Недавно исполнилось 100 лет со дня знаменательной беседы Герберта Уэллса с Владимиром Лениным. Об этой встрече много писали, но кое-что осталось «за кадром». Считается, что тайной миссией Уэллса было проверить — русский ли Ленин, к тому же поговорить о сексуальной свободе и распаде семьи при коммунизме. Однако писатель сразу понял, что Ленин не поддержит эти темы, и сосредоточился на плане ГОЭЛРО и теории технократии. о чём же говорили два знаменитых человека?

Герберт Уэллс в Советской России

Зачем Герберт Уэллс в СССР приезжал к Владимиру Ленину?

Долгий путь в Россию

Впервые Уэллс побывал в России в 1914 году. В Петрограде он останавливался в гостинице «Астория». Российские впечатления были богатыми и разнообразными. Уэллс восхищался Московским художественным театром, научной деятельностью Ивана Павлова. При этом он не принимал монархический строй.
Уэллс черпал сведения о нашей стране из разных источников, но чаще всего узнавал о жизни и быте России от своего друга Максима Горького, с которым познакомился в Америке в 1905 году. Уэллс знал, что русским читателям полюбились его романы «Война миров» и «Машина времени». Как и большинство английских интеллектуалов, он не приветствовал Октябрьскую революцию, но хотел увидеть последствия переворота своими глазами. И вояж 1920 года стал вторым путешествием писателя в нашу страну.
В СССР никогда не упоминалось о знакомстве Уэллса с Марией Игнатьевной Закревской (1892-1974), известной также как баронесса Мура Будберг. Она знала несколько языков, занималась переводами и в 1920-е годы оказалась вовлечённой в разведывательную деятельность, став тройным агентом России, Германии и Англии. Уэллс познакомился с ней в 1920 году и подпал под влияние чар этой женщины. До этого будущая леди-агент была в близких отношениях с Горьким. В период возобновления интереса к Уэллсу в СССР в 1960-е годы о любовном треугольнике Будберг-Горький-Уэллс было строжайше запрещено говорить и писать.
Пристального интереса Уэллса к России не одобрял злой и едкий английский сатирик Макс Бирбом (1872-1956). Он выразил своё отношение к русской литературе в очерке «Лунтик Кольняч» — рассказе о невменяемом писателе. Автор сложил этот образ из биографических черт Горького, Достоевского и Леонида Андреева.
В советском литературоведении злой фельетон Бирбома про синтетического писателя, сотканного из черт трёх русских литераторов, никогда не фигурировал, ибо текст не обладал высокими литературными достоинствами, а кроме того, был настоящим издевательством над русской классикой. Но существовал ли этот загадочный Лунтик Кольняч, похожий на трёх писателей сразу, на самом деле? Ответ был однозначным: Бирбом выдумал его.
Когда Уэллс начал публиковать в прессе впечатления о России, Бирбом зло сказал ему: «Да ты и пробыл там всего несколько дней!». Но для Уэллса и двух недель было достаточно, чтобы многое понять.
Опыт пребывания в России имел и другой английский прозаик — Сомерсет Моэм. Он был в Петрограде в 1917 году в качестве тайного агента, и ему очень многое не понравилось в городе на Неве. Известно, что недовольный гостиничным бытом Моэм сказал: «Хотелось бы видеть в этой стране поменьше культуры и побольше цивилизации».

Имидж Ильича

Уэллса предупреждали, что в образе Ленина перед ним предстанет сам сатана, во всяком случае это будет как минимум «русский царь-антихрист». После Крымской войны утвердилась традиция изображать Россию грозным медведем, посягающим на европейские земли. А после 1917 года карикатуристы Европы изображали Россию в объятиях сатаны, не жалея желчи и яда.
Английские интеллектуалы много писали о зверствах чекистов. Распространяли слухи о том, что кровь из подвалов здания ЧК на Гороховой улице течёт прямо по тротуару, но знаменитый прозаик не верил в это. Находились и авторы, которые активно обличали модных публицистов во лжи. В Англии возникло социально-политическое движение «Руки прочь от России!».
Уэллс впоследствии опровёрг многие из этих слухов. Он, конечно же, волновался, когда ехал на встречу с Лениным, но был приятно удивлён. Вождь мирового пролетариата оказался общительным и гостеприимным человеком, к тому же говорил по-английски. Когда Ленин с Крупской жили в Лондоне, они брали уроки английского языка.
И гость из Англии оценил это. Ему импонировала готовность Ленина к обмену мнениями. Писатель был рад возможности увидеть, что происходит в стране, охваченной переменами. Но многое в словах Ленина Уэллс посчитал утопией. Несмотря на объективную критику Уэллсом большевиков, нашедшую прямое отражение в дискуссионной книге «Россия во мгле», белоэмигранты подняли скандал: многим из них вообще не хотелось читать ничего хорошего о новой России.
Но Уэллс не мог, объективности ради, не заметить некоторых успехов большевиков. Особенно поразил писателя план электрификации России. Ему не верилось, что в стране, где царят разруха и голод, можно осуществить такой грандиозный проект. Он прямо сказал об этом Ленину, а затем в одной из статей назвал его кремлёвским мечтателем. Когда план ГОЭЛРО был осуществлён, большевики с иронией повторяли это уэллсовское словосочетание. Но ведь многое из ленинских планов действительно не осуществилось.
Книга Уэллса появилась в русском переводе в 1959 году, то есть во времена хрущёвской оттепели. Тираж в 300 тысяч экземпляров быстро разошёлся. Есть мнение, что более точным переводом названия было бы «Россия в тени».
В 1988 году художник Роман Подобедов создал картину, изображающую беседу английского писателя с Лениным. «Кремлёвский мечтатель» одет так же опрятно и даже щегольски, как и Уэллс. В действительности вождь мирового пролетариата имел всего один костюм.

Герберт Уэллс в СССР в 1934 году

Известно, что Герберт Уэллс снова приехал в СССР в 1934 году. Он очень хотел встретиться со Сталиным, и такая встреча была организована. Сталин не говорил по-английски, и переводчиком был нарком иностранных дел Андрей Бубнов. До нас дошла запись этой беседы.
После визита к Ленину Уэллс не стал сторонником диктатуры пролетариата. Он по-прежнему верил в плавный переход от капитализма к социализму, считая, что можно объединить положительные черты двух разных систем. Писатель высказался против насилия, и тут Сталин начал ему возражать. Он сказал, что видел в жизни много злодеев и бороться с ними можно только насилием. Каких злодеев имел в виду Сталин, он не уточнял.
Перед отъездом из Москвы Уэллс попросил Горького показать ему здание Дворца Советов, о котором он так много слышал. Горький уклончиво ответил, что строительство не завершено. Тогда Уэллс выразил желание посмотреть на саму стройку. Но оказалось, что и стройки никакой нет. Писатель был разочарован: ему так хотелось увидеть советское чудо.
В поисках новых впечатлений писатель отправился в Ленинградскую область, чтобы встретиться с академиком Иваном Павловым, которого он очень уважал. Москва 1934 года произвела на него тяжёлое впечатление. Он заметил, что многие люди уклонялись от откровенных дискуссий. Писатель также утверждал в своих мемуарах, что Горький, ранее знавший немного английский язык, полностью забыл его или, скорее, имитировал незнание языка. Более того, Горький уходил от политических тем, и это бросалось в глаза.
Надо сказать, что Уэллс был равнодушен к бытовым подробностям. Он не описывал состояние улиц Москвы, ассортимент магазинов или особенности городского транспорта. Его интересовали идеи, и в первую очередь — идеи построения нового общества.
Когда запись беседы Уэллса со Сталиным появилась в открытом доступе, историки стали сравнивать два визита писателя в Кремль. И в том и в другом случае гость из Англии отметил множество негативных моментов и не скрывал своего мнения о советском строе как о гигантской утопии. В СССР не только не публиковали эти замечания писателя, но и наложили строгое вето на упоминание об отношениях Уэллс — Закревская — Горький.

Последователи Уэллса

В годы Великой Отечественной войны Уэллс внимательно следил за событиями в России. Известный лингвист и писатель Лев Успенский (1900-1978), автор книги «Слово о словах», прямо с фронта отправил Уэллсу подробное письмо с идеями о том, каким должно быть сопротивление фашизму. Там было множество цитат из романов Уэллса. Великий фантаст с огромным интересом прочитал это письмо. Писателя восхитило знание ленинградцем его романов, но, к сожалению, сам он даже не смог вспомнить некоторые собственные цитаты. Так заявил о себе русский поклонник творчества Уэллса, знавший его, оказывается, лучше, чем сам автор.
В СССР у Уэллса было как минимум два талантливых последователя. Это крупнейший отечественный фантаст Александр Беляев (1884-1942), которого называли советским Уэллсом, и Михаил Булгаков (1891-1940), которому очень импонировала идея путешествия во времени. Влияние английского фантаста читатели могут обнаружить в двух произведениях Булгакова: повести «Роковые яйца», которая содержит отсылку к роману «Пища богов», и в пьесе «Иван Васильевич», где фигурирует машина времени. Влияние Уэллса ощущается и у Александра Грина (1880-1932), особенно в романе «Блистающий мир» о человеке, умевшем летать.
В 1948 году знаменитый фантаст ушёл из жизни. Он был разочарован, так как не дожил до реализации своих технических и социальных идей. Вторая мировая война стала для него настоящим шоком. Ужасы фашизма не могли предвидеть даже выдающиеся фантасты. Некоторое время писатель был в забвении в англоязычных странах, но с начала 1960-х годов его книги стали экранизировать.
Несмотря на обилие современной фантастики, книги Герберта Уэллса очень популярны в России и сегодня.

Журнал: Тайны 20-го века №4, январь 2021 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Андрей Дьяченко

Метки: Англия, СССР, писатель, Тайны 20 века, Ленин, Сталин, Уэллс





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —