Сталин: Смерть вождя — кто убил отца народов?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Известие о скоропостижной кончине «отца народов» 5 марта 1953 года лавиной пронеслось по бескрайним просторам Советского Союза. Официальная версия смерти, предложенная народу, выглядела сомнительно, несмотря на выверенность медицинских формулировок и внушительное количество болезней, одолевавших покойного правителя.

Сталин: Смерть вождя — кто убил отца народов?

Сталина отравил самый верный его соратник?

Охранники Ближней дачи нашли Сталина утром 1 марта 1953 года лежащим на полу в помещении малой столовой. Рядом на столике стояли три бутылки с минеральной водой, одна из них — початая. Вождя перенесли на диван, вызвали врачей. Дальнейшее лечение доктора проводили, находясь под неусыпным наблюдением членов
Президиума, которые дежурили парами, как бы наблюдая и друг за другом: Молотов с Микояном, Хрущёв с Булганиным, Маленков с Берией, Первухин с Сабуровым.

«Загубили отца, сволочи!»

Официальные сообщения о состоянии Сталина обнародовались с 4 марта, и в них, говорилось о кровоизлиянии в мозг. Но при этом врачи добросовестно фиксировали симптомы болезни, свидетельствующие об отравлении, — высокую температуру, судороги, рвоту и, главное, выступившую печень. Процедуры и лекарства, которые они прописывали, тоже использовались при лечении отравления.
Врачи и члены Президиума понимали, что вождь отравлен, но эту тему не обсуждали: доктора пытались ему помочь, соратники следили друг за другом и с трепетом ожидали развязки. Конечно, в курсе были не все присутствующие. Например, дочь Сталина Светлана искренне верила, что отец умирает от кровоизлияния в мозг.
Сталин скончался вечером 5 марта. Светлана Аллилуева так описывала его последние минуты: «Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах. В какой-то момент — не знаю, так ли на самом деле, но так казалось — очевидно, в последнюю уже минуту, он вдруг открыл глаза и обвёл ими всех, кто стоял вокруг. Это был ужасный взгляд, то ли безумный, то ли гневный и полный ужаса перед смертью и перед незнакомыми лицами врачей, склонившихся над ним. Взгляд этот обошёл всех в какую-то долю минуты. И тут — это было непонятно и страшно, я до сих пор не понимаю, но не могу забыть — тут он поднял вдруг кверху левую руку (которая двигалась) и не то указал ею куда-то наверх, не то погрозил всем нам. Жест был непонятен, но угрожающ, и неизвестно, к кому и к чему он относился… В следующий момент душа, сделав последнее усилие, вырвалась из тела…».
Сталин понимал, что его отравили, и грозил убийце Высшим судом: надо полагать, в последний момент в нём проснулся стихийный христианин и ученик семинарии.
Сын вождя Василий, находясь в полупьяном состоянии, прорычал: «Загубили отца, сволочи!».

Кто же мог убить «отца народов»?

Принято считать, что организовать отравление проще всего было Лаврентию Берии. Сын маршала СССР Серго вспоминал: «В 1952 году мой отец уже понимал, что терять ему нечего… Мой отец не был ни трусом, ни бараном, послушно идущим на бойню. Я не исключаю, что он мог что-то замышлять… Для этого в органах у него всегда были свои люди…».
Однако общая ситуация в спецслужбах на момент смерти Сталина была запутанной, и по факту Берия на тот момент отнюдь не являлся главным чекистом. От курирования органов его начали «отжимать» ещё в конце Великой Отечественной войны, перебросив на атомный проект. Министерство внутренних дел возглавлял ничем особо с Берией не связанный Сергей Круглов. Министерство госбезопасности — ещё менее с Берией связанный Семён Игнатьев. После ареста отвечавшего за охрану вождя Николая Власика жизнь генсека «оберегали» так, что оборвать её при желании мог любой, кто имел связи на уровне среднего руководства чекистского ведомства. А такие связи были практически у всех, кто парами дежурил возле постели умирающего генералиссимуса. И все они, в большей или меньшей степени, были заинтересованы в его преждевременной кончине.
Это подтверждает и череда событий, разыгравшихся в последние полгода жизни Хозяина.

Перед «большой чисткой»

В октябре 1952 года состоялся XIX съезд партии. Попытка Сталина подать в отставку была единодушно отвергнута, но если рядовые делегаты искренне не представляли на его месте никого другого, то ближайшие сподвижники считали, что подобным образом вождь проверяет их на лояльность.
Получив «карт-бланш», Сталин огласил новые правила. Самое большее значение имела реорганизация высшего органа партии — Политбюро, состоявшего из 7-10 полноценных членов и кандидатов.
Пришедший на смену Политбюро Президиум обладал меньшими полномочиями, а все сколь-нибудь важные вопросы должны были выноситься на Пленум Центрального комитета. Да и численность Президиума по сравнению с Политбюро выросла в два-три раза.
Кроме того, Сталин оставался главой правительства (председателем Совета министров) и явно собирался перераспределить власть от партийных к общегосударственным органам.
Хозяин лично огласил список тех, кого он рекомендовал (по сути же назначал) в Президиум.
Сам Сталин, Ворошилов, Молотов, Каганович, Берия, Маленков, Микоян, Хрущёв,. Маленков и Булганин плавно перекочевали в новый орган из Политбюро. Вполне известны были Пономаренко, Шверник, Сабуров и руководитель Карело-Финской ССР Куусинен. И совершенно неожиданным выглядел взлёт таких малоизвестных деятелей, как Андрианов, Аристов, Игнатьев, Коротченко, Кузнецов, Малышев, Мельников, Михайлов, Первухин, Суслов, Чесноков, Шкирятов.
Зная манеру вождя, его испытанные соратники по Политбюро не сомневались — грядёт большая чистка.
В своей кадровой политике Сталин ориентировался на Ивана Грозного. В библиотеке вождя на посвящённой этому царю пьесе Алексея Толстого стоит сделанная рукой высокопоставленного читателя пометка: «Учитель».
Другой знаковый эпизод — состоявшаяся в 1946 году встреча Сталина с кинорежиссёром Сергеем Эйзенштейном, на которой генсек высказал свои замечания ко второй серии фильма «Иван Грозный». Главная ошибка царя, по мысли Сталина, заключалась в том, что он «не дорезал» семь боярских семей, которые позже стали зачинщиками Смуты. Повторять эту ошибку генсек не собирался.
В ходе чистки 1937-1938 года он кардинально обновил партийную элиту, заменив ленинцев на собственных выдвиженцев. Исключение было сделано для считаных единиц из числа старой гвардии.
Имея перед глазами пример предшественников, представители более молодого поколения поначалу служили вождю вполне преданно. Но, добиваясь успехов как администраторы, они постепенно начали мнить себя самостоятельными политическими фигурами. Более того, вокруг них формировались собственные «команды».

Группы и цели

Показательной фигурой был Жданов, который после войны не только стал главным идеологом партии, но и начал перетаскивать в союзное руководство своих выдвиженцев из Ленинграда.
Сталина это встревожило, и Жданов как-то неожиданно умер, а его сторонники пали жертвами «ленинградского дела».
Гибель «ленинградцев» автоматически усиливала две другие группировки в Политбюро, членов которых условно можно назвать «стариками» (Молотов, Ворошилов, Каганович) и «молодыми технократами» (Берия, Маленков, Хрущёв, Микоян, Булганин).
За каждой из этих группировок и даже за отдельными личностями стояли внушительные структуры. Берия, например, контролировал военно-промышленный комплекс, Маленков — партийных аппаратчиков, Хрущёв — региональных руководителей. И никто из них на Голгофу не собирался.
Ликвидировать таких соратников с ходу было довольно затруднительно, и смысл комбинаций, проведённых на XIX съезде, как раз и заключался в том, чтобы заменить их новым поколением аппаратчиков. Такими, например, как Пантелеймон Пономаренко, которого Сталин прочил на место председателя Совета министров СССР. Или Семён Игнатьев, которому предстояло взять под контроль госбезопасность.
Вождь понимал, что и «старики», и «молодые технократы» прекрасно осознают угрозу новых чисток, и пытался расколоть намечавшийся между ними альянс.
Когда определялся персональный состав Президиума, Маленкову и Хрущёву было разъяснено, что внутри нового органа всё равно будет существовать этакий «круг избранных», своего рода неофициальное Политбюро, в которое они тоже войдут.
Более того — и Маленков, и Хрущёв стали секретарями ЦК, что было сопряжено с довольно серьёзными полномочиями. Но вот другие секретарские должности достались «молодёжи» — Аристову, Брежневу, Игнатову, Михайлову, Пегову, Пономаренко, Суслову.
Таким образом, методом исключения, стало ясно, кто именно падёт жертвами новой кадровой чистки — «старики» Молотов, Каганович и Ворошилов, а также «молодые технократы» Микоян и Берия.
Расплывчатая по своим целям компания против «космополитов» создавала нужный информационный фон и давала возможность выдвинуть против каждого из них наиболее подходящие обвинения.
И к весне 1953 года все фигуранты этого списка получили своего рода «чёрные метки». В грузинской парторганизации чекисты раскручивали очередной сепаратистский сюжет, получив от вождя указание копать под «Большого мегрела» (читай — Берию). На Пленуме ЦК, состоявшемся после XIX съезда, вождь жёстко раскритиковал деятельность Микояна на посту министра внешней торговле. Ворошилов в годы войны часто вёл переговоры с английскими делегатами, и в одном из кулуарных разговоров Хозяин обозвал его «британским шпионом». Большинство арестованных по «делу врачей» медиков были так или иначе связаны с Кагановичем, который к тому же был ещё и их соплеменником-евреем.
Но ярче всего «еврейский след» виден в сюжете, который закрутился вокруг Молотова.

Чёрная метка «Джойнта»

Вячеслав Михайлович (Скрябин) Молотов как старожил Политбюро уступал только самому Сталину. Ещё до революции он был редактором главной партийной газеты «Правда».
В 1930-1941 годах являлся главой правительства (председателем Совнаркома). Потом «рулил» внешнеполитическим ведомством, так что во всём мире его воспринимали как второго человека после Сталина.
И вдруг, без видимых причин, карьера Молотова пошла под гору. Причиной его бед стала жена — Полина Семёновна Жемчужина, урождённая Перл Соломоновна Карповская.
Еврейка по национальности, она прошла тернистый путь от папиросницы на табачной фабрике в Екатеринославе до наркома рыбной промышленности СССР. К слову, на этот высокий пост её назначил сам Сталин, вопреки протестам мужа.
После Второй мировой войны генсек поддерживал идею создания независимого государства Израиль, которое могло бы стать проводником советского влияния на Ближнем Востоке. В СССР даже разрешили деятельность «Американского еврейского объединённого распределительного комитета» («Джойнт»), который оказывал помощь пострадавшим от холокоста евреям и организовывал их переезд на историческую Родину.
Однако к власти в Израиле пришли проамериканские силы, и разочарованный Сталин стал смотреть на «Джойнт» как на родственную американской разведке структуру.
Рикошетом это ударило по связанной с «Джойнтом» Жемчужине. В декабре 1948 года она была исключена из партии, а уже в январе 1949 года предстала перед судом по обвинению в связи с еврейскими националистами. Параллельно как соучастники преступления были арестованы её родственники.
В марте 1949 года уже сам Молотов был снят с поста министра иностранных дел. По приговору суда Полина Семёновна получила 5 лет лагерей.
Между тем в странах соцлагеря за связи с сионистами были отстранены от власти Анна Паукер в Румынии и Владислав Гомулка в Польше. В Венгрии министра внутренних дел Пасло Райка и двух его соратников отправили на виселицу. В Чехословакии в 1952 году казнили 11 высших партийных чиновников-евреев, включая бывшего генсека Рудольфа Сланского.
Все репрессированные представители братских соцстран были связаны с Молотовом как главой МИД. И, в завершение всего, в октябре 1952 года Сталин на Пленуме ЦК так раскритиковал Молотова, что Микояна на его фоне словно добродушно погладили по голове.
В общем, это была не просто «чёрная метка», а почти приговор. За долгие годы работы Вячеслав Михайлович научился сдерживать эмоции за ширмой беспрекословного послушания.
Но степень угрозы он, наверняка, оценил объективно. И вряд ли собирался отправляться на плаху.
Организовать отравление Хозяина старый большевик Молотов мог с таким же успехом, как и Берия. Тем более, что опасность ему грозила более серьёзная и конкретная, нежели другим членам кремлёвского руководства.
И внешняя сдержанность дипломата, которого «западные партнёры» по переговорам называли «каменной задницей», не должна вводить в заблуждение. В конце концов, Вячеслав Михайлович должен был многому научиться у Сталина, в том числе наносить удар на упреждение. Подкрепить его решимость могли и психологические комплексы, которые должны были одолевать Молотова как «вечно второго».
Правда, у власти он не сумел удержаться. Но стоит ли это считать проигрышем? Ведь другой претендент на роль отравителя Сталина, Берия, почти занял место Хозяина, но очень быстро заплатил за этот взлёт жизнью.
Молотов пережил его на 30 лет, скончавшись 8 ноября 1986 года, на следующий день после очередной годовщины Октябрьской революции. Краха СССР он не увидел. В самой верной заветам Сталина стране — Албании — в связи с его смертью был объявлен государственный траур.

Журнал: Загадки истории №12, март 2020 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Владислав Фирсов

Метки: Загадки истории, СССР, власть, политика, смерть, борьба, Сталин, 1953, Берия, Молотов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.