Великий бал у Сатаны

Над романом «Мастер и Маргарита» Михаил Булгаков работал на протяжении 12 лет: с 1928 по 1940 год, вплоть до самой своей смерти. Снова и снова он дописывал и переписывал его, дополнял — новыми главами, персонажами и сюжетными линиями: сама жизнь вносила свои коррективы. Приём, устроенный в апреле 1935 года в Спасо-Хаусе — личной резиденции американского посла, — заставил Булгакова полностью переписать 23-ю главу романа «Мастер и Маргарита»: «Великий бал у Сатаны». Что же так потрясло писателя на том балу?

Фото: бал у Буллита в Спасо-Хаус, интересные факты

Временное — постоянное

В 1933 году Советская Россия возобновила дипломатические отношения с США, прерванные революцией 1917 года и Гражданской войной. Событие эпохальное во всех смыслах. Это понимали в Белом доме, и 16 ноября госсекретарь Корделл Халл с одобрения президента Франклина Рузвельта установил дипотношения с Советами. И к концу 1933 года Уильям Буллит, назначенный послом США в СССР, присмотрел временное, как ему казалось, пристанище для дипломатического представительства. Он надеялся, что в дальнейшем американцы выстроят в Москве другую резиденцию — в колониальном стиле, под стать имению Томаса Джефферсона в Монтичелло (Пьемонт, Вирджиния). Да только советское правительство план этого строительства не одобрило. Потому дом №10 в Спасопесковском переулке, на котором остановился Буллит, так и остался традиционным пристанищем посла США…
Надо сказать, первому послу Америки в СССР пришлось немало потрудиться, чтобы отыскать в Москве того времени приличное помещение. Выбор «экспедиции Буллита» — как прозвали группу дипломатов с самим послом во главе — пал на роскошный особняк Николая Второва, некогда одного из самых богатых промышленников России. Внешне он был очень похож на Белый дом, а вдобавок был оснащён американской системой отопления.
Почти сразу особняк Второва окрестили Спасо-Хаусом (Spaso House) — по адресу и стоящему неподалёку храму Спаса на Песках (забегая вперёд, скажем: прозвище это прижилось настолько, что сегодня резиденция посла даже в официальных документах значится как Спасо-Хаус).
Обустроившись, американские дипломаты стали готовиться к официальному приёму в отремонтированной московской резиденции, как того требовал протокол. В начале декабря 1934 года Уильям Буллит вызвал к себе советника посольства Джона Уайли и третьего секретаря Чарльза Тейера и отдал распоряжение: «Средств не жалеть. Вас может ограничить только небо…». Правда, сам посол на том приёме быть не смог: отбыл в Вашингтон по делам службы.

Русская экзотика

К середине 1930-х годов дипломаты, газетчики, студенты и туристы, прибывавшие из США, успели оценить гостеприимство «красной Москвы». Драматические театры, потрясающие балет и опера, музеи, специально организованные для иностранцев ночные клубы, отменные обеды в «Метрополе» и русская экзотика в ресторане «Медведь» — всё это приводило американцев в полный восторг. Однако соотечественникам негде было встретиться приватно, по-свойски. Уильям Буллит решил совместить приятное с полезным. Помимо американских граждан, на первый, Рождественский, бал были приглашены и советские политические и общественные деятели, представители культуры и искусства. Попал в число приглашённых и Михаил Булгаков вместе с супругой.
Устроители первого бала потрудились на славу. Протоколом раута, баром и кухней озадачился Чарльз Тейер. «Мажордомом» выступил Джон Уайли. Его супруга, Ирена Уайли, известная художница, озаботилась подготовкой грандиозной культурной программы. Она организовала ангажемент музыкантам и артистам различных жанров, выписала из Чехии джаз-банд, из Финляндии — свежие цветы, арендовала птиц и животных из зоопарка…
Для увеселения гостей был также приглашён Владимир Дуров — цирковой клоун и дрессировщик (вопреки устоявшемуся мнению, он не имел никакого отношения к Театру зверей Дурова и к самой знаменитой династии). На Рождество ему предложили выступить только с тюленями. Сам Дуров позже вспоминал: «Мне никогда не приходилось выступать с ними в бальном зале». Гости были в полном восторге!
Подготовка Рождественского бала заняла почти 2 недели. Усилия не пропали даром: праздник удался! Размах разгула американского ничуть не уступал русскому. При этом приём, несмотря на огромное количество выпитого и съеденного, был, в общем-то, больше протокольным. Он стал своего рода генеральной репетицией второго бала — Весеннего фестиваля в Спасо-Хаусе.

Весенний фестиваль

Окрылённые успехом, американцы решили гульнуть на полную катушку. Если на первом мероприятии было около 150 гостей, то масштаб второго потрясал воображение: только приглашённых 400 челрвек!
Весенний фестиваль Уильям Буллит назначил на среду, 24 апреля 1935 года: эта дата значится и в документах посольства, и в американском ежеквартальнике «Международные отношения» за апрель 1935-го.
23-е число, иногда фигурирующее в различных документах и воспоминаниях (а о Spaso-House Party писали много и охотно), «возникло» из-за разницы в часовых поясах. Прочие даты вовсе ошибочны.
«Режиссёром-постановщиком» приёма и на этот раз выступила Ирена Уайли. Об этом она подробно и в красках написала в книге «Вокруг земного шара за 20 лет» (1962).
На этот раз под фестиваль были задействованы все помещения, парк и лужайка перед резиденцией. Задолго до начала все прилегающие к Спасо-Хаусу улицы были перекрыты милицией и спецотрядами НКВД. «Разрулить» такую массу автомобилей и конных экипажей обычным образом было немыслимо! Авто и коляски подъезжали беспрестанно.
Гости из гардеробных проходили к лестнице и поднимались наверх, в бельэтаж. Их встречали Уильям Буллит и секретариат посольства.
Всё пространство вокруг освещала затейливая иллюминация, повсюду стояли вазоны с цветами, в кадках росли берёзы и пальмы. В специально оборудованных рекреациях среди пышной тропической зелени порхали певчие птицы и попугаи, резвились обезьяны, а в вольерах — горные козлы…
В Главном зале публику встречали симфонический оркестр и балерины Большого театра, которых позже сменили коллективы русской песни и цыгане! На верхнем этаже особняка была обустроена специальная зона в кавказском стиле: музыка, танцы, шашлыки. Совершеннейшей бомбой стало выступление дрессированных животных Дурова: танцующих медведей, петухов-счетоводов, ручных белых голубей и козлов-музыкантов.
Столы и сервировочные тележки ломились от напитков, закусок и снеков. В курительных гостям предлагали давно забытые сигары и заморские сигареты. Всюду сновали официанты и подавальщицы. Строгого регламента для гостей не было. Любители танцев танцевали.
Охотники поесть и выпить — сидели за столами. Одни уединились в бильярдных, другие потонули в табачном дыму. Гуляли до 10 часов утра! В парке обустроили удивительный дансинг. Большую фонтанную чашу подсветили, запустили в воду экзотических рыб и накрыли этот импровизированный аквариум толстым стеклом. На нём и резвились танцующие. А рядом, на небольшой эстраде, бесновался джаз-оркестр…

Сатана там правит бал

Состав гостей поражал не меньше. В Советском Союзе уже сложилась бюрократическая вертикаль, и запросто повидаться с высшими руководителями страны было почти невозможно. А на Весеннем фестивале царила демократичная обстановка. В гуще гостей можно было увидеть и Николая Бухарина, и Семена Будённого, и Клима Ворошилова, и Михаила Тухачевского, и Сергея Каменева, и Лазаря Кагановича, и Николая Ежова
Последний запомнился гостям приёма тем, что беспрестанно улыбался. Тогда, в 1935-м, Ежов руководил рядом отделов и комиссий ЦК партии, но очень скоро «переквалифицировался» в «кровавого» наркома НКВД и с удовольствием уничтожал тех людей, с которыми совсем недавно по-приятельски выпивал в Спасо-Хаусе.
Участь всех, за небольшим исключением, советских граждан, участвовавших в раутах американского посла 1934 и 1935 годов в Спасо-Хаусе, печальна. Почти все они сгинули в аду. Спасая собственную жизнь, многие из них предавали и очерняли друг друга. Но потом их самих опозорили, оговорили и растоптали… Воистину такое мог выдумать только Сатана!
Отсюда Понятен пафос Михаила Булгакова: на Весеннем фестивале в Спасо-Хаусе писатель увидел фантасмагорическое сборище палачей и убийц, доносчиков и ошельмованных. Он закончил писать 23-ю главу романа в пятницу 3 мая 1939 года, когда большинства из советских гостей Уильяма Буллита уже не было в живых…

Мистер Буллит в стране большевиков

Особая миссия Уильяма Буллита в России началась ещё в 1919 году. Это он посоветовал президенту Вудро Вильсону установить дипломатические отношения с большевистским режимом и даже тайно встретился с Лениным. Это он был женат на вдове Джона Рида, автора нашумевшей книги «Десять дней, которые потрясли мир». Это он лоббировал интересы американского бизнеса на просторах СССР. Нет, Буллит не был ни коммунистом, ни сочувствующим. Он прекрасно понимал расстановку сил. Не в том дело, какая власть в России. Дело в ней самой. Она была, есть и, по здравому разумению, будет!
Сначала 1930-х годов Буллит настаивал на незамедлительных переговорах с СССР, призывая Вашингтон разглядеть союзника в нашей стране. В своё время Буллит оказал неоценимую помощь Рузвельту в борьбе за власть, и президент был вынужден терпеть беспокойного политика. В Белом доме Рузвельту нашептали: «Коль Буллит так печётся о Советах, надо послать его в самое пекло — в Москву». И мистер Буллит отбыл в страну большевиков.
Едва прибыв в Москву, он «выторговал» невмешательство большевиков во внутренние дела США (по линии Коминтерна и компартии) — за признание государственного суверенитета СССР и предоставление экономической помощи. 20 декабря 1933 года Буллита на официальном обеде в Кремле представили лично Иосифу Сталину, который выразил американцу своё расположение — обнял и троекратно поцеловал. После этого новоиспечённый посол совершил большой тур по городам страны, в которых предполагалось развернуть совместные экономические проекты. Не стоит забывать, что посол был по совместительству сотрудником OSS — предтечи ЦРУ. Эта часть его миссии ещё засекречена, но из донесений дипломата ясно, что его крайне интересовал военный потенциал Советской России и небывалый экономический рост. Он ездил по стране, внимательно следил за прессой, встречался с «нужными» людьми, многие из которых впоследствии были объявлены «американскими шпионами» и расстреляны… Увы, все усилия Буллита по сближению США и СССР оказались тщётными. В апреле 1936-го, перед отъездом в Париж, он с горечью писал: «Для сохранения стабильности в мире и спокойствия для США надо считаться с большевиками и поддерживать отношения со Сталиным. В этом десятилетии Советский Союз либо станет целью нападения из Европы и с Дальнего Востока, либо разовьёт небывалую мощь и сам развяжет мировую войну…».

Журнал: Все загадки мира №25, декабрь 2018 года
Рубрика: История вопроса
Автор: Виталий Голубев




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —