Жигули или Лада — как правильно?

Ровно 40 лет назад в апреле 1970 года все советские СМИ сообщили о том, что Волжский автозавод в Тольятти, который строился немногим более трёх лет, выпустил свою первую продукцию. Новый автомобиль тогда же получил торговое наименование «Жигули». Впрочем, это чисто русское слово для заграницы оказалось неприемлемым, поскольку в ряде стран оно звучало, мягко говоря, двусмысленно. Поэтому в экспортном варианте «ВАЗ-2101» и другие модели завода стали называться «Лада».

Фото: Жигули или Лада — интересные факты

Подвиг разведчика

Конечно же, в 60-х годах прошлого века легковые машины в СССР уже производились, однако они были невероятным дефицитом. «Победы», «Волги», «Москвичи» и «Запорожцы» распределялись исключительно по спискам предприятий и приобрести их даже по месту работы чаще всего можно было лишь по великому блату. Что же касается покупки автомобиля иностранного производства, то о подобном тогда нельзя было даже и мечтать: иномарками в то время владели лишь отдельные представители творческой, спортивной и торговой элиты.
В 60-х годах в Советском Союзе заметно выросли зарплаты и пенсии, и население стало все больше и больше откладывать часть денег «в чулок». Избыточную денежную массу во избежание инфляции надо было чем-то отоваривать, и правительство СССР решило это сделать путём широкой автомобилизации населения.
В качестве базовой модели был выбран автомобиль итальянского концерна FIAT. По оценкам экспертов, он выпускал действительно отличные машины, а модель FIAT-124 в 1965 году на европейском рынке завоевала титул «Автомобиль года». Но лишь в постперестроечные годы стало известно, что заключение контракта с итальянцами было связано со шпионской историей.
В августе 1966 года в ходе переговоров в Риме о строительстве автозавода по лицензии FIAT советская правительственная делегация неожиданно для всех заняла жёсткую позицию по вопросу о процентной ставке кредита. Наши требовали 5 процентов — и не больше, хотя в то время в банках Италии минимальная ставка по кредиту составляла 7 процентов. В результате после долгих препирательств обе стороны согласились на ставку в 5,6 процента. В переводе на иностранную валюту по курсу того времени выигрыш Советского Союза при заключении сделки составил немалую сумму — 38 миллионов долларов.
Тогда лишь немногие из руководителей СССР знали, что за столь уверенной позицией советской делегации на переговорах стояла незримая работа нашей разведки. Подписание контракта с FIAT с такой кредитной ставкой стало возможным благодаря блистательной операции, проведённой офицером КГБ Леонидом Колосовым. Работая в Италии под видом журналиста, Колосов сумел через организованную им агентурную сеть выяснить тот предел, до которого итальянская сторона могла бы опустить банковскую ставку по кредиту. Более того, он даже добыл совершенно секретный документ из правительства Италии, подтверждающий эту информацию. Эта небольшая бумажка и позволила СССР сэкономить те самые 38 миллионов долларов.

Выбор Алексея Косыгина

Решение о строительстве завода по выпуску легковых автомобилей в Тольятти было подписано после заседания Политбюро ЦК КПСС 20 июля 1966 года. Но сейчас известно, что этот автозавод вполне мог быть возведён вовсе не в Куйбышевской области, а в каком-нибудь другом регионе страны.
Изначально проектантами рассматривалось 119 вариантов размещения нового автопредприятия, но после первой стадии отбора таких мест осталось 39, а затем только шесть: в Горьком, в Балаково, на Украине, в Белоруссии, в Вологодской области и в Тольятти. В итоге все решила ЭВМ, которая просчитала географические параметры новостройки, её производственную базу, строительные ресурсы, подъездные пути и многое другое.
Однако после того как своё «добро» на строительство уже дал Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, против итальянского завода неожиданно выступил Дмитрий Устинов, в то время — секретарь ЦК КПСС по вопросам обороны. Он сказал, что и в нашей стране вполне достаточно опытных конструкторов и производственников, и потому отечественная промышленность, которая выпускает лучшую в мире военную технику, способна построить автозавод и без участия иностранцев.
Положение спас председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин, который был одним из инициаторов строительства итальянского автозавода в Тольятти. Он сказал, что одного такого предприятия нашей огромной стране всё равно будет недостаточно, и предложил строить сразу два автозавода — один с привлечением итальянцев, другой — силами советской оборонной промышленности. В итоге второй из названных проектов был воплощён в Ижевске. Что из этого получилось, сейчас известно всем: ижевский «Москвич» даже во времена СССР стал символом самого низкого автомобильного качества. А в Тольятти при участии концерна FIAT в итоге было возведено образцовое предприятие нового типа, которое стало школой передового опыта для всего отечественного машиностроения.

Нецензурные «Жигули»

После того как ВАЗ со своей продукцией вышел на международный рынок, с названием «Жигули» сразу же произошло несколько лингвистических казусов. Оказалось, что для иностранного уха имя тольяттинской машины весьма непривычно, а в ряде языков, например, в немецком и английском, шипящий звук «ж» отсутствует вовсе. Вдобавок к этому выяснилось, что в ряде стран это название звучит, как уже говорилось, неприлично. В частности, во Франции близкое по произношению слово «жиголо» означает «молодой любовник пожилой женщины, живущий за её счёт». В Испании и Португалии есть ругательство, похожее на название нашей машины, которое означает «иди в поросячий зад». А в венгерском языке выражение, звучащее как «щикули», и вовсе относится к нецензурным оборотам речи. Таким образом на международную арену волжскую малолитражку под именем «Жигули» было решено больше не выпускать.
В 1973 года у «вазовской» машины появилось ещё одно имя — «Лада», выбранное специально для зарубежного потребителя. Существует много легенд о том, как было выбрано это новое название. Одна из версий гласит, что конструкторы ВАЗа при выборе случайно услышали популярную в то время песенку: «Хмуриться не надо, Лада». В других рассказах проводится аналогия с товарным знаком предприятия «Ладья», который появился почти одновременно с «Жигулями». Так или иначе, но это имя сразу всем понравилось. Конечно же, вазовцы сразу же поспешили проверить «Ладу» на международную благозвучность, но, к счастью, никаких накладок обнаружено не было. Правда, близкое по звучанию слово из венгерского языка переводится как «сундук». В хорватском языке оно же означает «ларь, ларец». Однако эти предметы неприличными называть вряд ли возможно.

«Кривой стартёр» для «итальянца»

Уже говорилось, что при производстве первого тольяттинского автомобиля «ВАЗ-2101» за основу был взят FIAT-124 образца 1966 года. При этом его пришлось дорабатывать с учётом социальных и климатических условий нашей страны. В общей сложности в конструкцию «итальянца» было внесено более 800 изменений. В частности, у машины был увеличен клиренс (просвет между корпусом и дорогой) со 164 до 175 мм, усилены подвеска и кузов, а задние дисковые тормоза заменены на барабанные, более долговечные и стойкие к загрязнению. Кроме того, по предложению ветеранов автопрома в комплектацию советского «Фиата» добавили рукоятку завода двигателя («кривой стартёр»). Слева на корпусе машины появилось наружное зеркало заднего вида, а ручки дверей стали утопленными. Немного были изменены и параметры двигателя. В частности, проектанты перенесли распределительный вал в его головную часть, диаметр цилиндра увеличили с 73 до 76 мм, а ход поршня уменьшили с 71,5 до 66 мм, отчего двигатель при сохранении рабочего объёма в 1198 «кубиков» стал более мощным. По этим и другим причинам масса «ВАЗ-2101» по сравнению FIAT-124 увеличилась на 90 килограммов, но всё это позволило сделать конструкцию более прочной и надёжной, что немаловажно для эксплуатации машины в российских условиях.
Шесть самых первых автомобилей «ВАЗ-2101» были собраны на главном конвейере Волжского автомобильного завода 19 апреля 1970 года. Головной экземпляр сошёл с конвейера под управлением итальянского шефа-инструктора Бенито Гуидо Савоини. Ещё в историю ВАЗА золотыми буквами вписано, что в сборке этой машины участвовали слесари Волжского автозавода Присяжнюк, Осипов, Гусев, Орлихин и Глазунов. Впоследствии самая первая товарная автомашина этой марки после 19 лет практически безупречной эксплуатации заняла своё почётное место в музее Волжского автозавода.

Журнал: Тайны 20-го века №19, май 2010 года
Рубрика: История техники
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: СССР, Тайны 20 века, машина, автомобиль, завод, Италия, Тольятти, экспорт, Лада, Жигули



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —