Ягода, Ежов, Берия — что общего между ними?

В тридцатые годы минувшего века начал стремительно раскручиваться маховик сталинских репрессий. В расстрельных списках регулярно оказывались сотрудники, обеспечивавшие государственную безопасность.

Ягода, Ежов, Берия — что общего между ними?

Идейные враги

Инициировать массовые чистки Сталина заставил тот факт, что в середине 1920-х — по твёрдому убеждению вождя — в чекистские ряды проникли тысячи идейных сторонников Льва Троцкого, с которыми следовало вести непримиримую борьбу. После изгнания Троцкого из страны его сторонники продолжали занимать командные должности в органах, что было недопустимо с точки зрения Сталина. Он назначил главой могущественного ОГПУ в 1934 году своего верного соратника Генриха Ягоду.
Генрих Григорьевич родился в 1891 году в Рыбинске в семье гравёра. Своим феноменальным (для человека с его биографией и отсутствием хотя бы начального образования и каких-либо талантов) восхождением Ягода был обязан родственным связям с семейством Свердловых.
В 1915 году Генрих уехал в Петроград, где работал в кассе Путиловского завода.
В партию большевиков вступил в 1917 году. Выдающимися способностями не отличался, что дало повод Троцкому назвать его «усердным ничтожеством».
В 1918 году Яков Свердлов стал председателем ВЦИК. По своему влиянию тогда это был третий человек в стране после Ленина и Троцкого. Именно Свердлов способствовал карьерному взлёту своего родственника Ягоды.
Сначала Генрих оказался в аппарате Петроградской ЧК, а вскоре занял пост управляющего делами особого отдела ВЧК. Ловкий и хитрый, после смерти Феликса Дзержинского он стал первым заместителем нового шефа ОГПУ Вячеслава Менжинского. Помимо этого, возглавлял ключевой секретно-политический отдел ОГПУ, занимавшийся борьбой с идейными врагами. Именно Ягода способствовал закладке гигантской системы лагерей в 1930 году.
Он сблизился со Сталиным в конце двадцатых. Тот в борьбе за власть в партии после смерти Ленина искал соратников. Ягода поддержал Сталина в его борьбе против Троцкого и Зиновьева. В силу специфики должности, которую он занимал, Ягода отвечал за борьбу с политической оппозицией и в этом качестве оказался очень полезен Сталину.

Круговая порука

В 1934 году вождь доверил Ягоде пост наркома внутренних дел. Тот сразу же ориентировал своё ведомство на непримиримую борьбу с троцкистами. Однако Сталин часто выражал недовольство медлительностью Ягоды, когда необходимо было принять меры в отношении идейных врагов. Политические процессы шли вяло, с многочисленными огрехами и нестыковками. Рядовые чекисты не понимали, как можно арестовывать и обвинять заслуженных людей — героев Гражданской войны и представителей старой ленинской гвардии.
К тому же к середине 1930-х выяснилось, что около трети сотрудников ГПУ (а позже и НКВД) не имеют пролетарского происхождения. Сталин пришёл к выводу, что эти люди оказались в органах благодаря родственным и прочим связям.
— Эта круговая порука тормозит процесс очищения органов государственной безопасности, — не раз повторял вождь на кремлёвских совещаниях.
В августе 1936 года состоялся первый громкий судебный процесс, осуждавший «членов троцкистско-зиновьевского блока». Генрих Ягода, лично готовивший его, ликовал. Получив весной звание Генерального комиссара государственной безопасности, приравненное к маршальскому, Ягода полагал, что его положение существенно упрочилось и лично ему ничто не грозит. Однако он жестоко ошибался. 25 сентября 1936 года Иосиф Сталин направил в ЦК ВКП(б) шифротелеграмму, в которой прямо выражалось недовольство работой НКВД.
26 сентября 1936 года Генрих Ягода был снят с должности наркома внутренних дел, а его место занял Николай Ежов.
В автобиографии Ежов указывал, что родился в 1895 году в Санкт-Петербурге в семье русского рабочего-литейщика, воевал на фронтах Первой мировой войны, был ранен, после излечения служил тыловым писарем. В партию вступил в августе 1917 года.
Генрих Ягода стал одним из инициаторов создания гигантской системы лагерей (ГУЛАГ). Если в начале 1930-х

Пытки и репрессии

Ежов познакомился со Сталиным в 1930 году. В это время «жуткий карлик» (так из-за маленького роста Ежова звали за глаза коллеги) дорос до должности заведующего Орграспредотделом, реализуя на практике кадровую политику Сталина. В феврале 1934 года он был избран членом ЦК и заместителем председателя Комиссии партийного контроля (КПК) при ЦК ВКП(б). С февраля 1935 года — председатель КПК, секретарь ЦК ВКП(б). В 1934-1935 годах вёл расследование убийства С.М. Кирова и, по мнению Сталина, проявил себя с самой лучшей стороны. Именно на него и пал выбор кремлёвского горца после смещения Ягоды.
Потеря кресла для того стала полной неожиданностью. Ягоду отправили в двухмесячный отпуск, а сразу после возвращения исключили из партии и арестовали.
Дело против него вёл Ежов, обладавший прямо-таки иезуитской фантазией. Ягоду обвинили в участии в троцкистско-зиновьевской организации, подготовке государственного переворота и убийства Сталина, шпионаже в пользу Германии, а также в патологической тяге к роскоши и амурным приключениям.
Громкий процесс завершился расстрельным приговором. 15 марта 1938 года некогда могущественный повелитель НКВД получил свою пулю в Лубянской тюрьме.
А Николай Ежов с первых дней пребывания в новой должности начал очищать НКВД СССР от ближайшего окружения Ягоды. Полетели головы начальников управлений, отделов, их родственников, друзей и знакомых.
Каждый арестованный чекист после жесточайших пыток называл новые имена «подельников». Коса репрессий безжалостно прошлась по тысячам сотрудников. Были расстреляны такие видные деятели НКВД, как Яков Агранов, Павел Буланов, Александр Лурье, начальник охраны Сталина Карл Паукер. Получили порцию свинца и старые дзержинцы: Глеб Бокий, Иосиф Уншлихт, Яков Петерс.
По оценкам экспертов, было уничтожено почти восемьдесят процентов начальников республиканских НКВД, УНКВД краёв» и областей и подразделений центрального аппарата.

Ежовы рукавицы

Репрессии ударили и по аппарату внешней разведки НКВД. Многие её резиденты были отозваны в Москву и расстреляны. Некоторые (в их числе — Александр Орлов и Игнатий Рейсе) предпочли скрыться, понимая, что ждёт их на родине. Чистки разрушили тщательно создававшиеся разведывательные сети в Европе, Латинской Америке, США, Азии.
Сталинская пресса навязывала советским гражданам культ Ежова как человека, беспощадно уничтожающего врагов. Известность получил плакат Бориса Ефимова «Стальные Ежовы рукавицы», на котором нарком сжимает рукой в рукавице многоголовую змею, символизирующую троцкистов и бухаринцев. Журналисты награждали его пышными эпитетами: «Сталинский нарком», «Любимец народа».
Но и Николая Ивановича беда не обошла стороной. Ежову вменялось в вину то, что он просмотрел проникновение в ряды чекистов «врагов народа», а также бегство за границу видных сотрудников ведомства.
23 ноября 1938 года Ежов написал Сталину прошение об отставке, в котором признавал свою вину.
Преемником «жуткого карлика» стал назначенный в НКВД с поста первого секретаря ЦК Компартии Грузинской ССР Лаврентий Берия, который с конца сентября 1938 года по январь 1939 года провёл широкомасштабные аресты людей Ежова в НКВД, прокуратуре и судах.
10 апреля 1939 года Ежов был арестован. Его дело вёл лично Лаврентий Берия. Согласно обвинительному заключению, Ежов готовил кадры для государственного переворота, предполагая пустить их в действие при первом удобном случае. Кроме того, Ежов обвинялся в мужеложстве. Названные им гей-партнёры были вскоре арестованы и расстреляны.

Банда Берии

На суде Ежов яростно выкрикивал: — Я лично вычистил четырнадцать тысяч чекистов и сожалею, что их было так мало!
Но подобные реплики не спасли его от расстрела. Приговор был приведён в исполнение 4 февраля 1940 года.
Об аресте и расстреле Ежова в советской печати ничего не сообщалось. Тем временем Берия и его подручные продолжали чистки среди чекистов-ежовцев.
Арестованный заместитель Ежова Михаил Фриновский показал: все «вскрытые» чекистами подпольные террористические заговоры на самом деле были сфальсифицированы путём систематических избиений подсудимых с целью получения от них признательных показаний.
Это признание не спасло Фриновского от пули палача, а всего стараниями Берии и его подручных было расстреляно 937 чекистов и уволено из ведомства с «волчьим билетом» почти восемь тысяч.
Следующая волна репрессий среди чекистов произошла после кончины Сталина и ареста Лаврентия Берии в 1953 году. В связи с тем, что Берию объявили шпионом, попали под удар и его верные помощники. Богдана Кобулова, Всеволода Меркулова, Серго Гоглидзе, Владимира Деканозова объявили «бандой Берии», приговорили к смертной казни и расстреляли в конце декабря 1953 года.
Так история доказала, что ни служебное рвение, ни запредельная жестокость, ни слепая верность вождю не могли спасти от расправы.
Словно бритвой, слой за слоем их срезали и подвергали репрессиям. Руководители сменяли один другого, хотя было ясно, что подлинным руководителем ОГПУ-НКВД-МГБ и организатором чисток являлся сам Иосиф Сталин, а его назначенцы были не более чем марионетками. Сыграв свою зловещую кровавую роль, они подлежали уничтожению вместе со своей свитой. Такая «сменяемость» — по мнению вождя — должна была предотвратить даже минимальную возможность заговоров в чекистском ведомстве против него лично и против существующей системы.

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2020 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Владимир Барсов

Метки: СССР, государство, Тайны 20 века, расстрел, Берия, НКВД, арест, ГПУ, ОГПУ, Ежов, Генрих Ягода, безопасность, Свердловск, троцкизм, МГБ



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —