Завод Прогресс в Куйбышеве: Создание баллистических ракет

Ровно 55 лет назад правительством СССР было принято решение о создании на берегах Волги крупнейшего ракетно-космического предприятия, которое сейчас называется «ЦСКБ-Прогресс». Именно после его ввода в эксплуатацию в 1958 году тогдашний руководитель нашей страны Никита Хрущёв заявил на весь мир, что «теперь мы делаем ракеты на конвейере, как сосиски», и пообещал с помощью этих ракет показать Америке «кузькину мать».

Завод Прогресс в Куйбышеве: Создание баллистических ракет

Необходимо серийное производство

Осенью 1957 года, после успешного запуска на орбиту первых советских спутников, главный конструктор баллистических систем Сергей Королёв направил в Совет Министров СССР подробную записку, где говорилось о необходимости развёртывания в стране крупномасштабного ракетного производства. Основные положения этого документа он изложил так: ракета Р-7 получилась настолько удачной, что для усиления обороноспособности СССР и ускорения темпов освоения космоса её необходимо срочно запускать в серийное производство.
Самые первые «семёрки» были изготовлены в цехах опытного завода №88 в подмосковном городке Подлипки (ныне Королёв). Однако главный конструктор прекрасно понимал, что для масштабного освоения космоса и выполнения оборонных задач мощностей одного предприятия явно недостаточно. Поэтому Сергей Павлович в конце 1957 года в своей докладной записке просил у руководства СССР разрешения перепрофилировать одно из крупных оборонных предприятий страны специально под выпуск изделия 8К71 (так в технических документах именовалась ракета Р-7).
В декабре 1957 года состоялась встреча Королёва и Хрущёва, на которой обсуждалась упомянутая выше тема массового ракетного производства. Главный конструктор смог нарисовать генсеку такие заманчивые перспективы развития советской космонавтики на ближайшие годы, что Хрущёв сдался и поручил помощникам срочно готовить необходимые документы.
Уже 2 января 1958 года вышло закрытое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №2-1 «Об организации серийного производства изделия 8К71 на Государственном авиационном заводе №1 имени И.В. Сталина Куйбышевского Совета народного хозяйства» (в то время — организация п/я 208, ныне — ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс» в Самаре). Заводу предписывалось уже в IV квартале 1958 года выпустить не менее трёх лётных изделий 8К71, не прекращая при этом выпуска самолётов Ту-16.
Ведущим конструктором изделия 8К71 тогда являлся 39-летний начальник отдела «Королёвского» ОКБ-1 Дмитрий Козлов. В начале января 1958 года Королёв пригласил его к себе и сообщил инженеру, что тот назначен его заместителем. После этого Сергей Павлович сказал Козлову, что при личном одобрении Хрущёва он немедленно направляется в Куйбышев для организации на заводе №1 серийного производства ракет Р-7. План перепрофилирования предприятия с авиационного на ракетное производство разработали в необычайно сжатые сроки — всего за три недели.

Особо важное задание

Вот как о том непростом времени вспоминает Георгий Фомин, почётный работник ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс», ныне пенсионер, а в ту пору — молодой специалист.
— На завод №1 в Куйбышев я был направлен в апреле 1956 года, после окончания Московского авиационного института. На предприятии я сначала работал технологом, а потом — мастером по вооружению самолётов Ту-16 лётно-испытательной станции (ЛИС).
В конце января 1958 года по заводу вдруг пошли слухи о том, что в скором времени у нас произойдут большие перемены и предприятие перейдёт на выпуск новой продукции. Я, как и большинство заводчан, тогда не был посвящён в истинные планы руководства и потому полагал, что мы будем делать новый вид самолётов. Это вроде бы подтверждалось тем фактом, что в 1957 году на заводе №1 были изготовлены и переданы для государственных испытаний три самолёта конструкции Лавочкина («изделие 250»), отличавшиеся изумительно красивой аэродинамической формой и, самое главное, достигавшие в полёте сверхзвуковых скоростей.
Такое моё неведение продолжалось до начала апреля 1958 года, когда приказом директора завода №1 Виктора Литвинова был образован новый цех №15 — сборочно-испытательный. А потом группу специалистов, в число которых включили и меня, собрали в заводоуправлении и рассказали, какую именно технику в дальнейшем будет выпускать наше предприятие — ракету Р-7.
Первоочередными задачами, которые перед нами тогда поставили, были следующие: переобучение в подразделениях ОКБ-1 и на заводе №88 в Подлипках, а также скорейшее переоборудование нашего цеха под выпуск ракетной продукции. При этом все мы, мягко говоря, были ошеломлены услышанным, но в то же время открывшиеся перспективы придали нам энтузиазма и энергии.
За ходом подготовки завода №1 к серийному выпуску ракет Р-7, а позднее и за самой работой предприятия внимательно следило высшее руководство СССР. О том, какое важное значение придавалось этому вопросу, говорят хотя бы следующие факты. В апреле 1958 года завод с инспекцией посетил заместитель Председателя Совета Министров СССР Дмитрий Устинов, в августе того же года — Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР Никита Хрущёв, а в апреле 1959 года — секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Сообщения специальной комиссии о ходе перепрофилирования завода №1 на ракетно-космические рельсы в ЦК КПСС и Совете Министров СССР заслушивались как минимум два раза в месяц.
Производственники своё слово сдержали. Когда в ноябре 1958 года комиссия в очередной раз инспектировала предприятие, по итогам проверки она отметила, что «завод №1 в настоящее время представляет собой нормально действующее производство изделий 8К71, которое может обеспечить выполнение программы как 1958 года, так и 1959 года».
Как сейчас вспоминают ветераны, за 20 дней до сдачи первого изделия на заводе было объявлено казарменное положение. На рабочих местах поставили раскладушки, рабочие и служащие принесли сюда личные вещи, а в цехах круглосуточно работали буфеты. Козлов с группой инженеров два раза в сутки проводил оперативки в кабинете начальника сборочного цеха, на которых подводились итоги уже сделанного.
График выполнения работ расписывался даже не по часам, а буквально по минутам, и при этом всегда указывалось, какое денежное вознаграждение получит инженер или рабочий, если выполнит задание в срок и с высоким качеством. В результате такого метода стимулирования заводчане получили к Новому году большие по тем временам деньги, чем немало порадовали своих родных, которые, конечно же, очень переживали из-за их отсутствия дома в течение многих недель.
Благодаря неимоверным усилиям рабочих и служащих особо важное задание страны было выполнено в срок: 30 декабря 1958 года с завода №1 на космодром на спецпоезде отправили два готовых изделия 8К71. Сопровождал этот ценный груз заместитель главного конструктора Дмитрий Козлов.

Самое надёжное изделие

Чтобы сейчас понять все значение той громадной работы, которую коллективу завода №1 удалось сделать в 1958 году, следует сказать, что ни до, ни после тех событий никто в мире в такие сжатые сроки не занимался переводом крупного промышленного предприятия на массовое ракетное производство.
За эту беспрецедентную по времени и масштабам работу по перепрофилированию предприятия Дмитрий Козлов был награждён орденом Ленина, а тогдашний директор завода №1 Виктор Литвинов получил свою вторую «Золотую Звезду Героя Социалистического Труда.
Как известно, ракета Р-7, изготовленная на заводе «Прогресс», позволила 12 апреля 1961 года совершить успешный полёт первому в мире космонавту Юрию Гагарину. Впоследствии большинство орбитальных и межпланетных стартов, которые ныне составляют гордость отечественной космонавтики, были произведены именно с помощью этого ракетного изделия.
В течение второй половины XX века весь мир узнавал его под все новыми и новыми названиями: «Восток», «Восход», «Молния», «Союз» и некоторыми другими. К настоящему времени на самарском предприятии ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» выпущено уже более 1800 таких ракет. Коллектив завода гордится тем, что Р-7 по сей день остаётся самой надёжной в мире космической продукцией. Число её успешных пусков превышает 98, 6 процента, то есть её надёжность выше, чем, например, у автомобиля «Жигули». И если в США ныне заморожена программа выпуска новых космических аппаратов серии «Шаттл», то самарские конструкторы уверенно заявляют, что ракета Р-7 в её различных модификациях сможет послужить делу освоения космоса ещё не одно десятилетие. Просто другой столь надёжной и относительно дешёвой ракеты-носителя в мире больше не существует.

Журнал: Тайны 20-го века №53, декабрь 2012 года
Рубрика: Глобальные проекты
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: Тайны 20 века, космос, завод, Хрущёв, Куйбышев, ракета, Королёв, Козлов





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —