Яков Петерс: Анатомия красного террора

Чекист №2, беззаветный борец с буржуазией, член лейбористской партии и управляющий отделом импорта английской торговой компании… Вокруг его личности немало тайн. На чьи же интересы работал Яков Петерс, ради кого он «горел» на работе?

Яков Петерс: Анатомия красного террора

Заместитель Дзержинского изменил кузине Черчилля с дочкой миллиардера!

В декабре 1910 года жители дома №119 лондонской улицы Хаундсдитч обратились в полицию с жалобой на соседей, производивших слишком много шума. Когда пятеро полисменов приехали на вызов и попытались попасть в беспокойную квартиру, по ним открыли огонь сразу из нескольких пистолетов.

Из России с любовью

Насчёт происхождения Якова Петерса нет никакой конкретики. В 1917 году, во время беседы с американской журналисткой, он сказал, что происходит из семьи влиятельного «серого барона» (так в Прибалтике называли богатых крестьян-кулаков), а спустя 11 лет изменил показания и стал «сыном бедного батрака».
Якову Петерсу исполнилось 18, когда он вступил в социал-демократическую рабочую партию Латвии. В 1907 году молодого боевика арестовали за попытку убийства директора одной из фабрик, через год отпустили за недостатком улик, а ещё через два он перебрался сначала в Гамбург, а затем в Лондон. На новом месте Петерс сразу примкнул к группе латышских анархистов.
Неизвестно, в скольких налётах успел поучаствовать молодой иммигрант, но 16 декабря 1910 года на Хаундсдитч, 119 дело не заладилось. Не вовремя приехавшая пятёрка полисменов застала грабителей за попыткой пробить стену в ювелирную лавку. Преступники, не раздумывая, открыли огонь из пистолетов. Трое стражей закона получили тяжёлые ранения, двое были убиты.
Следствие вывело Скотленд-Ярд на группу латышских анархистов. В январе 1911 года с помощью русской жандармерии англичане нашли двоих членов банды и блокировали их в четырёхэтажном доме на Сидней-стрит. Преступники сдаваться не пожелали, а открыли огонь из пистолетов «Маузер», любимого оружия революционеров всего мира. В ходе перестрелки полицейские, вооружённые старыми однозарядными винтовками и револьверами «Энфилд» понесли серьёзные потери.
Уинстон Черчилль, бывший тогда министром внутренних дел, лично курировал осаду. Он же приказал привлечь к штурму войсковые части с артиллерией. В результате операции правоохранители получили два мёртвых тела.
После сражения на Сидней-стрит полиция начала охоту на латышских иммигрантов. Так Петерс был арестован и предстал перед судом. А далее начинаются удивительные вещи. Пули, поразившие полисменов на Хаундсдитч, 119, оказываются выпущенными из пистолета Якова Петерса, но убийцей почему-то признают другого человека. Петерса отпускают. На этом чудеса не заканчиваются. У молодого латыша появляется любовница: даму зовут Клэр Шеридан, она скульпторша и… кузина Черчилля. Через какое-то время Клэр знакомит Петерса со своей подругой — Мейзи Фримен, юной дочерью миллиардера. Вспышка страсти, и левый боевик вмиг становится образцовым мужем, семьянином и респектабельным членом английского общества. И все это как раз до февраля 1917 года, когда ветром революции Якова Петерса выносит из буржуйского особняка, от переставших быть интересными жены и дочери, и швыряет назад, в Россию.

Серый барон революции

Английским пароходом Петерс добрался до Мурманска, а затем до Петрограда, где революционера-профи уже ждал непочатый край работы. К лету 1917 он стал членом ЦК СДЛК и представителем СДЛК в ЦК РСДРП(б) и работал в Риге до захвата города немцами. Но настоящая звезда Петерса взошла в октябре, тогда он был избран членом Петроградского ВРКа и ВЦИКа.
После создания ВЧК Петерс сразу занял там видное место. Яков стал заместителем начальника, казначеем и секретарём партийной ячейки. Положение второго по значению лица в организации обеспечило ему возможность организовать широчайший приток своих земляков в новый орган государственной безопасности.
За те десять лет, что Петерс находился у руля ЧК, он приложил руку к множеству резонансных дел, таких как раскрытие «заговора послов», ликвидация «Союза защиты родины и свободы» Бориса Савинкова, подавление левоэсеровского мятежа, вынесение смертных приговоров четырём великим князьям.
В марте 1919 года Петерс был переведён из Москвы в Петроград, а затем в Киев. На город наступали армии Деникина и Петлюры, и Петерса назначили комендантом Киевского укрепрайона. Нужно отметить, что латышский чекист талантами военного организатора не обладал. К новой должности он опять-таки приступил, устроив во вверенном ему городе грандиозный террор. Количество бессудных казней зашкаливало. Ежедневно расстреливалось несколько десятков людей, просто заподозренных в чем-то. Отстоять Киев это, конечно, не помогло.
Много «славных» дел на совести Якова Петерса: он лил кровь, как воду. В Туле расстреливал железнодорожных рабочих-«саботажников», при подавлении крестьянского восстания на Тамбовщине инициировал массовые захваты семей бунтовщиков в качестве заложников, «работал» в Грузии, Туркестане, на Северном Кавказе, залил кровью Петербург и Киев, обезлюдил террором Кронштадт, завалил трупами Дон… Осенью 1929 года завершился путь Петерса как чекиста. Он ещё занимался чистками, но от самых серьёзных дел его отстранили. В ноябре 1937 года пламенный латышский большевик был арестован и весной 1938-го расстрелян.

Сухой остаток

Революции не совершаются в белых перчатках, и врагов у власти большевиков хватало. В 1917 году к власти в стране пришла такая сборная солянка, что мотивы и цели тех или иных фупп часто разнились едва ли не диаметрально. Сегодня, когда часть документов исчезла в водовороте истории, а часть до сих пор засекречена, сложно претендовать на полную объективность… Но давайте попробуем бесстрастно разобрать факты и поглядеть, что получается в сухом остатке. Чудеса, происходящие с Петерсом в Лондоне, слишком уж целенаправленны и складываются, как пазл: необъяснимое оправдание в суде, потом кузина Черчилля, вишенкой на английском пудинге — любовь с дочерью миллиардера. Что за флюиды источал латышский бандит? С фотографии на нас смотрит заурядное невыразительное лицо. Ну не похож Яков ни на дамского угодника, ни на мачо, покоряющего фемин суровой мужской красотой. Что же могло привлечь к нему, скажем, утончённую Клэр Шеридан? Уж не то ли, что по ряду источников Клэр была тесно связана с английской разведкой? А это уже попахивает элементарной вербовкой.
Не менее любопытно и происходящее с Петерсом в революционной России. Слишком уж быстро он попадает в топ революционной элиты, словно имеет некий ресурс для скорого роста. При этом нельзя забывать, что внедрение своего человека в силовую структуру вроде ЧК — розовая мечта любой разведки.
Заняв одно из ведущих мест в ВЧК, Петерс официально действует в интересах революции, но есть явная примесь каких-то других интересов. Крутая реорганизация ЧК была проведена Петерсом за время отсутствия Ленина и Дзержинского, и центральный аппарат ВЧК стал более чем наполовину состоять из латышей. Сегодня много говорят об оккупации Прибалтики коммунистами, а что насчёт оккупации главной спецслужбы молодого СССР «легионерами» из западных областей? Стараниями Петерса ЧК массово вычищается от старых членов, вместо них набираются латыши, эстонцы, венгры, немцы.
Не согласовывался с Лениным и вопрос о расстреле великих князей. ЦИК был просто поставлен в известность. Примерно то же самое произошло на Урале, при расстреле царской семьи, когда приказ был отдан в обход Ленина.
Расследование покушения на самого Ильича в 1918 вообще не выдерживает никакой критики: если Петерс и вёл следствие, как утверждают некоторые его биографы, то делал он это из рук вон плохо. Полуслепую эсерку Фанни Каплан просто расстреляли. Выглядит, как удачная попытка скрыть реальных участников нападения.
Вызывает вопросы и размах террора, развёрнутого Петерсом. Если, манкируя пролетарской борьбой, стрелять без разбору правых и виноватых, брать в заложники детей и женщин, то это становится похоже на сознательную дискредитацию идей советской власти вообще. Благодаря деятельности Петерса недруги СССР к слову «ЧК» прочно прилепили определение «кровавая».
Так кем же был Яков Христофорович Петерс: верным ленинцем, защитником трудового народа, бескомпромиссным борцом с контрреволюцией или беспринципным карьеристом, патологическим садистом-убийцей, а может, английским агентом? Сознательным диверсантом, вроде бы и делающим свою работу, но так, чтоб наносимый вред в разы превосходил пользу? Спустя 100 лет сложно найти однозначные ответы, но это не значит, что мы не должны задаваться вопросами.

Журнал: Загадки истории №4, январь 2020 года
Рубрика: Секреты спецслужб
Автор: Евгений Зимин

Метки: Загадки истории, Англия, биография, Латвия, революция, большевики, ВЧК, ЧК, террор, Дзержинский, красный террор, Петерс, анархия, Савинков



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.