Василий Блюхер — причины ареста

Маршал СССР Василий Константинович Блюхер в историю Советской армии вписан как «невинная жертва сталинского произвола». Не будем забывать, что переписывание истории — это наша традиционная национальная забава, и в разные периоды нашей жизни один и тот же человек мог оказаться для нас героем или злодеем, спасителем Отечества или его предателем. В.К. Блюхер — как раз одна из таких фигур. Историкам ещё предстоит разбираться и разбираться в судьбе Василия Константиновича, окончательный же вердикт должно вынести само время, и будет это, вероятно, ещё не очень скоро. Присмотримся же и мы к судьбе маршала повнимательнее.

Фото: Василий Блюхер — причины ареста

Обстановка

После оккупации Маньчжурии Японией обстановка на дальневосточных границах СССР резко осложнилась. Обстрелы пограннарядов и пограничных сел осуществлялись регулярно, на советскую территорию засылались вооружённые отряды, диверсанты и контрабандисты. Только на участке Посьетского погранотряда с 1928 по 1935 год было задержано свыше 18000 нарушителей, изъято на два миллиона рублей контрабандного товара, 122000 рублей золотой валюты и 76 килограммов золота. Пограничники только одного из отрядов в Приморье с 1925 по 1935 год задержали 10316 нарушителей границы, общая же цифра по всем погранвойскам Дальнего Востока вообще ошеломляет — 125000 задержанных. За это же время пограничниками было ликвидировано 146 банд.

С весны 1935 года части регулярной японской армии, её боевые самолёты (один из них был сбит 11 апреля 1938 года) и военные корабли, включая крейсеры, перешли к постоянным нападениям на советские пограннаряды, катера и подразделения РККА. 21 ноября 1937 года ведущий идеолог японских военных кругов генерал Араки открыто призвал к войне против СССР.

В мае-июле 1938 года японские подразделения численностью до роты неоднократно нарушали государственную границу в районе озера Хасан. 15 июля 1938 поверенному в делах Японии в СССР во избежание эскалации конфликта были предъявлены протоколы и карта Хунчунского соглашения России с Китаем о демаркации границ от 1886 года. Из этих документов недвусмысленно следовало, что район озера Хасан, в том числе сопки Заозерная и Безымянная, целиком расположен на советской территории. Демарш СССР не возымел действия — провокации и нападения продолжались. В районе озера Хасан японцы развернули 19-ю пехотную дивизию, пехотную бригаду, два артполка и три пулемётных батальона.

20 июля японский посол в Москве Сигэмицу от имени своего правительства в ультимативной форме предъявил территориальные претензии к СССР и потребовал отвода советских войск от сопки Заозерной. В противном случае, заявил Сягэмицу, японская сторона применит силу и заставит Советы уйти с юго-западного берега озера Хасан.

Таким образом, к концу июля 1938 года, благодаря проявленной пограничниками и бойцами Красной Армии выдержке, советская дипломатия получила неоценимое преимущество: весь мир однозначно и бесспорно убедился в том, кто является настоящим зачинщиком пограничного конфликта в Приморье. Следующим этапом должен был стать предметный урок неприятелю, чтобы надолго отбить у него охоту разжигать войну на советских границах. Политическая часть дальневосточной проблемы была решена, осталась чисто «техническая», то есть военная.

Действия Блюхера

24 июля Военный совет Краснознамённого Дальневосточного фронта (командующий — В.К. Блюхер, начальник штаба — Г.М. Штерн, заместитель члена военного совета фронта дивизионный комиссар П.И. Мазепов) отдал директиву 1-й Приморской армии — сосредоточить два батальона 40-й стрелковой дивизии и эскадрон 121-го кавполка в районе озера Хасан и быть готовыми оказать помощь пограничникам в отражении нападений с японской стороны.

И тут маршал В.К. Блюхер повёл себя не просто странно, а вообще необъяснимо с точки зрения профессионального трезвомыслящего военного. Одновременно с приведением в боевую готовность подразделений 40-й стрелковой дивизии Блюхер создаёт — нелегальную» комиссию «для выяснения обстоятельств» инцидента. Возможно, посыл здесь был такой — Блюхеру во что бы то ни стало хотелось предотвратить перерастание пограничных конфликтов в полномасштабные военные действия.

По прибытии на место комиссия установила, что часть советских окопов на три метра заползла на сопредельную сторону и, следовательно, в конфликте виновата советская сторона. Блюхер предложил Москве «признать ошибку пограничников» и начать переговоры.

Василий Константинович, мягко говоря, здесь немного не рассчитал. Этими своими действиями он фактически сводил на нет все усилия и жертвы пограничников, армейцев, моряков, все усилия и демарши советских дипломатов и разведчиков-нелегалов и тем самым неизбежно пускал события по новому кругу на старые рельсы. Самое поразительное, что военный глава «всея Дальнего Востока» не видел в упор той простой вещи, что изготовившейся к удару японской армии было глубоко наплевать на эти три метра. В Москве Сигэмицу на хорошем русском языке открытым текстом потребовал ВЕСЬ южный берег Хасана и пообещал, что конфликт будет независимо оттого, признает советская сторона или не признает избыток-недостаток трёх метров земли.

Здесь мы можем только терзаться догадками. Маршалу Блюхеру захотелось славы миротворца? Известности на международной арене? Или, чем чёрт не шутит, он был завербован японской разведкой?!

Так или иначе, независимо от побудительных причин, Блюхер проявил легкомыслие, несовместимое с занимаемой должностью, а по сути — совершил акт самоубийства.

Реакция советского правительства

Приказ Наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова №0040 от 4.09.38 года:

«Маршал Блюхер неожиданно 24 июля подверг сомнению законность действий наших пограничников у озера Хасан. Втайне от члена Военного совета т. Мазепова, своего начальника штаба т. Штерна, зам, наркома обороны т. Мехлиса и зам, наркома внутренних дел т. Фриновского, находившихся в это время в Хабаровске, т. Блюхер послал комиссию на высоту Заозерную и без участия начальника погранучастка произвёл расследование действий наших пограничников. Созданная таким подозрительным порядком комиссия обнаружила «нарушение» нашими пограничниками маньчжурской границы на три метра и, следовательно, «установила» нашу «виновность» в возникновении военного конфликта на озере Хасан…».

Как ни странно, «т. Блюхер» продолжал действовать в том же ключе. Одной комиссии ему показалось мало, и 27 июля по его приказу в район Заозерной отправилась ещё одна комиссия, но с полпути её вернули назад.

А «миролюбие» продолжало руководить «т. Блюхером». Читаем приказ НК0№0040 далее:

«Даже после получения указания от Правительства о прекращении возни со всякими комиссиями и расследованиями т. Блюхер не меняет своей пораженческой позиции и по-прежнему саботирует организацию вооружённого отпора японцам. Дело дошло до того, что 1 августа сего года при разговоре по прямому проводу тт. Сталина, Моло-това и Ворошилова с т. Блюхером т. Сталин был вынужден задать ему вопрос: «Скажите, т. Блюхер, честно: есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания — скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание — я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля»«.

3 августа Ворошиловым было принято решение возложить руководство боевыми действиями на озере Хасан на Г.М. Штерна. В результате контрудара советских войск противник с большими потерями был выбит с нашей территории, и командир японской 19-й пехотной дивизии, которой досталось больше всех, — генерал Накамура — потребовал у начальника штаба Корейской армии генерала Китано немедленно начать переговоры о мире.

И вот вопрос: что делать с недисциплинированным Маршалом Советского Союза, который, по мнению руководства СССР, — анархист, саботажник и пособник врага, если не полногабаритный японский агент? С лейтенанта в подобной ситуации срывают погоны и могут впаять червонец с заменой на штрафбат. Старшего офицера выводят перед строем и расстреливают — что и было во время финской кампании проделано со штабом 44-й стрелковой дивизии, который бросил свои полки замерзать в снегу, а сам налегке отправился в тыл, к теплу поближе. Что делать с маршалом — непонятно. Впрочем, Верховный главнокомандующий такими вопросами никогда не терзался. 31 августа в Москве состоялось заседание Главного военного совета РККА. На повестке дня стоял главный вопрос «О событиях в районе озера Хасан». Заслушав объяснения командующего ДКФ маршала Блюхера, совет решил, что он и есть главный виновник событий, который, по мнению наркома обороны, окружил себя врагами народа. Блюхер был обвинён в «пораженчестве, двуличии, недисциплинированности и саботировании вооружённого отпора японским войскам». Его арестовали — вместе с женой и братом. На 18-й день после ареста Василий Блюхер умер. У него был вырван глаз, и по заключению судмедэксперта, смерть наступила от закупорки лёгочной артерии тромбом.

Журнал: Тайны 20-го века №34, август 2010 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Сергей Дунаев





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, Тайны 20 века, армия, арест, Блюхер, маршал, Хасан, РККА, озеро, Дальний Восток


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022