Станислав Курилов: Побег из СССР

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Многие пытались бежать из Советского Союза в «капиталистический рай». Но история Станислава Курилова оказалась настолько необычной, что заслуживает отдельного подробного рассказа.

Станислав Курилов: Побег из СССР
Вначале декабря 1974 года из бухты Золотой Рог Владивостока вышел в море лайнер-турбоход «Советский Союз». В этом рейсе его каюты и салоны заполнили туристы — участники программы «Из зимы в лето». Их маршрут пролегал в тёплые экваториальные воды к берегам экзотических островов. Но любоваться ими туристы могли только издалека — с борта своего судна, поскольку заходы в иностранные порты не планировались. По этой же причине участникам круиза не требовалось оформлять заграничных виз. Последнее обстоятельство было особенно важно для одного из пассажиров этого рейса — 38-летнего океанолога Станислава Курилова, которому «компетентные органы» уже не раз отказывали в разрешении на зарубежные командировки.

Мечты о море

Родился Курилов в сугубо сухопутном Владикавказе, но вскоре вместе с родителями оказался в Семипалатинске. Тоже от моря далеко, но на берегу могучего Иртыша. Здесь, среди казахских степей, мальчик не переставал мечтать о море. В 10-летнем возрасте с уже смог на спор переплыть Иртыш это ни много ни мало 200 м при хорошем течении.
Собирался, окончив школу, учиться на штурмана, но помешали проблемы со зрением. Тогда Курилов поступил в ленинградский метеорологический институт на специальность «океанография». Попутно он освоил акваланг. Окончи вуз, он устроился на работу в Институт океанологии, где принял участие в создании подводной лаборатории «Черномор», затем работал во Владивостоке Институте биологии моря.
Ещё студентом Курилов всерьёз занялся йогой, освоил специальную дыхательную практику, прибегал к аскетизму. Его близкий друг позже вспоминал, что Станислава многие считали странным. Будучи инструктором по погружениям, он учил группу, что погружаться надо натощак, призывал заниматься йогой. Сам он мог обходиться без пищи 40 дней, вместо чая пил отвар полыньи со сгущённым молоком, подолгу купался в море, независимо от температуры воздуха и воды. Друзья даже прозвали его «Йогнутый».
Узнав, что Жак-Ив Кусто заинтересовался работами советских океанологов и возможно сотрудничество с ним, Курилов пытался получить разрешение на загранкомандировку, но получил отказ, так как его сестра вышла замуж и уехала в Канаду. После очередного отказа у Курилова созрел план бегства из Советского Союза, и он купил путёвку в морской круиз.

Билет в один конец

Конкретный маршрут круиза поначалу держали от его участников в тайне. Да и, хорошо изучив судно, Курилов понял, что сбежать с него совсем непросто. Борта лайнера были не вертикальны по отношению к водной поверхности, а имели выпуклость. А ниже ватерлинии были расположены горизонтальные подводные поверхности шириной 1,5 метра. Размеры иллюминаторов исключали возможность пролезть через них взрослому человеку. Прыгнуть, разбежавшись, в воду с высоко расположенной верхней палубы, да ещё на ходу, было слишком рискованно (14-метровая высота плюс скорость лайнера).
Пока двигались на юг, Курилову, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, приходилось общаться с другими туристами, принимать участие в общем веселье. Делал он это через силу, чтобы никак не выделяться, в то время как все его мысли были заняты предстоящим побегом. Иногда он специально пропускал общие завтраки или обеды, чтобы в случае пропажи его не сразу начали искать.
Маршрут «Советского Союза» стал известен на третий день путешествия. На карте, вывешенной на всеобщее обозрение, была западная часть Тихого океана, на которой был отмечен путь и даты. Это было на руку беглецу. Путь судна к экватору лежал через Восточно-Китайское море и далее вдоль Филиппинских островов. Днём судно шло в пределах прямой видимости берегов, а ночью отдалялось от них.
Проанализировав ситуацию, Курилов решил, что самый удачный момент для побега будет 13 декабря, когда лайнер приблизится к островам Сиаргао или Минданао. Тогда до суши будет ориентировочно 10 морских миль (около 20 км). Кстати оказалось и одно произошедшее уже в круизе знакомство с девушкой-астрономом, которая рассказала Станиславу, как в открытом море ориентироваться по звёздам.

Прыжок в неведомое

Накануне побега Курилов старался постоянно быть на виду. Он заранее подготовил одежду и амуницию для будущего марафонского заплыва — майку и обтягивающие (чтобы складки не затрудняли передвижение в воде) шорты. От мысли воспользоваться спасательным жилетом, имевшимся в каждой каюте, он отказался: во-первых, тот был слишком заметен, а во-вторых, стеснял движения пловца в воде, снижая скорость. Три пары носков, натянутых на ноги, могли помочь в случае соприкосновения с острыми кромками рифов. Повязанный на шею платок можно было использовать в качестве повязки в случае ранения.
Даже при такой хорошо продуманной подготовке к столь необычному побегу риск оставался огромный. Беглец, прыгая с такой высоты, при неудачном приводнении мог разбиться о воду. Мог и, захлебнувшись, утонуть. Течение могло отнести пловца куда угодно. Немалую опасность таили прибрежные рифы и акулы.
Много позже Курилов вспоминал, как, вынырнув после прыжка, обнаружил, что находится буквально на расстоянии вытянутой руки от борта судна. Однако главную и вполне реальную опасность для него представляли огромные винты лайнера, вращающиеся поблизости. Опасаясь попасть под винт, Курилов изо всех сил пытался отплыть подальше.
И всё же ему повезло: попав в мощную струю от винта, он был отброшен в сторону. После этого Курилов лёг на воду и стал ждать, пока судно не удалится. Вскоре огни лайнера скрылись из вида, и беглец оказался один в кромешной тьме. Он спокойно натянул ласты и перчатки с перепонками для плавания, надел маску и привычно зажал зубами загубник трубки-шнорхеля. Выбросив уже ненужную сумку, он поплыл.
Плыть предстояло очень долго. К счастью для беглеца, вода была тёплой. Курилова не оставляли опасения, что судно вернётся за ним. На самом деле так и произошло. Когда, обыскав всё судно, убедились, что Курилова на нём нет, корабль развернули и начали поиск. Искали довольно долго, но не нашли.
А Курилов тем временем плыл. Он пробыл в воде два дня и три ночи. Прошедший дождь помог перебежчику бороться с жаждой. Он терпел судороги ног, изредка ненадолго терял сознание, галлюцинировал, но упорно плыл. На третьи сутки под вечер 15 декабря 1974 года Курилов увидел остров, но сильное течение мешало ему приблизиться к берегу. Однако вскоре оно же вынесло его к южной оконечности острова Сиаргао. Так завершился этот беспримерный заплыв.
Из морских волн на берег с трудом вышел светящийся в темноте человек. Он весь был так облеплен планктоном, что горел ярким биолюминесцентным «живым» огнём. Курилов был предельно истощён и измотан.
Вот как напишет он о своих чувствах в тот момент: «Океан любит меня. Он вынес меня на берег как на ладони. Чувство ответной любви затопило мою душу. Моё тело будто исчезло, растворилось. Я мог смотреть сверху на океан, на остров, я был среди звёзд, плыл облаками в ночном небе… В душе сохранилось чувство бесконечной благодарности».

Жизнь после побега

Сказать, что побег Курилова — событие незаурядное, будет мало. Да, люди и раньше бежали из СССР по самым различным причинам и разными путями, но такого ещё не было! Побег был осуществлён таким немыслимым, почти самоубийственным способом, что просчитать его возможность не сумели даже бдительные специалисты из «органов». Да и немудрено — ведь Станислав Курилов шагнул не только за государственную границу, но и за границу человеческих возможностей. Он смог выйти победителем в противостоянии со стихией.
КГБ вывернул буквально наизнанку всех, кто соприкасался с Куриловым до его побега. Многие из-за этой связи пострадали. А сам Курилов провёл на Филиппинах, ожидая решения властей по его судьбе, полгода, в том числе полтора месяца в тюрьме. Но и там, зная его историю, относились к нему вполне благосклонно. Начальник тюрьмы даже иногда брал его с собой в город, где они вместе посещали местные кабаки.
После освобождения беглец успел поработать в местной пиццерии, копал канавы и ждал решения властей, а когда Канада по ходатайству его сестры согласилась принять Курилова, Станислав покинул Филиппины.
В Стране кленового листа он работал в различных океанографических фирмах, трудился и на Гавайских островах, и за Полярным кругом. В какой-то момент судьба свела его с израильскими писателями Александром и Ниной Воронель, которые, узнав историю его побега, решили снять об этом фильм. Сценарий телефильма уже поступил в работу на канале Би-би-си, но по каким-то причинам кино так и не появилось на свет. Но Курилов, получив аванс, использовал его на поездку в Израиль, где пробыл несколько месяцев. Там он познакомился с женщиной, впоследствии ставшей его женой. В 1986 году Курилов окончательно переехал в Израиль.
Но здешние воды неожиданно оказались для рискового беглеца роковыми. 29 января 1998 года Станислав Курилов погиб в ходе погружения с аквалангом в Тивериадском озере. Запутавшись в рыболовной сети и израсходовав весь воздух в баллонах, он так и не смог всплыть.

Амулет царя Соломона

Перед побегом Курилов собственноручно изготовил себе амулет, выполненный в точном соответствии с описанным в «Книгах царя Соломона». Талисман должен был «гарантировать» защиту от морских хищников в течение одних суток.

Журнал: Историческая правда №1(1), январь 2020 года
Рубрика: Сбежать из СССР
Автор: Константин Ришес

Метки: СССР, смерть, корабль, океан, плаванье, Канада, вода, Историческая правда, эмиграция, Израиль, побег, Курилов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —