Василий Блюхер: Был ли герой Гражданской войны японским шпионом?

Жизнь этого маршала полна загадок. Это был герой Гражданской войны, взявший себе фамилию известного прусского военачальника. Русский писатель-эмигрант Роман Гуль так писал о Блюхере: «Среди красных маршалов СССР В. К. Блюхер — полководец первого ранга. Послужной список Блюхера богат и блестящ. Блюхер — сильная, колоритная фигура. Но самое замечательное в Блюхере то, что ни в СССР, ни за границей никому не известно: кто же он на самом деле, этот популярнейший маршал Советов? Блюхер — «генерал Немо», «полководец под псевдонимом». Что же стало причиной его падения?

Фото: маршал Василий Блюхер, интересные факты

«Генерал-губернатор Дальнего Востока»

Летом 1929 года во время советско-китайского конфликта в районе Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) для защиты советского Дальнего Востока была сформирована Особая Краснознамённая Дальневосточная армия (ОКДВА). Позже на её основе был создан Дальневосточный военный округ. Однако за последующие 9 лет обстановка обострилась настолько, что на базе армии пришлось образовать Дальневосточный фронт. И все это время командование войсками армии, а позже округа осуществлял знаменитый маршал Василий Блюхер. Именно под его началом части РККА одержали победу над китайскими войсками во время событий, получивших название Конфликт на КВЖД.
Но за последующий период — с 1929 по 1938 год — заслуженный герой Гражданской войны сильно изменился. В связи с тем, что край жил фактически на военном положении, главную роль в управлении жизнью всего Дальнего Востока играла армия. Неудивительно, что Блюхер стал ощущать себя эдаким «генерал-губернатором» этих обширных земель. К сожалению, неограниченная власть в отдалении от центра сильно развратила маршала.
Герой Гражданской войны пристрастился к обильным возлияниям спиртного в компании подхалимов и прихлебателей. За девять лет своего командования Блюхер так и не построил автомобильную дорогу вдоль Транссибирской магистрали. В результате всё снабжение его армии зависело от тонкой нити железной дороги. Достаточно было японским диверсантам взорвать пару мостов или тоннелей, чтобы полностью дезорганизовать снабжение советских войск. После того как Блюхера сняли с командования, его преемник — генерал И.Р. Апанасенко — построил такую дорогу всего за полгода.
Вверенные попечению Блюхера войска постепенно деградировали. Вместо боевой подготовки красноармейцев постоянно отвлекали на разнообразные хозяйственные работы. Когда в мае 1938 года, в преддверии возможного конфликта с японцами, из Москвы категорически потребовали вернуть к 1 июля всех откомандированных бойцов в свои части, это сделано не было. Танкисты не знали своих машин, авиация ОКДВА также отличалась низкой боеспособностью.
Между тем в Москву из года в год шли бодрые рапорты об успехах и росте боевой и политической подготовки воинов-дальневосточников. В подобном же духе был выдержан и многочасовой доклад Блюхера, сделанный им на заседании Главного военного совета 28-31 мая 1938 года. Вот так обстояли дела в армии, которой летом 1938 года пришлось вступить в бой с японскими агрессорами.

Бой за высоту Безымянная

Утром 13 июня 1938 года к японцам перебежал начальник управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Люшков. Он подробно рассказал о дислокации советских войск и передал прихваченные с собой шифры и секретные документы.
Два дня спустя японский поверенный в делах в СССР Ниси потребовал вывода советских пограничников с высот в районе озера Хасан и передачи указанной территории японцам. На подобные ультиматумы у советского руководства был только один ответ — привести войска в боевую готовность.
Однако Блюхер не хотел воевать и решил, что в состоянии решить этот конфликт мирным путём. 24 июля втайне от всех он отправил комиссию на высоту Заозёрная. В результате «расследования», произведённого без привлечения начальника местного пограничного участка, комиссия установила, что в возникновении конфликта виновны наши пограничники, якобы нарушившие границу на 3 метра. Это дало повод Блюхеру отправить телеграмму наркому обороны, в которой он потребовал немедленного ареста начальника погранучастка и других «виновных в провоцировании конфликта». Однако в Москве не стали «проявлять озабоченность». Маршалу приказали прекратить заниматься глупостями и начать организовывать оборону края.
Действия Блюхера японская сторона расценила как слабость и решила перехватить инициативу на себя. Рано утром 29 июля две японские роты перешли государственную границу, атаковав пограничный пост на высоте Заозерная. В ходе ожесточённого боя им удалось овладеть высотой, однако подошедший резерв пограничников и стрелковая рота выбили японцев обратно. Однако через два дня японцы повторили попытку более крупными силами, и в ходе ожесточённого 4-часового боя им удалось выбить советских пограничников с высоты.
Напрасно советские бойцы ждали помощи от армии. Войска Дальневосточного округа находились в 30-40 км от места боёв и даже не были подняты по тревоге. Маршал Блюхер фактически саботировал выполнение полученных из Москвы приказов.
Дело дошло до того, что 1 августа при разговоре по прямому проводу Сталин задал ему риторический вопрос: «Скажите, товарищ Блюхер, честно, — есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля».

Горькая цена победы

Получив нагоняй от Сталина, Блюхеру не оставалось ничего другого, кроме как принять командование сражением на себя. Однако лучше от этого не стало. Оказавшись на месте боёв, маршал только мешал своим подчинённым.
Например, он упорно отказывался применять авиацию под тем предлогом, что это может нанести урон мирному населению на сопредельной территории. То, что наступление японцев может нанести урон мирному населению на советской территории, очевидно, не сильно волновало Блюхера. При этом, несмотря на наличие нормально работающей телеграфной связи, Блюхер в течение трёх суток уклонялся от разговора по прямому проводу с наркомом Ворошиловым. Вероятно, что таким образом маршал хотел скрыть от вышестоящего командования истинное положение дел.
В результате командования Блюхера советские войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно неподготовленными. Ряд артиллерийских батарей оказались в зоне боевых действий без снарядов, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32-й дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок. Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя. Танковые части были использованы неумело, вследствие чего понесли большой урон в материальной части. Таков был итог «командования» Блюхера Дальневосточным военным округом на протяжении 9 лет.
С высоты Безымянная японцев в итоге выбил 39-й стрелковый корпус под командованием комкора Г.М. Штерна. Отказавшись выполнять противоречивые приказы Блюхера, Штерн подтянул резервы и, используя авиацию, артиллерию и танки, 6 августа отбил у противника захваченную высоту. И уже через 2 дня Япония запросила перемирия и согласилась на проведение мирных переговоров. Боевые действия были прекращены 11 августа 1938 года.
В результате боёв советская сторона потеряла убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести 960 человек, ранеными и заболевшими — 3279 человек. Японские потери составили 650 человек убитыми и около 2500 ранеными. Если учесть, что советские войска использовали авиацию и танки, а японцы — нет, соотношение потерь должно было быть другим. Кроме того, всё это время советская авиация полностью господствовала в воздухе.
Сотни погибших напрасно красноармейцев были прямым следствием «работы» Василия Блюхера. Именно благодаря его приказам Красная Армия понесла такие серьёзные потери. За разгильдяйство Блюхера пришлось расплачиваться своим героизмом командирам подразделений. Об этом, в частности, свидетельствуют большие потери комсостава — 152 убитых командира и 178 младших командиров.

К чему приводит пропаганда?

Впрочем, советская пропаганда представила результаты столкновения на Хасане как громкую победу Красной Армии. Страна чествовала своих героев. И действительно, формально поле боя осталось за нами, однако следует иметь в виду, что вряд ли японцы особенно старались удержать высоты за собой. В противном случае они постарались бы ввести в дело больше сил, как это они сделали позже, во время боёв на Халхин-Голе.
Не остался без награды и главный «герой» сражения Василий Блюхер. Он был снят с должности и арестован, а 9 ноября 1938 года расстрелян (по другой версии, он умер во время следствия). Возникает вопрос — был ли Блюхер предателем или обычным разгильдяем? К сожалению, материалы дела до сих пор засекречены, однако в архивах ФСБ нашлась интересная шифровка от прославленного разведчика Рихарда Зорге.
Ещё 14 декабря 1937 года Зорге сообщал из Японии: «Ведутся, например, серьёзные разговоры о том, что есть основания рассчитывать на сепаратистские настроения маршала Блюхера, а потому в результате первого решительного удара можно будет достигнуть с ним мира на благоприятных для Японии условиях». Однако тогда в НКВД не поверили в то, что герой Гражданской войны может быть предателем. Возможно, именно шифровка объясняет действия «железного маршала» на Дальнем Востоке?

Журнал: Историческая правда №5, май 2019 года
Автор: Попов Евгений





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —