Жигулёвская ГЭС

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Шестьдесят лет назад Совет Министров СССР принял решение о строительстве Куйбышевской (ныне Жигулёвской) гидроэлектростанции. Об этом жители страны узнали из правительственного постановления, которое было опубликовано в газетах 21 августа 1950 года. Плотину ГЭС намечено было поставить в окрестностях небольшого городка Ставрополь-на-Волге (ныне Тольятти), который в то время имел статус районного центра. Во время строительства Ставрополь попал в зону затопления Куйбышевского водохранилища и в 1953-1955 годах практически полностью был перенесён на новое место.

Фото: Жигулёвская ГЭС — интересные факты

Неудобный генерал

Это сейчас Жигулёвская ГЭС считается одним из рядовых объектов российской энергетики. Однако в 1958 году, когда гидроузел сдавали в эксплуатацию, равных ему по мощности не было во всём мире.
В августе 1950 года, сразу же после публикации постановления Совета Министров СССР в Ставрополе начало работу специализированное управление «Куйбышевгидрострой», при котором, согласно практике того времени, сразу же возник исправительно-трудовой лагерь, поставлявший на площадки дешёвую рабочую силу. Начальником всего строительства тогда же был назначен генерал-майор инженерно-технической службы Иван Васильевич Комзин (1905-1983), биографией которого вполне можно руководствоваться, создавая труды по истории многих великих строек СССР.
До войны Иван Васильевич работал на строительстве Магнитогорского металлургического комбината, где быстро поднялся по служебной лестнице и стал заместителем наркома тяжёлого машиностроения СССР. Комзина, однако, бюрократическая служба не впечатляла. Поэтому в 1940 году он перешёл на должность начальника строительства Таллиннского морского порта. В дальнейшем Иван Васильевич работал в штабе ВМФ, где дослужился до звания генерал-майора инженерно-технической службы, руководил восстановлением разрушенных немцами портов на Балтийском и Чёрном морях, а в 1950 году получил направление на берега Волги.
Ветераны «Куйбышевгидростроя» вспоминают, что их начальник был пре красным техническим специалистом, опытным руководителем, умеющим работать с людьми. Комзин никогда не «вытягивался в струнку перед самым высоким начальством, в том числе и перед секретарями обкома, всегда отстаивал свою точку зрения, поэтому частенько оказывался весьма неудобным для представителей партийного руководства. Поговаривают, что кое-кто из Куйбышевского обкома КПСС в те годы был бы не прочь избавиться от строптивого начальника строительства ГЭС. Однако партийные бонзы при этом прекрасно понимали, что вряд ли кому-либо другому будет по плечу та громадная организационная работа, которая ежедневно и ежечасно требовалась на этой гигантской стройплощадке.

По методу Николая I

Комзин был человеком, безусловно, авторитетным, а рабочие вопросы решал любыми способами, в том числе и весьма оригинальными. Так случилось со строительством автомобильного шоссе Куйбышев — Ставрополь. В конце 1950 года между Комзиным и первым секретарём Куйбышевского обкома КПСС Александром Пузановым неожиданно возник спор о том, где именно должна проходить трасса. Комзин, как опытный хозяйственник, конечно же, ратовал за кратчайший маршрут. А Пузанов настаивал на прокладке хотя и более длинного пути, но зато более удобного для здешних колхозов. После жарких дискуссий в кабинете спорщики решили проехаться по будущей трассе.
На берегу реки Сок Пузанов вдруг обратился к сопровождавшему их Александру Паренскому, секретарю парткома — Куйбышевгидростроя»: — Ты всю дорогу молчал, а теперь рассуди нас. Сейчас мы с начальником строительства возьмём по булыжнику, и кто из нас забросит его дальше в воду, тот и победит». Паренский смутился, но вынужден был разбить рукопожатие спорщиков. После этого Комзин и Пузанов взяли булыжники и, подойдя поближе к берегу, с разбегу закинули их в воду. Комзин бросил камень примерно метра на два дальше. Тут же Иван Васильевич подозвал к себе прораба-дорожника Рыкова и на его карте карандашом провёл прямую линию, сказав при этом: «Поступим так, как сделал в своё время царь Николай I, когда на карте с помощью сабли и карандаша обозначил путь, по которому прошла железная дорога от Санкт-Петербурга до Москвы».
Конечно же, Пузанов в этом споре дал маху, не учтя физических качеств Комзина. Иван Васильевич был громадным, очень сильным мужичиной двухметрового роста и потому без труда одержал победу в метании камня. Хотя и Комзин рисковал — при жизни Сталина публично руководствоваться поступками какого-то царя казалось, по меньшей мере, неосторожным.
Однако в итоге уже к середине лета трасса была полностью готова к эксплуатации.

Царь-рыба для Брежнева

Когда основная часть работ на Куйбышевской ГЭС была завершена, на объект один за другим стали наведываться высокопоставленные лица из Москвы. Комзину, как начальнику стройки, всегда приходилось сопровождать таких гостей, становясь для них не только гидом, но порой почти телохранителем.
Например, осенью 1956 года на строительство прилетел министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов, который при Сталине считался вторым лицом в государстве. В сопровождении Комзина высокий гость спустился в котлован водосливной плотины. Узнав о приезде на ГЭС самого Молотова, у котлована собрались тысячи рабочих и служащих, которые встретили делегацию общей овацией. Очевидцы говорят, что телохранителей при министре практически не было: лишь позади него маячили два человека в штатском. Поэтому роль главного охранника Молотова взял на себя сам Комзин, который раздвигал толпу своими огромными, поистине богатырскими руками и все время повторял: — Дайте старичку пройти!» (что на самом деле звучало не слишком уважительно). В общей сложности Молотов пробыл среди рабочих не менее получаса. Затем министр поблагодарил людей за общение, в сопровождении Комзина прошёл сквозь толпу к своей машине и уехал в Куйбышев.
А в середине октября 1957 года Ставрополь посетил секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, который должен был выяснить возможность официальной сдачи ГЭС к 40-летию Великого Октября. С приездом Брежнева оказался связан весьма любопытный эпизод. Понятно, что к визиту секретаря ЦК КПСС областные руководители готовились очень серьёзно. В частности, первый секретарь Куйбышевского обкома Михаил Ефремов поручил Комзину достать большую белугу, так как о Леониде Ильиче ходила слава великого гурмана. В свою очередь, Комзин дал такое же задание начальнику отдела рабочего снабжения (ОРСа) «Куйбышевгидростроя». Однако напрасно торговый руководитель ездил по местным рыболовецким бригадам. Рыбаки его уверяли, что после подъёма уровня водохранилища все белужьи ямы оказались на такой глубине, что достать из них царь-рыбу стало невозможным.
И тогда начальник ОРСа пошёл на крайние меры: при содействии лагерного начальства он собрал бригаду заключённых, занимавшихся снабжением лагерей рыбой. Через пару дней добытчикам улыбнулась удача: из глубокого волжского омута неподалёку от села Моркваши они вытащили 200-килограммовую белугу, которую вскоре торжественно продемонстрировали начальству.
Царь-рыбу поместили в холодильник ОРСа и стали ждать приезда высокого гостя. Однако Брежневу не удалось договориться с руководством «Куйбышев-гидростроя — об открытии ГЭС к знаменательной дате, и его визит получился скомканным. Белужьей ухи будущий генсек отведал только раз, причём на её приготовление ушло всего пять килограммов рыбы. А когда Брежнев уехал на аэродром. Комзин вызвал начальника ОРСа и спросил, куда он девал остальную часть белуги. Торговый начальник развёл руками и сказал, что остатки царь-рыбы протухли и их пришлось выбросить. И лишь через много лет ушлый торговец признался, что он откровенно сжульничал. На самом деле начальник ОРСа разрубил деликатес на куски и положил их в бочки, которые закопал в снегу на базе отдыха. Затем в течение зимы он со своими друзьями регулярно лакомился в баньке белужьей ухой, естественно, под водочку.

Ордена для заключённых

На торжественную церемонию открытия Куйбышевской ГЭС 10 августа 1958 года на специальном поезде приехал сам Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв. Руководителя партии и правительства сопровождали секретари ЦК КПСС Леонид Брежнев, Михаил Суслов. Борис Аристов, Дмитрий Полянский и множество других лиц пониже рангом.
В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР новый энергообъект получил название Волжской ГЭС имени В.И. Ленина. В соответствии с другими указами более пяти тысяч участников гидростроительства удостоились государственных наград, а 25 из них было присвоено звание Героя Социалистического Труда, в том числе и Ивану Комзину. Гораздо менее известно, что ордена и медали получили также свыше сотни заключённых, наиболее отличившихся при строительстве. Многие другие лагерники, работавшие на этой «стройке коммунизма», специальным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1958 года были освобождены от дальнейшего пребывания в местах заключения, а ещё нескольким тысячам сократили лагерные сроки.

Журнал: Тайны 20-го века №38, сентябрь 2010 года
Рубрика: Глобальные проекты
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: строительство, СССР, Тайны 20 века, река, Куйбышев, Волга, Жигулёвсеие горы, ГЭС, Ставрополь, водохранилище, элекстростанция




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.