В 1929 году в СССР началась программа индустриализации: государству срочно нужно было преодолеть отставание от развитых капиталистических стран и превратить аграрную экономику в промышленную. Но этот процесс требовал больших вложений, причём не рублёвых: закупать необходимое оборудование приходилось за границей за золото или валюту. Однако средств не хватало. И тогда в правительстве придумали, как выкачать из народа «остатки прежней роскоши». Для этого голодным людям предложили продукты в обмен на драгоценности и антиквариат.

Универмаг Торгсин - история

Торгсин - что это в советское время?

Срочно пополнить казну

СССР тяжело восстанавливался после лихолетий Первой мировой и Гражданской войн. Тем не менее правительством был принят курс на ускоренную индустриализацию: в стране форсированными темпами строили заводы, запускали тяжёлое машиностроение, осваивали месторождения полезных ископаемых. Все это требовало закупки техники и оборудования за границей, а также привлечения иностранных специалистов. Но те не соглашались работать в кредит или за рубли: они хотели золота или твёрдой валюты.

Проблема заключалась в том, что к 1928 году золотой запас СССР составлял жалких 150 тонн. Казну срочно требовалось пополнить валютой и драгоценными металлами. Но как? Правительство знало: у населения есть и то и другое. Причём в немалых количествах: по подсчётам экономического Управления ОГПУ, на руках у граждан находилось ценностей и валюты на 400-500 миллионов рублей. Их и надо было забрать в казну.

Но откуда взялись такие запасы у бедного населения? Часть средств сохранилась в тайниках с дореволюционных времён, часть появилась в период НЭПа. Кроме того, доллары, фунты, франки и марки ввозили из-за границы — и нелегальными, и легальными путями. Так, в соседних странах работали фирмы, доставлявшие валюту в СССР: их услугами пользовались бывшие граждане России, желавшие помочь родственникам, оставшимся на родине. Кроме того, были разрешены и официальные переводы валюты через банки и почту. Правда, последний вариант был не выгоден, ведь у государства оставалась львиная доля средств: почти всю валюту, за малым исключением, выдавали получателю рублями по фиксированному курсу.

Только за валюту!

Конечно, советское руководство не раз пыталось изъять иностранные деньги у населения: в том числе выколачивало их с помощью ГПУ. Но экономические методы оказались намного эффективнее. 18 июля 1930 года постановлением Наркомата торговли на свет появилось «Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами на территории СССР» — сокращённо Торгсин. В стране возникла разветвлённая сеть магазинов с широким ассортиментом товаров, которые продавались только за валюту. Кроме того, Торгсин взял под свой контроль торговлю с иностранными судами, заходившими в советские порты. На прибывший корабль одним из первых поднимался работник Торгсина — шипчандлер. Он договаривался (в том числе за мзду) с капитаном о том, чтобы закрепить всю команду за конкретным объектом Торгсина. А чтобы на берег не проникла нелегальная валюта, шипчандлер настойчиво предлагал поменять её на бумажные карточки, которыми можно было расплачиваться только в одном из магазинов Торгсина. Правда, назад торгсиновские дензнаки не принимались, поэтому иностранные моряки тратили всё без остатка, «гуляя» до последнего.

Немудрено, что Торгсин с первых дней же начал давать ощутимый приток валюты и золота. К тому же его всячески поддерживали на уровне правительства: специальная директива Сталина настойчиво рекомендовала местным распорядительным и правоохранительным органам содействовать деятельности Торгсина. Ещё организацию освободили от налогов и сборов, разрешили обслуживаться в её магазинах советским гражданам и при этом перестали требовать с них подтверждение легального получения валюты.

Всё для родины сгодится

Помимо валюты, у населения требовалось изъять ещё и драгметаллы. Поэтому сначала в Торгсинах разрешили рассчитываться монетами царской чеканки, а затем там стали принимать лом драгоценных металлов. Торгсин брал любые предметы с содержанием золота и серебра — в ход шли даже зубные коронки. Не подлежали приёму только предметы церковной утвари: церковное имущество с содержанием драгметаллов считалось национализированным и по закону принадлежало государству.

Но этого было мало. Требовалось создать такие условия, чтобы люди добровольно расставались с драгоценностями и антиквариатом. ГПУ надежд не оправдало: его работники, как ни старались, выбивали из людей лишь жалкие крохи. Вот что писал по этому поводу в 1931 году историк П.П. Филёвский: «Начинается повальное добывание золота. Все когда-то состоятельные люди, а теперь нищие, побывали в ГПУ. У всех спрашивают, где зарыта кубышка с золотом. Некоторых по несколько месяцев держат, заставляя принести золото. Эти повальные аресты навели панику, берут на испуг. С той же целью начал работу магазин для иностранцев, где можно купить все, но только за золото и валюту. Население толпами несёт золото. Потому решительно нет продуктов, хлеб к выдаче сокращён, многим вообще отказано в выдаче хлеба. Больше всего несут золото, покупая муку, сахар и другие предметы первой необходимости. Снабжение делается все скуднее и скуднее. Продажа рыбы преследуется».

Шифоны и патефоны

Товарный ассортимент магазинов Торгсина буквально поражал. Вот как описывал его Михаил Булгаков: «Сотни штук ситцу богатейших расцветок виднелись в полочных клетках. За ними громоздились миткали и шифоны и сукна фрачные. В перспективу уходили штабеля коробок с обувью. Где-то в глубине за углом пели и играли патефоны».

Приём бытового золота в уплату за отпускаемые товары привёл к лавинообразному росту товарооборота. За первый квартал 1932 года Торгсин выручил в 10 раз больше средств, чем за весь предыдущий год. За 5 лет из населения через обмен драгоценностей выкачали средств на сумму 60 миллионов долларов в ценах 1930-х годов.

Радоваться или плакать?

Активной работе Торгсина способствовал начавшийся в стране голод. В СССР с 1929 года из-за нехватки продовольствия ввели карточную систему. Население поделили на пять категорий, одна из которых вообще не снабжалась. Но даже скудные пайки не всегда можно было получить в полном объёме. Разразившийся в 1931-1932 годах голод поставил на грань выживания миллионы людей. В это время им предложили расстаться с последними ценностями, чтобы прокормиться. Основной оборот Торгсина составляли не шифоны и деликатесы, а мука и дешёвые крупы, которые в его магазины поступали безо всяких карточек и ограничений.

К 1936 году у населения не осталось ничего, что можно было бы отнести в Торгсин. Да и ситуация с продовольствием и прочими товарами постепенно налаживалась: отменили карточную систему. Необходимость содержать сеть магазинов, не приносящих прибыли, отпала, поэтому её ликвидировали.

За несколько лет Торгсин дал 280 миллионов золотых рублей. Это в 14 раз больше, чем активная распродажа произведений искусства из запасников страны. Это была огромная сумма, которой с лихвой хватило бы на строительство нескольких десятков крупных заводов или сотен менее значимых объектов. Судите сами: на возведение Харьковского тракторного завода было затрачено 15 миллионов рублей.

Что касается морального аспекта данного вопроса, то оценивать его трудно. С одной стороны, воспользовавшись голодом, государство выкачало последние ценности из населения. С другой — именно продукты, купленные в Торгсине, позволили многим пережить тяжёлые годы. Нельзя не упомянуть и о том, что благодаря золоту, добытому Торгсином, СССР провёл индустриализацию и сумел выстоять в годы Второй мировой войны. Но можно ли все оправдывать этим?

Альтернативная валюта

За сдачу драгметаллов или валюты люди получали «боны Торгсина» — внутренние деньги, на которые можно было купить еду и качественную мануфактуру. Это была альтернативная советская валюта. За торгсиновский рубль на рынке давали 35-40 советских рублей, а за доллар давали 2 рубля Торгсина.

Журнал: Все загадки мира №15, 22 июля 2019 года
Рубрика: Страна Советов
Автор: Дмитрий Дьяконов





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, торговля, деньги, золото, индустриализация, Все загадки мира, население, продукты, обмен, Торгсин


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022