Спасатели Семипалатинска

Когда мы смотрим кино про газовиков и нефтяников Севера, то часто возле буровых установок можно увидеть резво бегающие приземистые гусеничные машины. Это транспортёры-тягачи, которые выпускались на Семипалатинском машиностроительном заводе.

Фото: спасатели Семипалатинска — интересные факты

Производственная карусель

В 80-х годах прошлого века я работал на этом заводе мастером сборочного цеха. Сборка тягачей тогда только стартовала. Первую машину делали два месяца, а через год выпускали уже по 60 штук в месяц. Цеха завода поставляли на сборку тысячи деталей, постоянно чего-то не хватало, ОТК и военная приёмка требовали качества. Бесконечная производственная карусель — обычная работа мастера. Наши гусеничные транспортёры были надёжными: они могли плавать, преодолевать все виды болот, перевозить грузы и до 22 пассажиров в салоне.

Бедствие в Затоне

Семипалатинск — красивый старинный город. Он раскинулся на обоих берегах Иртыша. В декабре 1984 года в городе произошло ЧП. Бухтарминская и Усть-Каменогорская ГЭС сделали мощный аварийный сброс воды. Иртыш вскрылся ото льда на протяжении сотен километров. Лёд понесло и забило русло ниже Семипалатинска. В ночь вода начала резко прибывать и затопила район города под названием Затон. Людей сразу начали спасать — пустили лодки. Но такое плавсредство не идёт по крошеву льда. Задействовали трактора, но они стали тонуть. Тогда вспомнили про завод с плавающими тягачами-транспортёрами.
Мы, как обычно, пришли на смену к семи утра. В цехе уже ждали директор, главный инженер и всё заводское начальство. Сказали, что нужна наша помощь. Взяли пять свежесобранных гусеничных машин. Посадили в каждую по механику-водителю, мастеру и двоих рабочих. Колонной мы вышли за территорию завода — там уже ждали милицейские машины с мигалками. Колонной же в сопровождении эскорта милиции приехали в Затон.
Картина нам открылась серьёзная. Улица, уходящая прямо в чёрную воду. Битый лёд и туман. Стылая сырость. Мороз около — 20е. Большая толпа народа на берегу. Чёрные «Волги» областного и городского начальства, милиция. Кругом частный сектор: маленькие домишки, сараи, огороды, деревья, заборы — все затоплено водой вперемешку со льдом. Местность неровная — где-то вода подходит к жилищам, где-то — под окна, где-то виднеются только крыши. Жители спасаются на домах и сараях.
Нам велели забирать людей и вывозить на возвышение. Все пять машин сходу начали работать. Транспортёр катится по грунту, заходит в воду, всплывает и дальше идёт на плаву. Мы шли к домам, бортами и гусеницами ломали ворота и заборы, оказавшись во дворах, снимали с крыш обитателей Затона. Раз за разом наполняли салоны и вывозили терпящих бедствие на сухое место. Там ждали автобусы, которые развозили спасённых кому куда надо. Если некуда было ехать — везли в общежитие Речного техникума.

Лежачие бабушки

Тягачи много раз «ныряли» на морозе в воду, она брызгала и скатывалась ручьями, тут же замерзая. На машинах нарастали глыбы льда. Вид у нас был как у полярников.
А спасаемые вели себя по-разному. Кто-то тащил с собой поросёнка, кто-то — швейную машинку. Были такие — забираются в транспортёр сами, а во дворе на цепи — собака. Стоит по брюхо в воде и воет. Говорим хозяину:
— Собаку хоть отвяжи.
— Да что ей сделается!
Людей, которые были в силах спасаться, мы вывезли быстро. А дальше началось такое, к чему были не готовы ни мы, ни, наверное, городское начальство. Этим «таким» оказались бабушки. Мы двигались по улицам — в окне кто-то махал рукой. Машина заходила во двор. В доме — бабулька 80 лет, лежит на кровати. Вода над полом. Мы вместе с постелью переносим старушку в транспортёр. Идём дальше. Через два дома в окне горит свеча. В избушке — бабушка 90 лет. Лежит без движения, вода плещется прямо под матрасом. Выносим и эту старушку. Через три дома — опять бабушка. А ведь все они — чьи-то матери, сестры, вдовы. Дедов ни разу не встретили. Деды полегли в Отечественную войну, сгинули в лагерях и на ударных стройках пятилеток. А немощные бабушки тихо доживали свой век в Затоне. Стихия разворошила этот уклад, и спасатели смогли его увидеть.
Естественно, мокрыми мы были с ног до головы. Воду из обуви приходилось выливать. Одна из машин «разулась» — слетела гусеница. Ребята ремонтировали тягач по пояс в ледяной воде. В неразберихе до спасателей никому не было дела, а может, начальство думало, что мы сделаны из железа. По крайней мере первый раз мы поели уже ночью — сами достали где-то несколько буханок хлеба. Весь день в воде на морозе — в нормальной ситуации как минимум бронхит был бы обеспечен. Видимо, помог стресс — никто потом даже не чихнул.

«Скажите спасибо, что вас не наказали!»

И вот, всех наконец вывезли, бабушек перенесли на руках. А потом стали возить… мины. Военные установили миномёты и принялись стрелять по ледовому затору. Быстро стемнело. Прошёл слух, что на затопленных улицах видели мародёров. Тогда в каждую машину добавили по милиционеру, и мы плавали по району, охраняя опустевшие дома. Только поздно ночью нас отпустили: отдыхать и быть наготове в общежитии Речного техникума.
Утром к нам с завода приехала смена. Уровень воды стал спадать. Нас посадили в автобус и повезли по домам. Последний раз я оглянулся и посмотрел на Затон — светило яркое солнце, весь район — одно поле сверкающего льда, из него торчат крыши и стены домов.
На следующий день ребята размечтались: теперь о нас напишут в газете, интервью будем раздавать. Но ни на следующий день, ни через месяц интервью не потребовалось. Местная газета и радио хранили молчание. Тогда стали ждать премии от заводского начальства.
Парторг цеха — нормальный мужик, привыкший называть вещи своими именами, угомонил нас: «Ребята, про газету забудьте. В Советской стране ничего не происходит — ни землетрясений, ни наводнений, никаких других катастроф. Про премию тоже «скажите спасибо, что вас не наказали. Многие жильцы пожаловались, что вы своими танками переломали у них все заборы». Так что по русскому обычаю выпили мы по сто грамм за здоровье утопающих и на этом успокоились.

«Ты человек приезжий…»

Через десяток лет приехал я в Семипалатинск уже из Новосибирска — проведать родителей. И случайно попал в компанию бывших заводчан. Семипалатинский машиностроительный к тому времени уже развалился, как и большинство других предприятий города. А народ все не унимался, жалел завод, вспоминал все доброе, что было раньше. Один товарищ стал рассказывать, как заводские ребята спасали людей во время наводнения. Да так красиво говорил — прямо Иван-царевич Василису Прекрасную от Змея Горыныча освободил. Я послушал, потом засмеялся и спрашиваю: «Неужели правда?» А рассказчик обиделся: «Ты человек приезжий, а у нас весь город об этом помнит».
Может, и правда, вспомнит кто-нибудь добрым словом. Ведь на самом деле многим людям мы тогда здоровье, а то и жизнь спасли.

Журнал: Тайны 20-го века №6, февраль 2012 год
Рубрика: Сильные духом
Автор: Александр Курсаков, г. Новосибирск

Метки: СССР, Тайны 20 века, Семипалатинск, Иртыш, спасатели, разлив, транспортёр



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —