Тайны СССР

Багира

Четверг, 11 15th

Последнее обновлениеЧт, 15 Нояб 2018 6am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

В 1970-е годы Ростов-на-Дону стал настоящим оазисом для подпольных производств, тонального воровства и массовой спекуляции. Но если в других городах «теневики» довольно мирно уживались с криминалом, платя «правильным бродягам» долю в «общак», то в Ростове торговая мафия не захотела делиться с бандитами, и там развернулась настоящая война двух мафий — уголовной и торговой.

«Теневики» и «санитары»

Журнал: Запретная история №7(50), 2018 год
Рубрика: Мой адрес — Советский Союз
Автор: Игорь Сафронов

Война уголовной и торговой мафий

Торговая «империя» Будницкого

Фото: арест банды санитаровОтцом ростовской торговой мафии и главным коррупционером города считался Константин Будницкий. На время ареста в 1983 году занимавший пост начальника управления торговли Ростовской области. Именно он выстроил настоящую «империю неприкасаемых» из числа торговых работников и «теневиков» («цеховиков») Ростовской области. Неприкасаемость торговой мафии гарантировалась огромными взятками в самые разные органы власти.
Свою карьеру Будницкий начинал грузчиком в продуктовом магазине. Постепенно дорос до директора магазина. За время своего карьерного роста Будницкий завёл массу полезных знакомств, которых привязывал к себе поставками дефицитных продуктов. Чем выше поднимался, тем больше людей были ему чем-то обязаны.
Дело в том, что в советские времена Ростовская область снабжалась очень плохо. На полках магазинов свободно стояла лишь морская капуста. Ростовчане выживали за счёт подсобных хозяйств и поездок в соседнюю Украину, где отоваривались мясом, колбасой и всем остальным, чего не было в родной области. В таких условиях даже обычная продавщица была весьма важным человеком, а уж директор магазина…
Будницкий был несомненно умным человеком, потому что умудрялся не только наживаться на дефиците и делиться с вышестоящими товарищами, но не забывал и об основной работе. Его магазин постоянно выполнял план, на его полках изредка появлялись мясо, яйца, колбаса, сыр, конфеты. В общем, магазин Будницкого долгое время считался лучшим в городе.
Из кресла директора магазина Будницкий перемещается в горторг, а затем занимает кресло начальника областного управления торговли. Здесь уже Будницкий развернулся вовсю. Каждый месяц к нему стекались конверты, которые обязаны были приносить все директора магазинов, кафе, столовых, ресторанов, складов, торговых баз и даже передвижных автолавок. От Будницкого денежный поток уходил в контролирующие органы области и в министерства в Москве. Причём начальник облуправления не лез к первым лицам, он прикармливал среднее звено чиновников. Которые, в общем-то, и выполняли приказы первых лиц. Ну а приказы ведь можно выполнять по-всякому…
Не забывал Будницкий и милицию. Ежемесячные конверты и продуктовые подарки получали все начальники районных управлений МВД, сотрудники ОБХСС и уголовного розыска, даже некоторые участковые. И опять же Будницкий не лез наверх, а предпочитал иметь дело со средним звеном. Но, как уже упоминалось, именно от исполнителей зависело, как тот или иной приказ будет исполнен. Будницкий чувствовал себя защищённым и ничего не боялся.

Отказ «теневиков» и решение криминала

Ещё до революции в России существовало два города, где криминал цвёл буйным цветом: Одесса-мама и Ростов-папа. Оба города расположены в местах, где тёплый климат (чем теплее, тем больше различных преступников стекаются в город), в обоих городах есть порты (в Одессе морской, в Ростове речной, но с прямым выходом в море). А порт — это контрабанда, денежные моряки, игорные заведения, доступные женщины, спекуляция, производство и торговля контрафактом, чёрный валютный рынок и много чего ещё.
После прихода к власти большевиков многое изменилось. Кто бы что ни говорил, но в Советском Союзе был ОЧЕНЬ низкий уровень преступности. Но в Одессе и Ростове всё равно было много различных криминальных личностей. В 70-х годах преступный мир стал организовываться в долговременные структуры (не в банды для пары дел, а в устойчивые группировки), имеющие собственный «общак» и строгую властную структуру. Во главе которых стояли воры в законе.
В конце 70-х годов на всесоюзной воровской сходке криминальные авторитеты решили нарушить давние воровские традиции и обложить данью «цеховиков». Взамен ежемесячных выплат они обещали неприкосновенность со стороны воров, грабителей и прочих «правильных бродяг». Большинство теневых дельцов послушно выплачивало дань. Но структура, которую выстроил Будницкий, платить криминалу отказалась. Торгаши и «теневики» из структур Будницкого считали, что раз их прикрывает власть, то какие-то урки им нестрашны.
Допустить подобного пренебрежения к себе криминал не мог, было решено примерно наказать строптивых ростовчан. Однако сделать это было необходимо показательно и предельно жестоко. На что были способны далеко не все даже бывалые сидельцы. Всё-таки пытки, убийства и предельная жестокость были запрещены воровскими традициями. Но среди уголовников нашлись люди, способные на всё.
Криминальные авторитеты сделали ставку на Зафаса Барциса. Зафас был сыном директора рынка в Сухуми, человека далеко не бедного. Жил, можно сказать, в роскоши, привык ни в чём себе не отказывать. Сразу после школы попал в компанию «золотой молодёжи», где впервые попробовал наркотики. Отец, узнав об этом, отослал Зафаса в Ростов-на-Дону, пристроил в строительный институт. Который Барцис худо-бедно окончил и был распределён прорабом в строительную контору. Но на работе практически не появлялся. Ещё в институте он связался с группировкой, промышлявшей торговлей наркотиками.
В советские времена наркоторговцы продавали в основном анашу, гашиш и выжимку из маковой соломки. Героин, кокаин, амфетамин и прочие «тяжёлые» препараты придут в страну позже. А на тот момент нечто более серьёзное, чем анаша, можно было достать лишь в медицинских учреждениях. Группировка, в которую входил Барцис, как раз и промышляла тем, что покупала наркотики у врачей и продавала (с большим наваром) наркоманам.
Ещё одним способом добычи наркосодержащих препаратов были нападения на аптеки и сельские медпункты. Этим направлением как раз и занимался Барцис. Обычно он для нападений нанимал законченных наркоманов, которые попадались после первого или второго раза. Их сажали, но Барцис умудрялся оставаться за кадром, вербуя в «летучие грабительские отряды» новых исполнителей. Именно на Зафаса и сделали ставку криминальные авторитеты, решившие наказать строптивых ростовских «теневиков».

Кровавая месть

С Барцисом была проведена беседа, ему подкинули денег из «общака» на обзаведение необходимым инвентарём (машины, оружие, информация). Он сам подобрал себе подельников. И сам придумал повод, как проникать в квартиры жертв. Подельники переодевались в белые халаты, а «на дело» отправлялись в специально купленном белом рафике. Напомним, что именно на основе микроавтобусов РАФ в СССР выпускались машины скорой помощи. По этим приметам группировка получила название «банда санитаров». Первый удар по ростовским «теневикам» новая банда нанесла 5 февраля 1980 года. Жертвой стала известная в городе спекулянтка Марина Слепакова. Звонок в её квартиру раздался среди бела дня. Хозяйка посмотрела в глазок и увидела людей в белых халатах и белых шапочках. Слепакова решила, что работникам скорой нужна помощь, открыла дверь и… получила удар топором по голове. В квартире оказались ещё две женщины: беременная дочь спекулянтки и соседка. Последней повезло: услышав вскрик хозяйки, она тут же юркнула на балкон и там затаилась. А вот беременной женщине, бросившейся в прихожую на крик матери, досталось несколько ударов ножом и топором. Быстро обчистив квартиру, убийцы скрылись.
Сотрудники милиции приехали в квартиру через час после грабителей. Сразу стало ясно, что в квартире побывали явно по наводке. Требовалось отработать связи Слепаковой. Но тут ход следствия резко затормозился. Дело в том, что среди клиентов спекулянтки было довольно много ответственных работников, не желавших, чтобы их фамилии звучали в уголовном деле. Они приложили максимум усилий, чтобы следствие забуксовало. А «банда санитаров» тем временем продолжала действовать. Её жертвами становились торговые работники, спекулянты, «цеховики». Почти после каждого нападения милиция находила трупы со следами прижизненных пыток. Прежде чем убить, бандиты выпытывали у жертв местонахождения тайников.

Разные приговоры

В конце концов Будницкий понял, что кровавые расправы «банды санитаров» не что иное, как послание ростовским торгашам, отказавшимся платить дань. В его структуре имелся собственный криминальный авторитет — Владимир Уркин. У того за плечами было два тюремных срока, и вроде как он был даже коронован в воры в законе. Но после второй отсидки примкнул к торговой мафии Ростова. Уркин курировал мясной магазин на заводе Россельмаш.
Это предприятие выпускало комбайны и было одним из самых крупных в стране. На заводе работало 36 тысяч человек, и они представляли собой довольно внушительную силу. После событий в Новочеркасске (в 1962 году рабочие электровозостроительного завода устроили бунт, протестуя против снижения зарплат и повышения цен на продукты, к подавлению бунта пришлось привлекать войска) в Москве озаботились, чтобы рабочие крупных предприятий снабжались лучше других граждан. На Россельмаше открылся магазин для сотрудников, а по разнарядке туда ежемесячно поступало около 50 тонн мяса и мясных изделий. Причём мясо там стоило гораздо дешевле магазинного (1,5 рубля против 2,5 рублей в магазинах), что давало широкие возможности для воровства и спекуляций.
Именно этот магазин курировал Уркин. На него Будницкий и возложил задачу договориться с криминалитетом. Но Уркин с задачей не справился. Дело в том, что, присосавшись к ростовской торговой мафии, он завёл богатые привычки: разъезжал по городу на «Волге» с номером 00-01, выстроил огромный дом, женился, принимал в своём особняке представителей властных структур. Так что Уркин потерял статус вора в законе (за нарушение воровских законов: не иметь недвижимости, не иметь семьи, не общаться с властями) и перешёл в разряд обычных барыг. Поэтому договориться не получилось.
Бесчинства «банды санитаров» продолжались и, в конце концов, привлекли внимание Москвы. В Ростов была направлена бригада сыщиков из центрального аппарата МВД. Которым было наплевать на пожелания местных партийных бонз, и они стали вскрывать связи жертв. Вскоре Барцис и его подельники были арестованы, но в процессе расследования деятельности «банды санитаров» сыщики накопали материалы и на торговую мафию Ростова. В конце 1983 года по Ростову и области прошли массовые аресты торговых работников.
Процессы над «бандой санитаров» и торговой мафией проходили почти в одно и то же время. Барцис и его подельники, несмотря на многочисленные убийства, получили довольно мягкие приговоры (сработали криминальные связи). А вот Будницкий и члены его структуры получили максимальные сроки. Уркин и ещё трое человек были приговорены к высшей мере наказания. Будницкий «отделался» 15 годами лишения свободы и был этим очень доволен. В тюрьме он прожил чуть более 2 лет и умер от сердечного приступа. Похороны бывшего лидера ростовской торговой мафии вылились в довольно пышную панихиду, на которой бывшие партийные чиновники и торговые работники называли Будницкого «экономическим диссидентом» и «человеком большой души», опередившим своё время.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР «Теневики» и «санитары»