Тайны СССР

Багира

Пятница, 11 16th

Последнее обновлениеПт, 16 Нояб 2018 5am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Слухи об убийстве Сталина возникли сразу после его кончины. Но, не подпитанные новой информацией, они быстро заглохли. И лишь в последние годы версия о насильственной смерти «отца народов» обросла достаточно убедительной фактурой.

Смерть Сталина: Заговор в Кремле

Журнал: Загадки истории №13, март 2018 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Олег Покровский

Сталина отравил любимый нарком

Фото: смерть СталинаНа первый взгляд, смерть 73-летнего Сталина, скончавшегося 5 марта 1953 года, была вполне закономерна. Политик, ведущий нервный и не слишком правильный образ жизни, мог умереть по естественным причинам. Ведь вскоре после победы над Германией у генералиссимуса случился инсульт, затем были микроинсульты.

Самочувствие вождя — хорошее

С другой стороны, с учётом скидки на возраст, Сталин никогда не производил впечатление развалины. Наверное, сказывалось крепкое здоровье и, конечно же, отличное медицинское обслуживание.
Вот, например, Сталину 68 лет. После инсульта он приезжает на курорт в Мацесте.
Врач Кириллов делает запись: «Диагноз: основной — гипертония в начальной стадии; сопутствующий — хронический суставной ревматизм, переутомление. Пульс 74 в 1 мин. Артериальное давление 145/85». Вполне нормально.
Пару недель вождь отдохнул, и вот новая запись, рисующая этакого 40-летнего молодца: «Кровяное давление после ванной 135/75. Пульс после ванной 68 в 1 мин., ритмичный. Тоны сердца отчётливы. Суставы не беспокоят. Самочувствие и настроение хорошее».
Ещё 6 мая 1941 года Сталин вступил в должность председателя Совнаркома, совместив этот пост с постом генерального секретаря партии (генсека). После войны в сталинской команде, помимо старых соратников (в лице Молотова, Ворошилова, Кагановича), возникло две группировки, которые условно можно назвать «ленинградской» (Жданов, Кузнецов, Вознесенский) и «московской» (Маленков, Берия, Хрущёв, Микоян).
Сначала преимущество было за «ленинградцами». В начале 1948 года Сталин выразил намерение сделать своим преемником в качестве генсека Алексея Кузнецова, а в качестве главы правительства — Николая Вознесенского.
Но 31 августа 1948 года во время отдыха в санатории на Валдае скончался Андрей Жданов. А над его могилой у Кремлёвской стены прошелестела тень Григория Майрановского — начальника чекистской лаборатории ядов. Спустя три года Майрановского арестовали за незаконное хранение ядов.
Отметим, что Берия с 1938 года был народным комиссаром внутренних дел СССР и имел возможность контролировать Майрановского напрямую. И мог использовать «ядовитого» доктора в своих целях.

Перед очередной чисткой

Абакумов между тем был занят следствием по делу Кузнецова, Вознесенского и других представителей ждановской команды. Трудно сказать, было ли «ленинградское дело» творением только переигравших их «москвичей» или же его инициировал сам Сталин, решивший избавиться от слишком усилившихся соратников.
Но в 1950 году «ленинградцев» расстреляли, и теперь уже усилившиеся «москвичи» стали представлять угрозу для «хозяина». Казалось бы, учитывая возраст вождя, они могли подождать его естественной кончины. Но результаты состоявшегося в октябре 1952 года XIX съезда КПСС нагнали на них панику. Но главное — высший кружок избранных (Политбюро) был преобразован в Президиум ЦК, куда наравне с политическими тяжеловесами вошли и выдвиженцы типа пасшегося на периферии Отто Куусинена, будущего «серого кардинала» Михаила Суслова и руководителя Белоруссии Пантелеймона Пономаренко, которого вождь вроде бы прочил на место союзного премьера. В завершение представители «старой гвардии» обнаружили, что под них копают.
Самая большая угроза нависла над Берией. По распоряжению Сталина руководитель грузинской компартии Акакий Мгеладзе раскручивал «Мингрельское дело». В его рамках людей, считавшихся ставленниками Лаврентия Павловича, обвиняли в контактах с Турцией. Сталин, просмотрев промежуточные материалы, так прямо и сказал: «Ищите Большого мингрела».
Самые большие шансы на то, чтобы возглавить страну после смерти Сталина, имел Берия. Но его надежды не оправдались.
Из воспоминаний сына Лаврентия Берии Серго: «В 1952 году мой отец уже понимал, что терять ему нечего… Мой отец не был ни трусом, ни бараном, послушно идущим на бойню. Я не исключаю, что он мог что-то замышлять… Для этого в органах у него всегда были свои люди… Кроме того, у него была своя разведывательная служба, которая не зависела ни от какой существующей структуры!».
Между тем на других членов Политбюро асфальтовым катком уже катилось дело «врачей-отравителей»…
Сталин после войны интересовался еврейским вопросом, стремясь вовлечь в свою орбиту созданное в 1948 году Государство Израиль. Сторонники коммунистической идеологии играли заметную роль в сионистском движении, но поскольку главные финансовые потоки шли из Америки, лидеры нового государства предпочли примкнуть к западному лагерю.
Все, кто симпатизировал Израилю в СССР, стали восприниматься Сталиным как агенты западного влияния. Главным же проводником сионистских интересов вождь считал организацию «Джойнт», занимавшуюся распределением среди пострадавших от войны евреев западной помощи.
Именно за связь с «Джойнтом» в 1949 году арестовали Полину Жемчужину, что выглядело как «чёрная метка» её мужу Вячеславу Молотову. Следующим на очереди был единственный еврей в Политбюро — Лазарь Каганович.
Готовя очередную чистку, Сталин, конечно, не испытывал восторга оттого, что большинство обслуживающих кремлёвское руководство врачей — тоже евреи. И здесь как раз подоспел донос врача Лидии Тимашук о том, что Жданова якобы «залечили». Также в список «залеченных» занесли умерших ранее руководителя столичной парторганизации Александра Щербакова и «всесоюзного старосту» Михаила Калинина. Абакумова арестовали за связи с врагом, а новым министром госбезопасности назначили Семена Игнатьева.
Дав отмашку на раскручивание дела против «врачей-убийц», Сталин рассчитывал использовать его как повод для чистки не только в ближайшем окружении, но и в странах-сателлитах.
Несколько раньше за связи с сионистами были отстранены от власти Анна Паукер в Румынии и Владислав Гомулка в Польше. В Венгрии министра иностранных дел Ласло Райка и двух его соратников отправили на виселицу. Но окончательно схема была обкатана в Чехословакии, где в 1952 году казнили 11 высших партийных чиновников-евреев, включая бывшего генсека Рудольфа Сланского. И там все началось с ареста «врачей-убийц», якобы готовивших отравление Клемента Готвальда.
Между тем Игнатьев расставил в ведомстве своих людей, сменив, например, многолетнего начальника охраны вождя Николая Власика. Донесший на Абакумова следователь Михаил Рюмин стал заместителем министра.
Но странное дело: без особого успеха пытаясь слепить дело «врачей-убийц», Игнатьев и Рюмин упорно не желали пристёгивать к нему Майрановского — самого что ни на есть настоящего отравителя в белом халате. И объяснение этому парадоксу может быть только одно — Майрановский находился под крылом Берии, готовившего его для особой миссии.

Высший суд

Утром 1 марта 1953 года на Ближней даче, в помещении малой столовой, охранники нашли лежащего на полу Сталина. Рядом на столике стояли три бутылки с минеральной водой, одна из них — початая.
Вождя перенесли на диван, вызвали врачей. Из записи профессора Лукомского: «При осмотре в 7 часов утра — больной лежит на диване на спине, голова повёрнута влево, глаза закрыты, умеренная гиперемия лица, было непроизвольное мочеиспускание (одежда промочена мочой). Дыхание не расстроено. Пульс 78 в минуту с редкими выпадениями. Тоны сердца глуховаты. Кровяное давление 190/110. Живот мягкий, печень выходит из-под рёберного края по среднеключичной линии на 3-4 см».
Дальнейшее лечение доктора проводили, находясь под неусыпным наблюдением членов Президиума, которые дежурили парами, как бы наблюдая и друг за другом: Молотов с Микояном, Хрущёв с Булганиным, Маленков с Берией, Первухин с Сабуровым.
Официальные сообщения о состоянии Сталина обнародуются с 4 марта, и в них говорится о кровоизлиянии в мозг. Но при этом врачи добросовестно фиксируют симптомы болезни, свидетельствующие об отравлении — высокая температура, судороги, рвота, и главное — выступившая печень. Процедуры и лекарства, которые они прописывают, тоже используются при лечении отравления.
Врачи и члены Президиума понимали, что вождь отравлен, но эту тему не обсуждали: доктора пытались ему помочь, соратники следили друг за другом и с трепетом ожидали развязки. Конечно, в курсе были не все присутствующие. Например, дочь Сталина Светлана искренне, верила, что отец умирает от кровоизлияния в мозг. То же самое сказали его сыну Василию, но он, находясь в полупьяном состоянии, рычал то, что чувствовал на интуитивном уровне: «Загубили отца, сволочи!».
Относительно организатора отравления особых сомнений ни у кого не было — Берия. Только он имел возможности найти для подобной операции яд, исполнителей среди охраны и обслуги. И только над ним, Молотовым и Кагановичем висела непосредственная опасность. Маленков, Хрущёв, Микоян, Булга-нин должны были понимать, что их черёд тоже настанет, но позже. А советский человек на такие действия не решится, пока жареный петух не клюнет.
Вождь не выкарабкался и умер вечером 5 марта. Светлана Аллилуева так описывала его последние минуты: «Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах. В какой-то момент — не знаю, так ли на самом деле, но так казалось, — очевидно, в последнюю уже минуту, он вдруг открыл глаза и обвёл ими всех, кто стоял вокруг. Это был ужасный взгляд, то ли безумный, то ли гневный и полный ужаса перед смертью и перед незнакомыми лицами врачей, склонившихся над ним. Взгляд этот обошёл всех в какую-то долю минуты. И тут — это было непонятно и страшно, я до сих пор не понимаю, но не могу забыть, — тут он поднял вдруг кверху левую руку (которая двигалась) и не то указал ею куда-то наверх, не то погрозил всем нам. Жест был непонятен, но угрожающ, и неизвестно, к кому и к чему он относился… В следующий момент душа, сделав последнее усилие, вырвалась из тела».

«Кремлёвский Борджиа»

Григория Майрановского осудили на 10 лет за испытание ядов на заключённых и отравление.
Отсидев срок, жил в Махачкале. Умер в 1964 году. Семён Игнатьев руководил сначала Башкирским, потом Татарским обкомами, ушёл на пенсию в 1960-м и умер в 1983-м.
Климент Готвальд, которого якобы хотели отравить чехословацкие «врачи-убийцы», умер после того, как простудился на похоронах Сталина.
Сталин понимал, что его отравили, и грозил убийце высшим судом: надо полагать, в последний момент в нём проснулся стихийный христианин и ученик семинарии.

Кровоизлияние в мозг

Ещё утром, за несколько часов до кончины, стали известны результаты анализов: «При исследовании крови отмечено увеличение количества белых кровяных телец до 17000 (вместо 7000-8000 в норме) с токсической зернистостью в лейкоцитах. При исследовании мочи обнаружен белок до б промилле (в норме 0)». Налицо явные симптомы отравления.
Но в официальном сообщении о смерти вождя говорилось всё то же: умер от кровоизлияния в мозг на почве гипертонической болезни и атеросклероза. Фразы, где говорилось о жидкости в желудке, Берия вычеркнул лично.
Даже намекнуть на возможность отравления «отца народов» было смертельно опасно, поскольку могло привести к народным волнениям. И, конечно, искать отравителей трудящиеся стали бы среди соратников генералиссимуса.
После всего случившегося Берия, не побоявшийся устранить самого Сталина, очевидно, внушал другим партийным лидерам настоящий ужас. Хотя Берия не уловил истинного ритма событий.
Находясь в самой сильной позиции, он не требовал ни должности первого секретаря, ни премьерства, уступив их Хрущёву и Маленкову. На первом этапе Лаврентий Павлович удовлетворился министерством внутренних дел, которое вобрало в себя и госбезопасность. Самой насущной задачей было сокрытие следов и установление контроля над второй по мощи (после армии) силовой структурой.
Сразу же было резко свёрнуто «дело врачей», что вызвало в народе неоднозначную реакцию. Кто-то считал, что евреи вызволили своих и отравили товарища Сталина, кто-то, напротив, полагал, что «врачи-отравители» были действительно невиновны — ведь генералиссимус умер уже после их ареста. Так эти две взаимоисключающие трактовки в народной памяти и остались.
Берия провёл амнистию и начал выступать с глобальными инициативами, направленными на улучшение отношений с Западом. Отсюда возникла ещё одна версия: Лаврентий Павлович отравил Сталина, действуя по заданию американской разведки или агентов мирового сионизма. Однако стимулов избавиться от генералиссимуса у него самого было предостаточно. К тому же пик противостояния двух военно-политических блоков уже закончился.
Придя в себя, наследники генералиссимуса избавились от Берии, повесив на него все грехи за предшествующие репрессии. Однако самое впечатляющее преступление они предпочли сохранить в глубокой тайне.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Заговор в Кремле