Эти события столетней давности не входили в школьные и вузовские учебники, а официальная советская историография старалась о них вообще не упоминать. В лучшем случае о боевых действиях одних отрядов Красной армии против других таких же отрядов, которые жарким летом 1920 года развернулись в заволжских степях, партийные историки при необходимости говорили лишь как о локальных эсеровских и кулацких выступлениях эпохи военного коммунизма.

Мятеж Александра Сапожкова

Восстание Сапожкова в Самаре

Сто лет назад

Третий год своего существования молодая Советская республика встречала в огненном кольце фронтов. Хотя в феврале Красной армии удалось выбить интервентов из Архангельска, а в марте из Мурманска, на юге страны её дела шли куда хуже. В том же феврале красные вынуждены были оставить Одессу и ряд других городов Новороссии. Тогда же польские войска вторглись на территорию советской Белоруссии, и это стало началом войны Польши, получившей незадолго до того независимость, против Советской республики. В апреле поляки, имея около 200 тысяч штыков и сабель, заняли Барановичи, Вильно и Гродно, а уже 6 мая взяли Киев. Лишь когда командующим Западным фронтом был назначен Михаил Тухачевский, началось летнее ответное наступление Красной армии. В августе Первая конная армия Семена Будённого дошла до Львова, а другие дивизии Тухачевского нацеливались на Варшаву. Но к тому моменту красные резервы уже были на исходе, и в результате фронт стабилизировался на линии, проходящей западнее Пскова и Минска и восточнее Львова. Тяжёлая оперативная обстановка заставила советское правительство летом 1920 года спешно приступить к формированию новых дивизий для Красной армии, которые должны были отправиться на Западный и Юго-Западный фронты. В частности, в Бузулукском уезде Самарской губернии началась мобилизация мужского населения для 9-й кавалерийской дивизии, командиром которой был назначен бывший офицер царской армии.
Александр Сапожков происходил из крестьян Новоузенского уезда и участвовал в Первой мировой войне, где дослужился до чина подпоручика. Он придерживался левоэсеровских взглядов, но после мятежа чехословацкого легиона стал называть себя коммунистом, хотя в ряды РКП(б) так и не вступил.
Возглавляемая Сапожковым 9-я кавалерийская дивизия создавалась в составе двух полков, один из которых был сформирован из бывших бойцов 25-й Чапаевской дивизии с основным ядром из местных крестьян, а второй — из Уральских казаков, перешедших на сторону красных. Однако эта дивизия отличалась крайне слабой дисциплиной. Командованию Заволжского военного округа постоянно поступали донесения о насилии, творимом бойцами дивизии над крестьянами, о проводимой агитации против продовольственной политики Советской власти и даже о надругательстве над портретом Ленина. В период формирования дивизии в её рядах процветали пьянство, картёжные игры и мордобой, причём пьяным неоднократно замечали и самого Сапожкова. В итоге в начале июля 1920 года приказом по округу его отстранили от командования дивизией, а на это место назначили бывшего офицера царской армии го. Стосуя.

Долой спецов и комиссаров!

Сапожков переживал свою отставку очень тяжело. По показаниям его старого товарища В. Маслякова, когда он об этом узнал, «вид у него был похоронный; прислонясь к забору, он нервно говорил о том, что все свои способности, силы и здоровье отдал на укрепление Советской власти… А теперь, говорил далее Сапожков, меня смещают, после чего заплакал».
Хотя в официальной советской версии причиной массового восстания в Заволжском округе считалась только личная обида Александра Сапожкова на вышестоящее руководство, рассекреченные архивные документы дают иную трактовку тех событий. В материалах следственного дела приведены такие факты: красноармейцы округа, в том числе из восставшей 9-й дивизии, летом 1920 года находились в ужасающем положении. У них не было продуктов, обмундирования, снаряжения. В дивизии развивалось дезертирство, было много уголовных преступлений, не велась политическая и культурная работа, росло число больных тифом и цингой и случаев заражения паразитами. В то же время командование округа жило совсем иначе: здесь процветало безудержное веселье, устраивались оргии — и все это творилось на глазах разутых, раздетых и голодных красноармейцев — бывших рабочих и крестьян.
Неудивительно, что когда Сапожков на встрече с близкими ему командирами сообщил о своей отставке и предложил «выразить протест вооружённой силой», это встретило всеобщую поддержку. А на дивизионном митинге в селе Погромное 14 июля 1920 года Сапожков выступил с программной речью и зачитал приказ №1 о переименовании 9-й кавдивизии в 1-ю Красную армию «Правды». Сапожков знал, в какие точки большевистской политики следует направить народный гнев. В его программе содержались такие пункты: 1. Долой комиссаров и старых спецов. 2. Долой обуржуазившихся элементов, которые занимают видные посты в партии и государстве. 3. Долой большевистскую продразвёрстку. 4. Свободу для торговли продуктами своего труда. Заключительными были слова: «Мы хотим заставить правительство прислушаться к нашему голосу, к нашему стону… Если это правительство действительно народная власть, то оно и поймёт нас, услышит и облегчит нашу жизнь; если же оно не послушает нас, то это значит, что правительство не желает добра народу».

Расстреливать всякого повстанца

Первой целью восставших стал город Бузулук. Силы сапожковцев при атаке на него составляли 500 штыков, 500 сабель, два орудия и три пулемёта. Им противостоял гарнизон численностью 700-800 штыков, который сопротивлялся всего один час, а затем его командиры бежали из города. Сапожков въехал в Бузулук во главе восставших на белом коне, с красным знаменем в руках, на котором было написано «Рос. Сов. Социал. Респ.». Часть бузулукского гарнизона немедленно присоединилась к восставшим. Вечером по улицам был расклеен приказ, согласно которому объявлялась всеобщая мобилизация в армию «Правды». В результате всего за один день в её ряды вступили около 1300 человек. Многие новобранцы были дезертирами из Красной армии. Охотно присоединялись и Уральские казаки.
После начала боевых действий Самарский губисполком направил для борьбы с повстанцами эскадрон запасного кавалерийского дивизиона и роту пехотинцев общей численностью до двух тысяч бойцов. Одновременно Оренбургский губком РКП(б) выслал в город отряд численностью свыше тысячи человек. Плохо обученные сапожковцы смогли противостоять таким силам лишь в течение двух дней. После взятия города красные отряды объединились в Бузулукскую группу войск, в которую впоследствии было привлечено более 12 тысяч штыков, свыше полутора тысяч сабель, почти 90 пулемётов и 46 орудий.
Впрочем, командование военного округа и в такой обстановке действовало весьма нерасторопно. Эта медлительность не устраивала центральную власть, и 28 июля в округ поступила телеграмма от военного наркома Льва Троцкого следующего содержания: «Мятеж Сапожкова должен быть ликвидирован как можно скорее. Виновники сверху донизу должны быть беспощадно покараны. Кара должна быть распространена не только на командный состав, но и на солдат. Приказываю расстреливать всякого повстанца, захваченного с оружием в руках. Смягчение участи ожидает только добровольно сдавшихся с оружием».

Конец восстания

В августе в округе была разработана операция, по которой предполагалось наступление на деревню Таловую, находившуюся в руках сапожковцев ещё с 26 июля. Однако Сапожков, разбив свою армию на два отряда, ускользнул из окружения. И хотя армия «Правды» продолжала проводить успешные мобилизации в степных станицах, в боях с преследующими её частями Красной армии силы сапожковцев быстро таяли. Решающий бой произошёл 6 сентября 1920 года, когда отряд красноармейцев настиг повстанцев в районе аула Койм. Сапожков лично руководил атакой, находясь впереди своего отряда, но был окружён, а от выстрела под ним погибла лошадь, которая придавила всадника. Ему на помощь бросились бойцы, и тогда красный командир Шевцов, видя, что живым взять Сапожкова не удастся, убил его выстрелом в упор. Остатки повстанцев, разделившись на несколько групп по 10-15 человек, рассеялись по степи.
Больше недели в Самаре шли заседания ревтрибунала Заволжского военного округа по делу о вооружённом контрреволюционном мятеже под руководством бывшего начдива Сапожкова. Из 150 человек, представших перед судом, 52 были приговорены к расстрелу. В уездах также работали выездные сессии ревтрибунала, разобравшие дела более 2000 человек, из которых как минимум 117 впоследствии были расстреляны. Большинство документов о восстании Сапожкова и о последовавших затем судебных процессах были засекречены, а для исследователей их открыли лишь в постсоветское время.

Журнал: Тайны 20-го века №36, сентябрь 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: СССР, Гражданская война, Тайны 20 века, армия, восстание, большевики, эсеры, расстрел, бунт, суд, Тухачевский, Самара, мятеж, Сапожков




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-