Мы привыкли считать, что землетрясения — это что-то страшное, но далёкое, нечто такое, что нам не грозит. А если не грозит — то и переживать об этом незачем. Потому и жители Ташкента ни о чём подобном не беспокоились, когда 26 апреля 1966 года мирно досматривали предрассветные сны в своих постелях. В тот самый миг столицу Узбекистана потрясло страшное землетрясение, почти сровнявшее город-миллионник с землёй.

Ташкентское землетрясение 1966 года

Землетрясение в Ташкенте 1966 - число погибших, сколько баллов?

Когда земля разорвалась

В 5 часов 22 минуты и 53 секунды утра, всего за несколько минут до рассвета, умиротворённую столицу Узбекской ССР вырвали из сна в жестокую реальность мощные сейсмические толчки. Будто саму землю внезапно начало лихорадить. Из толщи пород доносился страшный гул и треск, прорывались вспышки яркого света. Тектоническая плита под центральными кварталами города в прямом смысле слова разорвалась пополам: на глубине 2 км образовалась колоссальная трещина протяжённостью около 4-5 км по горизонтали и простирающаяся почти на 7 км вглубь. Ежесекундно происходило до трёх толчков, здания начали подпрыгивать на месте. Землетрясение было настолько сильным, что стены обваливались, штакетник кровли глинобитных домов ломался, и крыши рушились прямо на головы спящим. На окраинах Ташкента, ближе к периферии очага, толчки были слабее, но даже они причиняли чудовищные разрушения. Целые куски стен отваливались от домов. Популярная в те годы алебастровая лепнина осыпалась с потолков. Стёкла, зеркала, светильники, посуда в шкафах — всё превратилось в месиво острых осколков, не дававших и шагу ступить, чтоб не пораниться.
Катаклизм продлился всего несколько секунд, но за это время сотни строений на площади 10 кв. км. превратились в развалины. Более 300 тысяч жителей лишились абсолютно всего. Каждый пятый в городе в одночасье стал бездомным.

Ярость стихии

В течение двух лет с того рокового утра порода под Ташкентом продолжала сотрясаться в жестоких конвульсиях. В первые дни толчки следовали почти непрерывно, и каждый раз земля отзывалась гулким подземным грохотом и резкими звуками, похожими на пушечные выстрелы. К декабрю 1969 года общее чисто афтершоков (так учёные называют более слабые толчки, происходящие после основного) превысило 1100. Но первый, самый мощный и самый разрушительный удар так и не был зафиксирован. По неизвестной причине аппаратура сейсмической станции в самый ответственный момент просто не сработала. Точную мощность и причины землетрясения удалось установить лишь после досконального анализа характера разрушений, проведённого местными специалистами.
Как выяснилось, магнитуда в очаге землетрясения была относительно невелика — 5,2 по шкале Рихтера. Но из-за того, что область разлома залегала близко к поверхности, последствия оказались катастрофическими. Интенсивность толчков в эпицентре достигала 9 баллов из 12 возможных, на окраинах — не менее 6. Шкала MSK-64 определяет подобные землетрясения как «опустошительные» — вызывающие обвалы, обрушения зданий, появление трещин в земной коре.
К счастью, сейсмические колебания были не горизонтальными, которые особенно опасны для наземных строений из-за эффекта раскачивания из стороны в сторону, а вертикальными. Если бы всё было иначе, площадь максимальных разрушений была бы гораздо больше упомянутых 10 км2.

Нет ничего хуже страха

Всё же масштаб трагедии был огромен. По сухим оценкам ущерба, предоставленным специальной правительственной комиссией, землетрясение уничтожило более 2 млн. Кв, м жилой площади. Почти три сотни административных и коммунальных зданий, 700 магазинов и столовых, сотни школ, больниц и промышленных строений превратились в руины. Город с населением в 1,5 млн. Человек остался без воды и электричества. Сами люди были раздавлены, растеряны, убиты горем. 78 тысяч семей остались без крова и средств к существованию. Для многих жизнь в тот момент кончилась. Как жить, когда не знаешь, что тебе делать и куда податься?
Несмотря на чудовищную разруху, человеческие жертвы оказались минимальны. По разным данным, погибло от 4 до 8 человек, ещё около полутора сотен ташкентцев были ранены. Причём больше половины из них пострадали в результате собственного безрассудного поведения. В панике люди начинали выпрыгивать из окон, бежать, не разбирая дороги, падать или наталкиваться на обломки. На самом же деле катаклизм отнял куда больше жизней. Но нет, дело не в подтасовке фактов в отчётах. Землетрясение убивало медленно. Страхом.
Люди были настолько напуганы, что одно лишь ожидание возможного повторения трагедии доводило их до сердечного приступа. Даже в периоды относительно лёгких афтершоков от сердечной недостаточности погибали десятки пожилых и людей со слабым сердцем. Так что число реальных жертв перевалило за сотню.

Всем миром

Не секрет, что многие происшествия в СССР замалчивались, но ташкентская катастрофа была не из их числа. Все союзные республики в едином порыве поднялись против беды братского народа.
В день землетрясения в Ташкент на самолёте прибыл лично Леонид Брежнев в сопровождении главы правительства Алексея Косыгина и целого штата опытных специалистов. Уже на следующее утро был готов план спасения жителей и полномасштабного восстановления столицы.
В первую очередь был развёрнут палаточный лагерь на тысячу палаток и восстановлено снабжение продуктами и предметами первой необходимости за счёт открытия 600 временных магазинов и полевых пунктов питания. Коммунальные системы почти не пострадали, так что после оперативного ремонта электричество и вода подавались без перебоев. Благодаря этому риск вспышки эпидемии — бессменного спутника катастроф — был задушен в зародыше.
Чтобы обезопасить детей, их организованно отправили в пионерские лагеря 94 областей Страны Советов. Помимо этого, более 15 тысяч семей добровольно выразили готовность переселиться в другие регионы — и правительство помогло им с переездом. Остальные остались помогать ликвидаторам. Собственноручно поднимать свой город из руин.
Помочь бедствующему Ташкенту стремились все республики, не осталась в стороне даже входившая на тот момент в состав Югославии Македония. Город исправно снабжался палатками, строительными материалами и медикаментами. Житницы поставляли продовольствие, производственные центры — промышленные товары и технику.
Помимо бюджетной помощи, в первые же дни после землетрясения был создан фонд, куда перечислялись личные и коллективные средства всех небезразличных граждан. Благодаря этому фонду удалось собрать около 10 млн. Рублей — солиднейшую по тем временам сумму. Больше половины из неё пошло на ремонт частных домов, пострадавших, но пригодных к восстановлению. Ещё около миллиона рублей было направлено на материальную помощь нуждающимся, а остальные деньги пошли на организацию бесплатного питания детей и их перевозку в лагеря.
Надо отметить, за всё время восстановления в Ташкенте не произошло ни одного случая мародёрства — настолько трагедия сплотила людей.

Будем строить, Будем жить

Это было время свершений. Поднимать Ташкент из руин помогали не только рублём и сочувствием, но и живой силой. Со всех уголков Необъятного в столицу Узбекистана стекались рабочие и волонтёры. Развернулась самая настоящая всесоюзная стройка. Ташкент не просто восстанавливали по кирпичику — его делали лучше, современнее, удобнее для жизни. На месте ветхих глинобитных домов, занимавших почти весь центр, выросли новые многоэтажки. Можно сказать, город стал «выше» почти в полтора раза.
К началу зимы 1966 года первостепенная задача была выполнена — все 300 тысяч человек, оставшихся без крыши над головой, получили новое жильё. Но работы только начинались. Мало разгрести обломки и построить на их месте новые дома — нужно было устранить последствия буйства стихии и фактически с нуля отстроить инфраструктуру, достойную столицы. Работы продолжались три с половиной года, вплоть до начала 70-х. Всего за это время было отстроено несколько миллионов квадратных метров жилых, общественных и производственных помещений. По официальным данным, Россия подарила Узбекистану в общей сложности 664,8 тысячи квадратных метров (из них 230 тысяч приходились на долю одной лишь Москвы и 100 тысяч — на долю Ленинграда), ещё 53 тысячи кв. м. помогла отстроить Украина.
Лицо обновлённого Ташкента облагородил новый университет, дворец Дружбы народов, музей истории, телебашня, несколько гостиниц, цирк и заложенный в конце 60-х годов метрополитен. Появился совершенно новый район Чиланзар.
Город не просто стал выше и современнее — он стал более интернациональным. На многих домах по сей день можно заметить памятные знаки: даты, названия родных городов строителей, мозаики и барельефы на стенах. Многие из тех, кто участвовал в ударной стройке, остались жить в столице УССР, но, к сожалению, в какой-то момент это стало проблемой.
Ташкентцы оказались недовольны тем, что в их родном городе стало так много русских, украинцев, белорусов, грузин. Всё чаще в узких кругах звучали недовольные речи, что квартиры в первую очередь отдавались тем, кто их строил, но всё это больше напоминало классическое «Понаехали!». Как ни крути, проблема уничтоженного города была полностью решена, причём в рекордные сроки.

Горькие напоминания

Сегодня о тех страшных секундах апреля вспоминают не часто. Оно и понятно, кому хочется раз за разом воскрешать в мыслях пережитый ужас. Но это вовсе не значит, что всё позабыто.
В память о ташкентском апокалипсисе на проспекте Шарафа Рашидова был возведён мемориальный комплекс «Мужество».
Впрочем, люди вряд ли смогли бы забыть землетрясение в Ташкенте, даже если бы захотели. Для недр события 1966 года не прошли бесследно, и беспокойная земля по-прежнему пытается улечься поудобнее.

Журнал: Неизвестный СССР №12(12), декабрь 2020 года
Рубрика: Стихийные бедствия
Автор: Майя Гребенщикова

Метки: СССР, катастрофа, Война и Отечество, разрушение, землетрясение, Ташкент, 1966, Узбекистан, апрель, Неизвестный СССР





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —