В начале XX века в бассейне реки Среднекан, небольшого притока Колымы, местные жители нашли золотые самородки. В труднодоступный регион начали стекаться как старатели, так и просто авантюристы в поисках лёгкого заработка. Но тогда ещё никто не знал, что этот золотоносный край в 1930-х годах станет синонимом ада на земле…

Степан Гаранин из НКВД

Степан Гаранин - начальник Севвостлага НКВД

После обнаружения самородков на Колыму отправили несколько экспедиций, которые подтвердили: золота предостаточно! А с приходом к власти большевиков колымское золото стали добывать с ещё большей интенсивностью, чем прежде.

Круг первый: «Дальстрой»

Следующим этапом развития региона стало создание «Дальстроя» — комбината особого типа, которому были поручены поиск, разведка и разработка месторождений всех полезных ископаемых на территории Колымы, а также строительство автомобильных дорог. Руководитем отдалённой базой для освоения северо-востока СССР был назначен Эдуард Берзин.
Берзин в прошлом прославился службой в Красной армии, сыграл большую роль в подавлении восстания левых эсеров в Москве и в целом проявил себя как человек, который ради достижения целей не остановится перед человеческими жертвами. До своего назначения в Магадан Берзин силами заключённых (ещё до появления системы трудовых лагерей) строил комбинаты на Урале. Берзина также называют одним из инициаторов использования
Труда «врагов народа» на благо развития государства. Условия работы под руководством такого «менеджера» были совсем не гуманными: 15-часовой рабочий на холоде с минимальным пайком. Зато темпы строительства целлюлозно-бумажного комбината впечатлили начальство — предприятие построили с нуля всего за 18 месяцев.
В 1932 году Берзин прибыл в бухту Нагаева и развернул масштабное строительство. Производственные задания «Дальстроя» выполнялись в основном силами заключённых исправительно-трудовых лагерей. Для этого в структуре треста был создан Северо-Восточный исправительно-трудовой лагерь (СВИТЛ). По 1937 год заключённые СВИТЛа занимались строительством прибрежных баз, прокладыванием дорог и добычей металлов. Однако руководство НКВД СССР не устроили финансовые результаты работы «Дальстроя», и Берзин, прибывший «на материк» в отпуск, был арестован. В 1938 году его расстреляли за измену Родине и подрыв государственной промышленности.
Москва осознала, что колымское самоуправство может дорого обойтись, и потому руководить перспективным предприятием назначили майора госбезопасности Карпа Павлова. Его первым проектом стало сфабрикованное дело о Колымской подпольной антисоветской право-троцкистской террористической организации, якобы организованной Берзиным. После разгрома остатков аппарата Берзина на Колыме начался период «гаранинщины» — явления, которое впоследствии стало печально известным всей стране. Подобное название появилось в «честь» начальника СВИТЛа и одного из членов команды Павлова — полковника Степана Гаранина.

Где была Серпантинка?

Степан Николаевич Гаранин родился в Белоруссии в 1898 году. В юности участвовал в Гражданской войне, попал в польский плен, откуда сбежал. После окончания войны служил в пограничных частях и в 1937 году отправился на Колыму на должность начальника СВИТЛа. По многочисленным воспоминаниям свидетелей, период управления Гаранина был самым жестоким за всю историю трудовых лагерей. Степан Гаранин в воспоминаниях и пересказах колымских истории стал символом кровавости и безжалостности системы ГУЛАГ. Например, нрав полковника характеризует такое воспоминание заключенной Севвостлага Галины Крутиковой-Окушко: «Гаранин проезжал по трассе… Когда Гаранин проезжал и видел участок, неровно очищенный, вся бригада шла под расстрел…». Или такое: «После массового публичного расстрела на прииске «Мальдяк» летом на разводе спросил: кто отказывается работать? И один «крестик» (так на Колыме называли зеков-сектантов, — прим. авт.) вышел вперёд, перекрестился и сказал: «Бес ты, слуга антихриста». И Гаранин застрелил его тут же перед строем…».
Документально подтверждённый факт — запрос Карпа Павлова о приказе НКВД №00447, на основании которого проводились массовые репрессии. Запрос был уточняющим, об установленном для «Дальстроя» лимите по делам кулаков и уголовников, которых следовало заключить в лагеря или приговорить к высшей мере наказания. Такой лимит по «Дальстрою» был дан Ежовым и составлял 10 тысяч дел. Таким образом, с этого приказа официально был дан старт карательной машине Колымы. И несмотря на то что фактических доказательств участия тех или иных лиц в прямых расстрелах почти не сохранилось, в воспоминаниях заключённых СВИТЛа так или иначе фигурирует полковник Гаранин.
Главное место действия Гаранина — лагерь Серпантинка, который, по многочисленным воспоминаниям репрессированных, был одним из самых жестоких лагерей на Колыме. История лагеря соткана из мифов, воспоминаний и слухов: неизвестно даже точное расположение Серпантинки. По современным данным, «лагерь смерти» находился где-то в районе посёлка Ягодное в Магаданской области. Лагерь был небольшим: три барака, дом для охраны и гараж для техники. Единственным документальным подтверждением существования лагеря является переписка РО НКВД по Управлению дорожного строительства в январе-сентябре 1938 года со своим управлением в Магадане.
По разным оценкам, в лагере Серпантинка расстреляли 20-30 тысяч человек А всего в колымских лагерях погибло около 150 тысяч заключённых.

Жертва «подмены»

Запредельная жестокость Гаранина была настолько дикой и бесчеловечной, что человеческий разум отказывался её понимать. Может быть, поэтому среди репрессированных ходили слухи о том, что Гаранина «подменили», что честный белорусский чекист по пути в Севвостлаг был убит бандитами, а вместо него приехал враг народа, который и учинял массовые казни.
Вопреки показаниям свидетелей, современные исследователи не делают однозначных выводов о причастности полковника Гаранина к массовым расстрелам. Ведь одних воспоминаний для вынесения однозначного приговора недостаточно. По сохранившимся документам, можно сделать вывод, что Степан Гаранин был, скорее всего, подневольным исполнителем приказов Карпа Павлова — в состав «тройки» полковник не входил, подписи на приказах о расстрелах не ставил. Поэтому по сей день установить истину представляется практически невозможным.
Степан Гаранин был арестован за контрреволюционную деятельность 27 сентября 1938 года. Основанием для ареста послужила антисанитария в лагере, вызвавшая высокий уровень смертности заключённых. Часть заключения он провёл во внутренней тюрьме «Дальстроя», где, по его же словам, из него выбивали признательные показания. Однако Гаранин настаивал на своей невиновности и указывал на первоочередную вину Павлова, по чьим приказам он действовал. После восьми месяцев в роли заключённого на Колыме Гаранина этапировали в Москву, где приговорили к восьми годам в Печорлаге. В лагере, как и многие его жертвы, он скончался.
Так что этот печально известный период беззакония можно назвать «гаранщиной», а можно и «павловщиной». Но как бы там ни было, зверства руководителей «Дальстроя» и Севвостлага навсегда остались в памяти народа как один из самых кровавых периодов в истории СССР.
Интересно, что впоследствии Гаранин и Берзин были реабилитированы. А Павлов и вовсе не понёс никакого наказания: в 1957 году он застрелился. Наверное, это закономерно — эти люди хоть и были палачами, но стать ими их заставило государство, и его приказы они выполняли «слишком» усердно.

Журнал: Загадки истории №27, июль 2021 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Егор Кириллов

Метки: Загадки истории, биография, судьба, НКВД, ГУЛАГ, Берзин, Павлов, Гаранин, реабилитация




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-