает. К тому же и большевики, и белые независимость Польши признали: споры с Варшавой велись только относительно принадлежности украинских и белорусских территорий.
Опасаясь последствий русско-польской войны, английский министр иностранных дел Джордж Керзон предложил разграничить спорные территории, исходя из национального состава населения. Эту условную «линию Керзона» провели довольно удачно, и она практически совпадает с линией нынешней восточной польской границы.
Но Пилсудскому этого показалось мало, и в начале марта 1920 года его войска начали новое наступление в Белоруссии. Поглощённый борьбой с Врангелем, РВС озаботился, наконец, и польской проблемой. Командующим Западным фронтом назначили считавшегося молодым дарованием Михаила Тухачевского. Кроме того, к югу от Припяти организовали Юго-Западный фронт во главе с другим известным красным военачальником Александром Егоровым.
Именно его войска отразили осенью 1919 года наступление Деникина на Москву, которое считается высшим пиком Белого движения.
Победы бывшего царского полковника Егорова во многом обеспечивались блестящими действиями 1-й Конной армии, возглавляемой Будённым и Ворошиловым. И все вместе, втроём, они принадлежали к той группе военных, которая ориентировались не на Троцкого, а на его соперника в высшем политическом руководстве — Сталина.
Безмерно честолюбивый и прозванный «красным Бонапартом» Тухачевский, напротив, больше ориентировался на Троцкого, что отнюдь не способствовало улучшению взаимодействия с соседним Юго-Западным фронтом.
Конечно, все перечисленные персонажи войну с Польшей собирались выиграть, но цели её представляли себе по-разному. Троцкий и Тухачевский выполняли программу-максимум: освободить от поляков Украину и Белоруссию, установить Советскую власть в самой Польше и далее вторгнуться в Германию, которая, по их мнению, все ещё находилась в состоянии революционного брожения. Правда, именно в 1920 году это брожение было не таким сильным, как годом раньше или годом позже. И Троцкий, и Ленин этот деликатный момент как бы опускали, зато преувеличивали революционный подъём в Северной Италии, до которой через Германию ещё требовалось добраться.
Факт, что, когда в апреле 1920 года поляки боевые действия возобновили, в Кремле это восприняли с удовольствием: всё-таки не Советская Россия выглядела стороной нападающей.

«Вот это марш!»

14 мая Тухачевский предпринял наступление на своём левом фланге, в районе Минска, завершившееся после двухнедельных боёв поражением. «Красный Бонапарт» возложил ответственность за неудачу на своего подчинённого, командующего 16-й армией Николая Соллогуба.
Зато ситуация переломилась на Юго-Западном фронте, где на помощь Егорову прибыла, попутно разметав отряды Махно, 1-я Конная армия. Нанеся 26 мая удар в районе Казатина, Будённый после недельных боёв нащупал слабое место и прорвал вражескую оборону.
10 июня поляки без боя оставили Киев, хотя красным, чтобы дойти до украинской столицы потребовалось ещё больше суток.
По сути, Юго-Западный фронт выступил в роли «Золушки», оттянув на себя главные силы противника и позволив Тухачевскому накопить силы для нового наступления, которое тот начал 4 июля.
И на сей раз, сконцентрировав силы на своём правом фланге, «красный Наполеон» действительно добился впечатляющих успехов.
Пилсудский позже писал: «Войска п. Тухачевского… двигались безостановочно. Среднее расстояние, проходимое за день, составляло около 20 километров, то есть почти дневной переход на марше.
И это с боями! Такими темпами может гордиться и армия, и её командующий. Полководец, у которого достаточно сил и энергии, воли и умения для подобных действий, не относится к заурядным посредственным личностям… Мне вспоминаются разговоры, которые велись в то время. Один из генералов, с которым мне приходилось часто разговаривать, почти каждый свой ежедневный доклад начинал словами: «Ну и марш! Вот это марш!» В его голосе звучало и восхищение, и горечь бессилия».
Как человек умный, Пилсудский понимал, что для поднятия собственной значимости побеждённого врага следует превозносить, а не унижать.

Историческое расследование

И он задним числом превозносил Тухачевского, который, устремившись вперёд, словно забыл и про оголённые фланги, и о необходимости подвоза продовольствия, и об отставании соседей.
Зато не забыли о политическом факторе. 30 июля в Смоленске было создано будущее правительство Советской Польши (Польревком), возглавляемое Юлианом Мархлевским. Впрочем, фактическим его руководителем был самый видный из польских большевиков — Феликс Дзержинский.
Польская пропаганда эффективно использовала факт создания Польревкома для патриотической мобилизации нации. Разумеется, акцент делался и на том, что Польша защищает Европу от большевизма. И вообще «едва обретя независимость, мы не должны потерять её снова!».
Европа, кстати, особой благодарности к «умирающей» Польше не испытывала. Германия и Чехословакия, имевшие к беспокойной республике территориальные претензии, просто перекрыли границы. Подвоз западной помощи мог осуществляться только морем и далее через Данцигский коридор. И то, англичане помощь слать не спешили, упрекая в духе «мы же вас предупреждали».
Выручали лишь французы, причём не только оружием. Среди прибывших на помощь был и майор Шарль де Голль, некогда сидевший в одном лагере для военнопленных с Тухачевским. Заметную роль играл французский генерал Максим Вейган, причём, планируя контрудар, он располагал данными советских радиограмм, код которых польские дешифровальщики раскололи ещё в 1919 году.
Но самую серьёзную помощь полякам оказывали совершенно им не симпатизировавшие русские белогвардейцы, которые под командованием Врангеля вели наступательную операцию в Северной Таврии. Если бы не силы, которые они на себя оттянули, советско-польская война в любом случае закончилась бы по-другому.

«Чудо на Висле»

С 19 июля по 7 августа в Москве проходил II конгресс Коминтерна, делегаты которого по огромной карте с флажками могли наблюдать, как Красная армия продвигалась по Польше.
В момент наивысших успехов Красной армии Западный фронт Тухачевского и Юго-Западный фронт Егорова образовывали по отношению друг к другу практически прямой угол. При этом Тухачевский готовился штурмовать Варшаву, Егоров — Львов. Справедливо полагая, что в момент, когда все поставлено на карту, поляки обязательно предпримут последнюю отчаянную попытку контрнаступления, Тухачевский добился переброски на свой фронт 1-й Конной армии.
1-я Конная увязла в боях вокруг Львова, но, даже если перебрасывать её немедленно, махнув рукой на исход Львовской операции, ничего кроме вреда от этого не будет. Вероятный контрудар противника застигнет 1-ю Конную на марше, то есть в самом уязвимом положении. Так не лучше ли подождать и посмотреть, где именно враг нанесёт контрудар, чтобы блокировать его силами 1-й Конной?
В чисто военном отношении аргументы были резонными, тем более, что вражеского контрудара Тухачевский ожидал намного севернее по сравнению с тем местом, где его действительно нанесли по направлению к Белостоку и Бресту. И, если бы 1-ю Конную начали перебрасывать, как изначально планировалось, от неё мало что осталось бы.
Но саботаж объяснялся и другими причинами. Будённый и Ворошилов мечтали о лаврах покорителя Львова. Егоров ревновал к славе Тухачевского, обошедшего его на крутом повороте. Сталин же руководствовался соображениями политическими, что видно по телеграмме, которую он отправил Ленину 24 июля. В Германии, по его мнению, большевики могли рассчитывать лишь на «300 тысяч люмпенов», которых, возможно, и в природе не существует.
Исходя из этого, Сталин пытался внедрить в голову Ленина несколько иную схему действий. Согласиться на сделанные запаниковавшими поляками предложения и зафиксировать в качестве предварительной границы линию несколько западнее, чем ранее вполне устраивавшая Москву линия Керзона. Освободившиеся войска использовать для добивания Врангеля, после чего нанести удар по Венгрии и Румынии. В Венгрии, после подавленной недавно революции, твёрдой власти ещё не существовало. Румынская армия выдохлась в предыдущих четырёхлетних боях с немцами, Красной армией, теми же венграми и к тому же могла рассчитывать на удар в спину от Болгарии. И только выполнив эту программу-минимум, следовало думать о чем-то большем. Пока же, как полагал Сталин, пускай делегаты Коминтерна едут разжигать революцию в Германии и Италии, но — сами, сами…
Возможно, Ленин бы и склонился к такой точке зрения, если бы не оседлавший своего любимого конька Троцкий. А 16 августа Пилсудский нанёс свой контрудар, и все изменилось. Произошло то, что называли «чудом на Висле».
Когда фронт Тухачевского был разбит вдребезги, Троцкий категорически потребовал немедленной переброски 1-й Конной. Егоров и Сталин уже не спорили. Львовскую операцию приходилось свернуть и вообще спасать то, что можно.
22-26 августа 4-я армия, две дивизии 15-й армии и конный корпус Гая ушли в Германию, где были интернированы. Им ещё повезло. Из попавших в плен 150-160 тысяч красноармейцев в польских лагерях умерло по разным подсчётам от трети до половины.
Для Сталина Варшавская катастрофа стала жестоким уроком. Возглавив СССР, он выдвинул концепцию о возможности построения социализма в одной стране, пускай даже и во враждебном капиталистическом окружении. Троцкий же так и остался глашатаем мировой революции — до самой смерти.

Журнал: Загадки истории №24, июнь 2020 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин

Метки: Загадки истории, СССР, война, Будённый, Польша, армия, Ленин, Сталин, Троцкий, Тухачевский, РККА, Белое движение, Ворошилов, битва, Егоров, Врангель, Деникин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.