Захоронение в Дубовке: Как создаётся исторический вымысел

21 июня 2012 года на канале НТВ вышел сюжет собкора Ольги Черновой, встревоживший российскую общественность: под Воронежем, близ Дубовки, обнаружено массовое захоронение жертв сталинских репрессий. Дело, казалось бы, яснее некуда — найдена общая могила жертв «большой чистки» 1937-1938 гг. Однако доказательства преступлений, предоставленные общественными организациями — участниками перезахоронения, вызвали бурю негодования. Что же в них оказалось не так?

Фото: захоронение в Дубовке — интересные факты

Доказательства

История поисков началась в 1989 году, когда в областную газету «Коммуна» обратился житель посёлка Дубовка В.П. Новиков. Он сообщил, что зимой 1936-1937 гг. во время прогулки со школьными товарищами вдоль реки Усманки наткнулся на следы крови и нарушения снежного покрова — как раз там, где находились «лагеря войск НКВД». По следам письма было создано отделение общества «Мемориал», которое вместе с поисковым обществом «Риф» начало раскопки и вскоре обнаружило восемь мест предполагаемых захоронений, где позже были найдены человеческие кости. Поиски велись в 1992-м, затем были прерваны и продолжились уже в 2006-м.
Несмотря на то, что 14 июня 1992 года уголовное дело по факту обнаружения массовых захоронений было прекращено «за отсутствием состава преступления», руководители участвовавших в раскопках общественных организаций сделали однозначный вывод — найденные останки принадлежат людям, ставшим жертвами сталинских репрессий. Вывод сделан на следующих основаниях: свидетельство шофёра воронежского УНКВД Е.А. Молчанова, работавшего там в 1937-1938 гг.; рассказы нескольких местных жителей; фрагменты двух документов, найденных при останках (принадлежат расстрелянным, «дела» которых имеются в архиве Управления ФСБ по Воронежской области); черепа погибших (имеют огнестрельные повреждения в затылочной части); наручники, проволока и ремни (которыми людям предположительно связывали руки).
Ну что же, давайте разберёмся в доказательствах. Стопроцентно достоверными можно считать лишь показания шофёра (он работал в НКВД, был непосредственным свидетелем) и совпадения по найденным фрагментам документов. Показания местных жителей также скорее достоверны, чем нет. Но со всем остальным возникают проблемы.
Начнём с того, что проволокой и ремнями можно связывать руки, а можно, например, использовать их вместо брючного ремня или перевязи для мешка со скарбом. Следовательно, считать эти находки однозначно указывающими на тайные захоронения НКВД оснований нет. Найденные советские наручники указывают на то, что надеты они были сотрудниками внутренних дел, но по какому поводу были надеты и не сняты, неясно. Вполне возможно, что они оказались на руках мародёра, бандита, немецкого агента или диверсанта, которые наводнили город с началом Великой Отечественной.
«Усилились налёты вражеской авиации. Чаще стали бомбить и сам город, — вспоминала по этому поводу жительница Воронежа Римма Ачкасова. — В районе нашей улицы Софьи Перовской, что проходит вдоль Воронежского моря на его правом берегу, бомбы падали лишь на важные объекты и с поразительной точностью: на электростанцию, на школу №10, где размещался военный госпиталь, на склад-архив… Предателей тогда было много».
«Прибыли в Воронеж, — делится воспоминаниями бывший артиллерист М.А. Черномордик. — Встали на южной окраине города, заняли огневые позиции. Мимо нас двигалась огромная колонна беженцев. Поразило, что среди них было большое количество молодых парней. Мы все удивлялись, почему они не в армии. Потом, через два дня, эта «молодёжь» ударила нам в тыл. Это были переодетые немецкие парашютисты, свободно владевшие русским языком…».
Всего в 1943 году органами НКВД в Воронежской области было арестовано 3926 человек, в том числе агентов германской разведки и подозреваемых по шпионажу — 218, немецких пособников — 2861, дезертиров Красной Армии — 319, прочего «антисоветского элемента — — 528. Многим из них в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении» полагался расстрел — в затылок или нет, это уже второй вопрос.

Неудобные факты

Далее — в картину захоронений «жертв сталинских репрессий» совершенно не укладываются найденные в ямах немецкие наручники. Поскольку данных, что органы НКВД их использовали, нет, логично предположить, что их надевали на людей немцы. Но откуда взялись немцы под Воронежем в 1937-1938 гг.? Или немецкие наручники на воронежцев были надеты немцами в 1942-1943 гг., когда в разделённом на две части городе шли ожесточённые бои?…
Смерть в результате выстрела в затылок также не может служить основанием для вывода о том, что убитый — жертва сталинских репрессий. Таким же образом уничтожали пленных фашисты. Так, пойманных беглецов — французских офицеров — из концлагерей во время Второй мировой было предписано переправлять в лагерь Маутхаузен, где с ними расправлялись выстрелом в затылок. Академик Н.Н. Бурденко на заседании Специальной комиссии 13 января 1943 года докладывал, опираясь на свидетельство очевидца: «В Орле… немцы клали на землю советских граждан и стреляли из револьвера в затылок, они моментально умирали. При раскрытии их могил я убедился, что это показание правильно». Наконец, в документе — «Сообщение Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Каты иском лесу военнопленных польских офицеров» читаем: «Данными судебно-медицинской экспертизы с несомненностью устанавливается <…> применение немецкими палачами при расстреле польских военнопленных того же способа — пистолетного выстрела в затылок, который применялся ими при массовых убийствах советских граждан в других городах, в частности в Орле, Воронеже, Краснодаре и в том же Смоленске».
Следовательно, стрелять в затылок людям, найденным под Дубовкой, вполне могли и немцы. А вот оружие могло быть и советского производства — большое количество захваченных 7,62 мм револьверов системы Нагана образца 1895 года и 7.62 мм самозарядных пистолетов Токарева (ТТ) образца 1933 г. было принято фашистами на вооружение под соответствующими индексами и имелось как у диверсантов и немецкой агентуры, так и у гестаповцев и обычных военнослужащих вермахта и СС. Вот что по этому поводу пишет лётчик-космонавт К.П. Феоктистов, мальчишкой во время войны эвакуированный в Воронеж: «Выхожу на перекрёсток и вижу, что по поперечной улице с двух сторон подходят патрули. Пока они меня останавливали, мой напарник успел юркнуть в подворотню. Я бежать не мог — пристрелят как миленького. Подошли. Один из них, высокий, с эсэсовскими молниями в петлицах, схватил меня за руку, что-то крича, и повёл через арку во двор. Притащил к глубокой яме, поставил к ней спиной, достал пистолет (отчётливо запомнилось: почему-то не «вальтер», не «парабеллум», а наш ТТ — опробовал?), снял с предохранителя и, продолжая орать, махал им перед моим носом. Я различил: «рус шпион», «партизан», «откуда пришёл» и понял: пахнет жареным, дело, наверное, совсем плохо, пожалуй, на этот раз не вывернуться.
Внезапно в глазах немца что-то изменилось. Я не успел испугаться, увидел только мушку на стволе пистолета, когда немец вытянул руку и выстрелил мне в лицо. Я почувствовал удар в челюсть и полетел в яму. Падая, перевернулся на живот и не разбился. Пуля, как потом выяснилось, прошла через подбородок и шею, навылет».

Жертвы войны

Впрочем, не все черепа в ямах под Дубовкой имеют пулевые отверстия в затылке. По словам члена правления Международного общества «Мемориал» В.И. Битюцкого, от 40 до 60% черепов фрагментированы, что не может являться следствием выстрела из пистолета в голову. Из сюжета НТВ мы узнали, что найденные останки имеют переломы рук и ног. Можно, конечно, такие травмы получить в застенках НКВД, но можно и в застенках гестапо или на улице от немецкого патруля, а ещё проще — в охваченном войной городе, когда рядом с тобой взрывается бомба. Тут у жертв будут и переломы костей, и сильная раздробленность черепа. Но почему тогда считается, что разбитый череп обязательно должен принадлежать жертве репрессий?…
Ещё один факт, совершенно не вписывающийся в теорию о сталинских «чистках»: большое количество (до 40%) найденных под Дубовкой останков — женские. По статистике, число смертных приговоров женщинам в сталинское время было на порядок ниже. Откуда же тогда взялось такое количество женских скелетов в ямах? Ответ может быть простым. С началом Великой Отечественной в Воронеж потянулись беженцы — одних только детских домов было развёрнуто шесть штук, ещё четыре готовились к открытию. Однако приближение гитлеровцев вынуждало многих мирных жителей покидать город по железной и грунтовым дорогам, под непрерывными бомбёжками немецкой авиации. Убитых хоронили в общих могилах.
Грунт в районе Дубовки (мимо которой проходит железная дорога) песчаный, что, видимо, сыграло решающую роль в зимнее время. Морозы в то время ударили такие, что в январе 1942-го был отмечен рекорд (который держится до сих пор) — столбик термометра опустился ниже -36° С. Промерзшая песчаная земля значительно легче поддаётся лопате и кайлу, нежели обычная, — поэтому погибшие мирные жители Воронежа и беженцы вполне могли оказаться в общих могилах в Дубовском лесу. Об этом говорит и характер найденных в могилах вещей — нательные крестики (в перечне предметов, разрешённых заключённому советской тюрьмы, их нет), разнообразные кружки, расчёски, зубные щётки и прочие предметы, которые имеются у каждого человека, меняющего место жительства.
Без сомнения, часть найденных останков в Дубовском лесу принадлежит людям, приговорённым к расстрелу и действительно расстрелянным сотрудниками НКВД. Но мы не можем игнорировать факты, свидетельствующие о захоронении там же убитых фашистами мирных жителей Воронежа.

Журнал: Тайны 20-го века №34, август 2012 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Юрий Данилов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —