Валерий Марченко

Сегодня о Валерии Марченко почти не вспоминают. И это странно, поскольку не так давно это был один из самых известных борцов за соблюдение прав человека, за прогресс и демократию. Даже президент США Рональд Рейган как-то сказал, что жизнь Валерия Марченко навсегда останется примером для всех тех, кого по-настоящему волнуют права человека…

Фото: диссидент Валерий Марченко, интересные факты

Политические разногласия с властью сделали Валерия Марченко убеждённым диссидентом

Известный правозащитник Валерий Марченко умер 35 лет тому назад. Нынешнее молодое поколение мало знает о том, что этот украинский журналист был символом борьбы против диктатуры. В самые глухие годы советской власти он писал о голодоморе, высмеивал социалистический реализм, протестовал против нарушений закона.
Он умер в 1984 году в тюремной больнице. Умер, но не сломался. Потому что чувствовал свою правоту и был убеждён, что его жизнь станет примером для тех, кто придёт следом.
Филолог от Бога
Валерий Марченко родился в сентябре 1947 года в Киеве. Его дед, Михаил Иванович Марченко, профессористорик, был первым советским ректором Львовского университета, позднее стал узником ГУЛАГа. Мать, Нина Михайловна Марченко (Смужаница), в молодости преподавала в школе украинский язык и литературу, потом стала учёным-педагогом, активным общественным деятелем. Его воспитывал отчим, учёный секретарь Института педагогики. Все это не могло не сказаться на формировании личности будущего правозащитника.
После окончания школы юноша поступил на отделение украинской филологии Киевского госуниверситета. Именно здесь он открыл для себя все многообразие и богатство украинского языка, с увлечением учился. Кудрявый, всегда в модных свитерах и джинсах, очень похожий на французского актёра Жана-Поля Бельмондо, он как-то в одиночку не побоялся сразиться с четырьмя отпетыми хулиганами. Всегда говорил прямо и аргументированно, умел отстаивать свою позицию, поражал всех феноменальной памятью и эрудицией.
Молодой литератор работал днём и ночью: читал, много писал, переводил. В 1970 году, сразу после окончания университета, по рекомендации писателя Олеся Гончара начал работать в редакции газеты «Литературная Украина». Работал вдохновенно и с энтузиазмом. До 1973 года он опубликовал около сотни статей и три книги переводов: «Песни Азербайджана», «Страшные рассказы» (народные сказки) и комедию «Мертвецы». Параллельно преподавал украинский язык и литературу в одной из киевских средних школ.
Многие девушки-ровесницы влюблялись в него с первого взгляда, но ему нравились девушки постарше, поумнее и посерьёзнее. Хотя обзавестись семьёй он так и не успел. В 1968-1973 годах Марченко написал, но так и не опубликовал литературоведческие исследования о погибшем при Сталине великом украинском поэте-неоклассике Николае Зерове, а также статьи «Киевский диалог», «За завесой идейности», «Такая страшная ноша».

В противостоянии с государством

Многое из написанного Валерием не допускали к печати, поэтому он стремился передать свои публикации в зарубежные издания. Молодой журналист не входил в число диссидентов, не готовил материалы для самиздата, тем более для «тамиздата». Он просто давал читать знакомым свои рукописные опыты. Это был крик души человека, который осознавал, что параллельно с его жизнью убивают все родное: язык, культуру, душу наконец.
В 1972 году, в день своего 25-летия Марченко под псевдонимом Валентин Розум написал несколько критических статей и очерк «Киевский диалог». Потом через знакомую девушку решил передать эти материалы на Запад. Но по нелепой случайности сотрудникам КГБ удалось найти в её сумочке несколько экземпляров рукописей. И 25 июня 1973 года автора арестовали. Ему инкриминировали две критические статьи, агитацию в устной и письменной форме, чтение и распространение популярной работы Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация?». В конце декабря 1973 года Марченко приговорили к шести годам лагерей строгого режима и двум годам ссылки по статье 62 (часть 1) УК УССР (антисоветская агитация и пропаганда).
Три недели пересылали его по этапам из Киева в Чусовской район Пермской области. С 16 лет Валерий страдал заболеванием почек, но это никого не волновало. Да и сам Валерий не жаловался, переносил тяготы лагерного быта с мужеством и надеждой на лучшее. В 1974 году к нему приехала Нина Михайловна. Маму просили повлиять на сына — администрация хотела сделать из него стукача. Но узник не пошёл на сделку с совестью. За шесть лет, проведённых на зоне, Валерий Вениаминович превратился в блестящего журналиста, в этом он нашёл себя.
Валерий активно общался с другими заключёнными, собирал материалы, много писал. Свои рукописи он с трудом, но передавал на волю. Через свою мать журналист-диссидент наладил связь с правозащитниками, теми людьми, для которых режим стал ненавистным.
Мать, Нина Михайловна, была для Валерия самым главным человеком в жизни
Он писал честно, живо, ярко, и постепенно молодым, малоизвестным журналистом из СССР заинтересовались представители зарубежных государств. Его материалы печатали иностранные газеты, их транслировали в эфире «Би-би-си», «Голос Америки», «Свобода». Валерий получал огромное количество писем из-за рубежа. А его переписку с итальянской студенткой Сандрой Фаппьяно и вовсе издали отдельной книгой, назвав её «Валерий и Сандра».
В своих рукописях Валерий отстаивал убеждение, что советский тоталитарный режим целенаправленно не давал украинской литературе, искусству, кино развиваться и производить качественный продукт. Конечно, для государственной тоталитарной машины это был вызов. И машина, направленная на уничтожение, включилась на все обороты.
Валерий Марченко был человеком во многом принципиальным. Будучи по своему рождению и воспитанию советским человеком, он сознательно позиционировал себя как националиста и не говорил на русском языке, даже в общении со своими русскоязычными сокамерниками.
При этом его кругозор был очень широк. Во время первого ареста в пермской колонии он переводил произведения Герберта Уэллса, Сомерсета Моэма, Декларацию независимости США.
Отбыв лагерный срок, журналист-диссидент достойно пережил и ссылку в Казахстане. А в 1981 году уже тяжело больной, не по годам мудрый журналист-переводчик вернулся в родной Киев.

Приговорён к смерти

34-летнему журналисту надо было все начинать с нуля. Искать работу, жильё, друзей. Но власть не оставляла его наедине с собой: за ним следили, разговоры прослушивали, переписку просматривали.
За годы лагерей и ссылки Валерий уверовал в Бога. Вера помогала Марченко духовно, ведь он не имел возможности физически бороться с недругами. На работу его не принимали, от него отворачивались, как от изгоя.
Благодаря знакомым наконец-то он нашёл работу — стал сторожем в Ботаническом саду.
Ночью он охранял социалистическую собственность, а днём работал над эссе о нравственности «Николай Гулак» и о судьбе Киевско-Печерской лавры — «Там, в киевских пещерах». В это же время им была написана работа «Положение политзаключённых в СССР».
Валерий продолжал заниматься правозащитной деятельностью, рассылал письма-протесты с осуждением существующей политической системы. Решительно выступил против инструкции Министерства образования УССР «Об усилении изучения русского языка в школах Украины», которую назвал «свежим валуевским указом». В октябре 1983 года его во второй раз арестовали, инкриминировав передачу своих материалов за границу и написанный им комментарий к указу.
Как «особо опасному рецидивисту» Марченко дали 10 лет лагерей и ещё пять лет ссылки. Фактически это был смертный приговор — ведь Марченко являлся инвалидом и по причине своего заболевания должен был жить в специальных условиях и под постоянным надзором врачей. Но судебная система не могла перечить власти, и Марченко отправили за решётку.
Дело затравленного журналиста получило широкую огласку. В его защиту выступили многие правозащитники, его освобождения потребовали папа римский, президент США Рональд Рейган, американские конгрессмены.
Тем временем болезнь Валерия обострилась. Его, еле живого, перевезли в ленинградскую больницу имени Гааза. Там 7 октября 1984 года в возрасте 37 лет журналист-диссидент умер.
Официально причиной смерти стала уремия, хотя по факту это было хорошо спланированное и целенаправленное убийство.
Ценой невероятных усилий матери удалось забрать тело сына и похоронить его в посёлке Гатном, под Киевом, рядом с могилами дедушки и бабушки.

Журнал: Загадки истории №22, май 2019 года
Рубрика: Легенды прошлых лет
Автор: Виктор Волынский




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —