Загадочные смерти Кремля: Как Андропов пришёл к власти?

В конце 1970-х годов междоусобная борьба кремлёвских кланов вышла на новый уровень. Что неудивительно: генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев к тому времени стал явно недееспособен. Он очень плохо двигался и с трудом понимал, что происходит вокруг него. Сохраняя дряхлого вождя в качестве бутафорской ширмы, партийные бонзы начали уже делить его наследстве. Кто станет правителем одной шестой части суши после скорой (в этом не было никаких уже сомнений) смерти Брежнева?

Загадочные смерти Кремля: Как Андропов пришёл к власти?

Ставка больше, чем жизнь…

На пост генсека метил амбициозный глава КГБ Юрий Андропов. Но для того, чтобы приблизиться к заветному трону, нужно было устранить несколько препятствий. Как водится, у этих «препятствий» были имена, фамилии и отчества. Необходимо было любой ценой нейтрализовать конкурентов, которые стартовали в гонке к престолу чуть раньше Андропова. И, естественно, к концу 1970-х опережали главу КГБ «на целую голову».

Интеллектуал Андропов вполне мог по такому случаю вспомнить циничную остроту Наполеона. Французский полководец язвительно сказал одному строптивому генералу: «Генерал, вы выше меня на целую голову. Но я могу легко устранить это различие» (подразумевалась гильотина). Андропову надо было «снять» несколько голов, чтобы забраться на самый верх. Главный гэбист Страны Советов готов был пойти на это. В стране начинается череда загадочных смертей…

Крепкий аграрий спасёт страну?

Жертвой жертвой чекиста №1 пал член политбюро и секретарь ЦК Фёдор Кулаков. В конце 1970-х Кулаков считался уже почти, что официально признанным наследником Брежнева. Его выбрал в преемники сам Леонид Ильич. Надо отдать должное Брежневу: остатками своего слабеющего разума он понимал, что страну может спасти только сильная талантливая личность, И Кулаков как раз был таким.

Это был крепкий аграрий-хозяйственник, выходец со Ставрополья. Он прекрасно показал себя на посту главы Ставропольского крайкома партии. Сразу после свержения Хрущёва, в 1964 году, победившие заговорщики из группы Брежнева назначили Кулакова на пост секретаря ЦК по сельскому хозяйству.

С тех пор авторитет Кулакова в партии неуклонно рос. Среди партийных руководителей среднего звена даже стала с сочувствием обсуждаться идея своего рода «властной рокировки». Суть замысла состояла в том, чтобы оставить за Брежневым сугубо декоративный пост председателя Президиума Верховного Совета СССР. А пост генерального секретаря ЦК КПСС передать Кулакову.

«Заговор Кулакова»

Для Андропова такие планы были «смерти подобны». Ответный ход не заставил себя долго ждать. В ночь с 16 на 17 июля 1978 года Фёдор Кулаков, как говорилось в сообщении ТАСС, «скончался от острой сердечной недостаточности с внезапной остановкой сердца».

До этого 60-летний Кулаков отличался отменным здоровьем и не болел даже простудой. В народе сразу же пошли слухи, что секретаря ЦК убили. Сумятицы в мозгах людей добавили и органы КГБ, которые распространяли через своих агентов слухи о том, что Кулаков готовил заговор с целью захвата власти. Но заговор якобы был разоблачён госбезопасностью. Узнав о провале и стремясь избежать поз.орного судебного процесса, Фёдор Кулаков будто бы на античный манер вскрыл себе вены.

Таковы были слухи, которые распространяли с очевидной целью: байки о самоубийстве должны были прикрыть факт классической чекистской «ликвидации» неугодного сановника.

Кулаков был похоронен в Кремлёвской стене. Андропов мог торжествовать: наследник Брежнева мёртв. Но глава КГБ рано обрадовался. Судьба вскоре преподнесла ему неприятный сюрприз…

«Сюрприз» из Белоруссии

«Сюрприз» звали Пётр Машеров. Этот партийный вожак Белоруссии был крайне популярен в своей республике. Да и жители остальных республик СССР, наблюдая, как молодцевато двигается и умно говорит белорусский первый секретарь, совсем не прочь были бы увидеть его во главе всей страны. Страны, которая устала уже от власти дряхлеющих маразматиков.

Главный из этих «дряхлеющих» — Брежнев — несмотря на прогрессирующий маразм, всё ещё не оставлял попыток избавиться от удушающей хватки Андропова. Щупальца КГБ к тому времени проникли глубоко в Кремль и поражали ближайших брежневских соратников. Сразу после гибели Кулакова был выдавлен из Кремля андроповский ненавистник Кирилл Мазуров.

А затем пришла очередь одного из «большой четвёрки» — так прозвали четырёх вождей, которые после захвата власти в 1964 году негласно поделили между собой власть над страной. Это были сам Брежнев, главный идеолог Суслов, председатель Президиума Верховного Совета СССР Подгорный и куратор военно-промышленного комплекса Кириленко.

В бой идут одни «старики»?

В 1977 году Подгорного «ушли» на пенсию, а затем фактически изолировали Кириленко. Андропов просто запретил пускать его на заседания политбюро. Предлог был, правда, выбран вполне убедительный. Как все советские геронтократы (геронтократия — «власть стариков»), Кириленко уже выжил из ума. Однако это не объясняет, почему жертвой Андропова стал именно он — ведь в силу почтенного возраста мозговыми проблемами страдали почти все «вожди».

Причина была, конечно, не в этом. А в том, что Андропов хотел убрать от Брежнева ещё одного его близкого и преданного друга, которого Андропов не мог контролировать. А как же можно завладеть властью, если рядом с тобой сановники, которых ты не контролируешь?

Вот Андропов и стремился всеми силами выдавить старые брежневские кадры и заменить их своими, «андроповскими»: как на центральном, так и на региональном уровне. На смену Мазурову, Кириленко, Медунову приходят будущие творцы перестройки — Горбачёв, Шеварднадзе, Алиев.

Роковой грузовик с картошкой

Но Брежнев не хотел так просто сдаваться. Все свои надежды он обратил на первого секретаря компартии Белоруссии Петра Машерова. Именно Машеров — со своим авторитетом в партии и народе — сможет стать достойным противовесом «чекистской мафии» Андропова.

В 1980 году на столе Брежнева уже лежал указ о переводе Машерова в Москву — на пост председателя Совета Министров СССР.

Это был вопрос всего лишь двух недель. Решение о назначении Машерова надо было провести через Пленум ЦК, который должен был начаться во второй половине октября 1980 года. Андропов прекрасно понимал: нельзя допустить, чтобы Машеров доехал до столицы. Иначе вся его игра пойдёт насмарку. И вот, как нельзя кстати, 4 октября 1980 года Машеров погибает в автомобильной катастрофе.

Формально всё выглядит как несчастный случай. Да, кортеж ехал на большой скорости. Да, на «встречку» выехал грузовик с картошкой. Обычно приводят ещё много мелких и — внешне вполне убедительных — причин, которые объясняют: как такое столкновение могло произойти.

«Кому выгодно?»

Не хочется погружаться в подробный анализ происшедшей трагедии. Давайте лучше вспомним главный вопрос, который в таких случаях советовал задавать знаменитый Никколо Макиавелли: «Кому выгодно?». Стоит задать себе этот вопрос, и ситуация сразу «заиграет» совсем другими красками. Особенно режет глаз история с Машеровым: за две недели до судьбоносного пленума — и вдруг такое несчастье. Случайное совпадение?

Почему же все эти «случайные смерти» (с Кулаковым, с Машеровым) происходили именно тогда, когда это было выгодно Андропову? Единичный факт — это ещё может быть случайность. Но два несчастных случая в схожих обстоятельствах — это уже закономерность. А ведь была ещё и третья «случайная смерть»…

Человек из «молдавского клана»

И января 1982 года застрелился первый заместитель председателя. КГБ СССР генерал Семён Цвигун. Это был «человек Брежнева», которого намеренно навязали в заместители Андропову — чтобы генсек имел свои глаза и уши в руководстве госбезопасности.

Советологи выделяли в окружении Брежнева два клана: днепропетровский и молдавский. В этих местах дольше всего работал начинающий партийный аппаратчик Брежнев. Став генсеком, он постепенно перетянул в Москву своих прежних коллег из Днепропетровска и Молдавии. Брежнев вообще предпочитал опираться на тех, кого лично знал сам — и знал давно.

Семён Цвигун был из «молдавского клана». Андропов вынужден был его терпеть, что называется, до последнего. Но вот в январе 1982 года генерал Цвигун внезапно настолько разочаровался в жизни, что решил в добровольно уйти в мир иной. Почемуже вновь это несчастье произошло в такой удобный для Андропова момент: когда счёт жизни Леонида Ильича пошёл уже не на годы на месяцы?

«Кремлёвский эндшпиль»

Андропов, конечно же, от лечащих врачей знал о состоянии здоровья генсека. Было очевидно, что кончина Брежнева может произойти со дня на день. И вот именно тогда, когда Брежнев уже почти что агонизировал, генерал Цвигун стреляет себе в голову.

Не логичнее ли предположить, что именно теперь, когда Брежнев уже почти ничего не соображал, Андропов наконец осмелился ликвидировать того, кто ему так мешал все эти годы? Того, кого он не решался трогать, пока у Брежнева оставались хоть какие-то остатки сознания (иначе это грозило местью рассерженного генсека).

Всей правды о том, что на самом деле произошло с Семёном Цвигуном, мы, наверное, так и не узнаем. Как и о том, что случилось с Кулаковым и Машеровым.

Но зато мы доподлинно знаем, что последовало после их загадочных смертей. 10 ноября 1982 года произошло событие, которого все уже давно ожидали. Умер Леонид Брежнев.

12 ноября 1982 года решением внеочередного Пленума ЦК КПСС Андропов был избран генеральным секретарём. «Кремлёвская партия» председателя КГБ завершилась блестящим успехом…

Журнал: Неизвестный СССР (Война и Отечество) №07 (07), июль 2020 года
Рубрика: Советская «игра престолов»
Автор: Марат Курамшин




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, власть, Война и Отечество, КГБ, Кириленко, Андропов, Кулаков, Машеров, Подгорный, Мазуров, Медунов, Неизвестный СССР


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022